Почему Баранкин не хочет быть человеком ? Человеком быть…

Почему Баранкин не хочет быть человеком ?

  • Человеком быть очень тяжело. Именно поэтому Юра Баранкин и Костя Малинин на протяжении всей повести увиливают от того, чтобы быть людьми. Мы весело смеёмся над главными героями, попадающими в различные комические ситуации. Но самое интересное то, что, в кого бы ни превращались мальчишки, поведение их остаётся человеческим. И читатель симпатизирует героям, потому что они смело встречают все грозящие им опасности, рискуя жизнью, приходят на помощь друг другу. Изолированные на время от реального мира, ребята благодаря собственной дружбе поняли, как трудно, но как здорово быть человеком.
  • Бараном или баранкой быть проще
  • Горького не читал
  • Потому что он не Козлинкин
  • Школьный дворик, листья клёна, За окном — притихший класс. На урок литературы Как бы смотрим мы сейчас. Строгая Оксана Львовна, Думая о физруке, Имя «Константэн Григорьев» Мелом пишет на доске. А потом садится томно, Руки вытерев платком, И вздыхает: — Ну, ребятки, Разбирать стихи начнём. Куртуазных маньеристов Изучаем мы теперь… Что за фокусы, Баранкин! Марш немедленно за дверь! Не паясничай, Баранкин, Я с тобою не шучу. Видеть в классе хулиганов Не желаю, не хочу. Я прошу всех быть серъёзней. Иванов, что за хи-хи? Все Григорьева учили? Кто готов читать стихи? Молодец, Мардалейшвили, Что ты выбрал? А, «Живот»… Понимаю. Ты ведь полный, Тема за душу берёт. Так. Спасибо. Удальцова, Что ты выбрала? Ага… Значит, «Ангел алкоголя»? Тоже тема дорога? Хорошо. Садись на место. А теперь Ершов Иван Пусть читает. Что ты выбрал? Всё понятно, «Чемодан». Да, в стихах у Константэна Есть гротеск и есть лиризм, Есть патетика и ёмкость Слога, есть и гуманизм. Что, Баранкин, стыдно стало? Ладно, быстро в класс шагай, Только больше ты Петрову За косички не тягай. Кстати, раз уж ты вернулся, Может, нам стихи прочтёшь? Хочешь -э-э — «Рецепт успеха»? С выражением? Ну что ж… Ох, какое выраженье! Ох, опять, а вот опять… Вся я как-то покраснела. Ну, Баранкин, ставлю пять. Ты что выучил, Тимошкин? Снежную… чего-чего? Как мне быть, не знаю прямо. Это что за баловство? Дай-ка загляну в программу, Присланную из Москвы. Да, там есть названье это… Знаете, ребята, вы Посидите тут тихонько, Я же к завучу пойду И спрошу, читать ли в классе Эту… Снежную… у-у… И Оксана Львовна вышла, Вниз по лестнице пошла, Но не к завучу, однако, — поважнее есть дела. Шла Оксана Львовна робко, Прячась от учеников, Вниз, к огромному спортзалу, Возбудившись от стихов. Как физрук её увидел, Сразу же в объятьях сжал И повёл к себе в подсобку, Где всех женщин ублажал. А в десятом-а Тимошкин Песню «Снежная а-а» Пел по книжке увлечённо Прям до самого звонка. А Ершов сыграл с Петровой В перекрёстный онанизм… Так вот изучали в школе Куртуазный маньеризм. Константэна изучили Быстро, но, в конце концов, Впереди и монстр Добрынин, И брутальный Степанцов. …Школьный дворик, листья клёна, за окном — десятый класс. На урок литературы заглянули мы сейчас. Константэн Григорьев

Предыдущий:

Следующий: