Какова политическая роль российского дворянства в начале ХХ века? Представители…

Какова политическая роль российского дворянства в начале ХХ века?

  • Представители дворянства составили кадровый костяк дореволюционного Русского монархизма. Все они выступали за сохранение и творческое развитие сословности, не боялись заявлять о своих естественных социальных интересах, связывая, в тоже время, данные интересы с интересами всей традиционно-патриархальной России. Многие наблюдатели из числа правых убеждены, что Русское консервативное дворянство замкнулось в начале XX века на собственных корпоративных устремлениях, отойдя от защиты самодержавия. Однако факты свидетельствуют об обратном. Именно корпоративная организация «Постоянный совет объединенных дворянских обществ» (39 губернских собраний) , придерживающаяся самых правых воззрений, просуществовала в качестве реальной политической силы вплоть до февраля 1917 года, тогда как всесословные движения черносотенцев потеряли свой вес еще до начала первой мировой войны. Его руководители направляли деятельность правых депутатов IV Государственной Думы, противостоя активности Прогрессивного блока, то есть реально сопротивлялись натиску либералов. Показательно, что Государь пошел на временный роспуск думы в сентябре 1915 года лишь после того, как убедился в полной поддержке этой меры со стороны Постоянного Совета. Даже в 1916 году, когда в организации активизировались пролиберальные силы, она продолжала выступать против «ответственного министерства» , сохраняя верность принципу неограниченной монархии.Другое дело, что многие представители дворянства, в том числе и сохраняющие верность правой идее, постепенно отходили от своего сословного «архетипа» . Прежде всего, это выразилось в «обуржуазивании» части русской аристократии, стремлении заниматься несвойственными дворянству видами хозяйственной деятельности. Из сборника “Статистика акционерного дела в России” (СПб. , 1903, Вып. 4. Составитель Н. Е. Пушкин) следует, что в начале XX века потомственные дворяне занимали 811 должностей председателей, директоров, членов и кандидатов в члены советов и правлений акционерно-паевых обществ. При этом лишь 15% из них были заняты в традиционно «дворянской» отрасли — переработке сельскохозяйственных продуктов. А вот в деятельности банковских, страховых и ломбардных предприятий участвовало уже 16,5% от названного выше количества, в транспортных объединениях — 16%, в компаниях в тяжелой и добывающей промышленности — 19,5%. Вообще дворянство «материализовывалось» , снижало свой героический пафос военного, служилого сословия. Для него все более и более характерным становился интерес к экономике, технике, в чем не было бы ничего неестественного, если бы это не происходило в ущерб рыцарскому началу, главному в сословной судьбе аристократа. Данный процесс иллюстрирует П. Н. Краснов устами революционерки Софьи Бродович — персонажа своего романа «Опавшие листья» : «Вы, дворянство, владели массой, пока были дворянами. Но вы перестали быть ими. В погоне за земными благами вы стали думать, что деньги сила, и вы, дворяне, потеряли свою настоящую силу, которая была в красоте и благородстве.. . Как полагаете вы, что заставляло кружевницу всю ночь сидеть и плести кружева, чтобы украсить свою барышню-невесту?. . И еще песни петь?. . Почему, когда едет Александр Александрович (Александр III) с Марией Феодоровной, народ срывает шапки с голов, кричит «ура» и бежит за санями? Потому, коллега, что была сказка о белой и черной крови, о синей и красной крови, потому что были принцы и Сандрильоны, потому что были избы со спертым воздухом и роскошные дворцы. Этого не стало! Когда вы, дворяне, покинули свои дворцы — вы перестали быть дворянами. Когда я увидела на Морской вывеску: “Техническая контора князя Темишева”, когда я узнала, что князь Хилков ездит на паровозе за машиниста, я поняла, что вы — конченые люди. Вы сняли с себя княжеские короны и стали в толпу».
  • В начале ХХ века деятельность корпоративных организаций дворянства особой активностью не отличалась. Экономическая и политическая разобщенность дворянства, его социальная пассивность, утрата некоторой его частью связей с местной жизнью были причинами равнодушного отношения к дворянским собраниям. Специфика времени, надвигающаяся нестабильность высшей власти заставили поместное дворянство высказать свое отношение к насущным социально-политическим и экономическим проблемам. В условиях усиливающегося кризиса дворянство должно было определиться как заинтересованная сословно-социальная сила. Вопрос, что предпринять для спасения дворянства, все чаще обсуждается на дворянских собраниях. Постепенно происходит процесс политической дифференциации поместного дворянства, вырабатывается программа действий. Миропонимание, этика и поведение поместного дворянства резко различались в зависимости от того, делались ли они земцами или оставались просто дворянами. В дворянском собрании они были у себя дома, в своем тесном кругу, куда можно было не пустить представителей печати, и, не оглядываясь на “хоры” разночинцев и мужиков, откровенно обсуждать любые вопросы. В сознании-наследии поместного дворянства укоренились такие специфические черты, как убежденность в своем “праве” эксплуатировать крестьян, скептическое пренебрежение “буржуазностью”, презрение к черному труду и хозяйству. Дворянство видело в своих поместьях чистую обузу, земля отдавалась в аренду или управлялась приказчиками. Кроме того, большая часть дворянства еще не приспособилась к новым условиям хозяйства, ограничивалась нерациональной эксплуатацией земли и “запустение их поместий, разорение их гнезд, долги и бедность дворянства явились лишь логическими последствиями его неприспособленности”. Дворянское землевладение стремительно убывало. Принцип “земля родит сама” не способствовал уважению к собственности помещика, как не имеющий под собой логического оправдания и являющийся источником бедствий для крестьян.Элитарное сознание дворянства подсказывало ему необходимость и желательность опеки и патронажа крестьянства. Идея о заранее предопределенной роли для каждого сословия прочно вошла в сознание каждого дворянина. Чувство сословного превосходства являлось причиной высокомерного отношения к низшим слоям общества. Оно не давало увидеть в крестьянстве какую-либо социальную силу. Мифы о дремучей отсталости и невежестве народа с его “природной” верой в царя, “о добром барине” пришли в столкновение с действительностью. Дворяне в начале ХХ века считали, что погасить революционное движение можно или путем репрессий, или путем частичных уступок. Дворянское понимание крестьянского мира было ограничено, “видят быт, видят психологию, но того, что за бытом и психологией – тысячелетние традиции, религиозный мир крестьянства — “христианство” – еще не чувствуют”. К тому же в сознании поместного дворянства продолжали сохраняться иллюзии о том, что крестьянство остается сплошной социальной опорой самодержавного строя. Однако уже в первые месяцы революции 1905-1907 гг. многие помещики вместо покорных к повиновению “мужиков” с удивлением увидели в своих имениях крестьян, объединенных стремлением покончить с “живыми” остатками крепостничества. Эти действия крестьян вселяли страх в помещиков, которые в большинстве своем вели паразитический образ жизни и лишь изредка вспоминали рассказы своих дедов о страшных для дворян днях Крестьянской войны под руководством Е. И. Пугачева. Дворяне привыкли к тому, что крестьяне обычно робели в их присутствии. Грубый окрик, нажим с помощью царской администрации были в большинстве случаев эффективным средством для подавления недовольства. Защищая “святая святых” – частную собственность на землю, они призывали правительство любыми средствами навести в деревне порядок. ..
  • …Под влиянием революционных процессов резко изменились психологические приоритеты, умонастроения и реакции на происходящие события как крестьян, так и дворян. Между ними нарастали тенденции взаимного неприятия, непонимания, страха и озлобления. Убеждение о правомерности насилия было сильно в сознании дворянства, которое в большинстве своем считало, что “кнут — не мука, а впредь наука”. Сохранявшаяся в сознании дворянства старая иллюзия о сердечных отношениях помещиков с крестьянством была разбита приговорами: “чтобы они уехали из деревни и назад не возвращались”. Миф о “добром барине, отце и защитнике” крестьянина был разрушен. На требования помещиков “навести порядок” правительство отвечало предоставлением губернаторам особых полномочий “по охране государственного порядка в губернии и общественного спокойствия”. Для “благотворного успокоения умов” губернаторы предлагали уездным и губернским предводителям дворянства объявлять и разъяснять крестьянам смысл царских манифестов. Безусловно, складывающаяся ситуация в русской деревне накладывала сильнейший отпечаток на политические воззрения и сознание дворян. Поэтому период либеральных мечтаний и революционной фразеологии у них был кратковременным. Как только над экономическими и политическими правами и привилегиями помещиков нависала серьезная опасность, они перешли от либеральной болтовни к более эффективным и давно проверенным методам защиты своей собственности. Земские и дворянские собрания единогласно принимали решения о необходимости присылки войск для подавления крестьянского движения. Вместе с тем, дворяне понимали, что сословие слишком слабо как для противодействия революционному движению, так и правительству. Как отмечалось в периодической печати, дворянство стало для многих “бельмом на глазу”, оно тормозило развитие земских и государственных идей. Привычка к определенному укладу жизни и образу мысли не давала большей части помещиков возможности «перепрыгнуть» через свой крайний консерватизм. Принципиально не желая допускать компромиссы, они мечтали о консервации сложившихся устоев и возвращении привычной старины. Они занимали пассивную позицию, не предлагали никакой реальной программы переустройства страны. Кроме того, источником своих бед крайние консерваторы считали некомпетентное правительство и Государственную Думу. III Государственная Дума не сделала ничего для дворянства, “а сделать для него ввиду все учащающихся случаев разорения дворян следовало бы многое”. Более умеренные консерваторы, признавая необходимость эволюции и приспособления к современности, тем не менее не находили приемлемых решений для поставленных жизнью задач. Помещики-либералы постепенно отходили все дальше от своих собратьев-консерваторов. Они пытались найти союзников среди других сословий и выработать программу действий, отвечающую интересам развития страны по капиталистической модели. В глазах консервативного дворянства они стали не только политическими противниками, но и изгоями, не достойными дворянского звания. Четкую, созидательную программу переустройства России поместное дворянство выработать не смогло, его требования были непоследовательны и половинчаты. Характер дворянской оппозиции не представлял угрозы для самодержавия. Ослабление его экономических и политических позиций, нараставшие противоречия в среде дворянских обществ, отсутствие единства в программе действий, утопизм дворянских проектов свидетельствовали об обострении противоречий внутри господствующего класса, ослаблении социальной и политической роли дворянства. Дворянство упустило свой исторический шанс, не сумело преодолеть кризис, не разглядело момента, когда вопрос об уменьшении привилегий дворянства уступил место вопросам жизни и смерти.Вот еще реферат: http://ref.net.ua/work/det-12829.html
  • процесс гниения усиливать..своим наличием..

Предыдущий:

Следующий: