Что явилось истинной причиной завоевания Казанского и Астраханского…

Что явилось истинной причиной завоевания Казанского и Астраханского ханств Иваном Грозным?

  • накатило что-то, вот и пошел войной
  • Как известно, игральные карты были впервые придуманы в России думским дьяком Степаном Бутлером. Царю Ивану Грозному очень понравилась новая игра, и он пообещал щедро наградить изобретателя, выполнив любую его просьбу. Степан же Бутлер, любивший закусывать квашеной капустой, попросил выдать ему столько кочанов капусты, сколько получится, если на первую карту положить один кочан, на вторую — два, на третью — четыре, на четвертую — восемь и так на каждую следующую карту вдвое больше, чем на предыдущую, до последней 36-й карты. Когда царский математик подсчитал размеры награды, то оказалось, что думскому дьяку надо выдать 236 — 1 = 68719476735 кочанов! Такое количество капусты невозможно было вырастить на скромной площади тогдашней России, а поскольку Иван Грозный любил держать данное им слово, то немедленно принялся расширять пределы царства. Это и явилось истинной причиной завоевания Казанского и Астраханского ханств.
  • Беспредельничали зело казанские и астраханские татары. Укорот им надо было дать.
  • Уже в исторических сочинениях конца XVI в. приводились веские доводы и обоснования необходимости этого завоевания и его судьбоносного значения в свете противостояния между Русью и татарами, между христианством и мусульманством, став ведущей темой новой имперской идеологии царской России, зафиксированной в летописях («Летописец начала царствования», Никоновская, Воскресенская, Львовская) и исторической публицистике (произведения А. Курбского и «Казанская история»).
  • До конца 1540-х годов русская политика по отношению к Казанскому ханству не имела территориально-завоевательного характера.В конце 40-х годов русское правительство приходит к мысли о включении Казанского ханства в состав русского государства. Корни завоевательных замыслов против Казани таились в сфере религиозного фанатизма. Духовенство, бывшее самой образованной частью русского общества, тяжелее всего переживало гнет татарского ига и больше всего скорбело о нем в проповедях, поучениях, летописях, житиях и прочих произведениях своей мысли, несмотря на то, что в материальном отношении духовенству жилось при татарах сравнительно легко. Для духовенства казанцы были теми же ненавистными «безбожными», «погаными» татарами, которые наложили на русских татарское иго, и как только русский народ почувствовал свою силу, в среде духовенства возникла мысль о мести и о борьбе с иноверцами-мусульманами. Поэтому не удивительно, что первый открытый намек на завоевательную политику послышался из уст главы русского духовенства, митрополита Даниила, который в 1523 году сказал, что «великий князь всю землю казанскую возьмет». Русское правительство прислушалось к тому, что ему было подсказано духовенством, и через 25 лет эти слова стали очередной программой русской политики. Цитата: «…Макарей митрополит да владыка Крутицкий Савва с своим собором приехали в Володимер, и царя великого князя Ивана Васильевича митрополит благословил на земское дело итти, на клятвопреступников Казанцев… » (Царственная книга)К 1547-1549 годам относятся политические проекты Ивана Пересветова, которые легли в основу государственной деятельности Ивана IV. В области внешней политики И. Пересветов, тесно связанный с правительством митрополита Макария, требовал завоеваний. Казанское царство казалось Пересветову «подрайскою землицей, всем угодною», и он весьма цинически заявляет, что «таковую землицу угодную» следовало бы завоевать, даже если бы она с Русью «и в дружбе была». А так как казанцы, кроме того, и беспокоили Русь, то значит, и предлог есть отличный, чтобы с ними расправиться. Писатель XVI в. за 300 лет безжалостно разбил ту, хорошо нам знакомую, историческую схему, которая из интересов государственной обороны делала движущую пружину всей московской политики: уже для Пересветова эта «государственная оборона» была просто хорошим предлогом, чтобы захватить «вельми угодные» земли». Завоевательная политика была результатом совпадения интересов дворян-помещиков, духовенства и торгово-промышленного капитала. Эта политика была впервые сформулирована И. Переесветовым, на долю которого выпадает честь считаться изобретателем русского империализма, осуществление же этой программы было проведено в жизнь правительством митрополита Макария. Руководитель правительства — фанатик, в 1536 году крестивший в Новгороде и Пскове татарок, сидевших в тюрьме, консерватор, председательствовавший на Стоглавом соборе, который укрепил реакционное направление в русской церкви, патриот, провозгласивший русского государя царем, пошел навстречу завоевательным проектам, автор которых совсем не был фанатиком, и программа И. Пересветова была принята правительством митрополита Макария, как в общем, так и в деталях. Трудно поэтому смотреть на челобитные И. С. Пересветова только как на памфлет — как думают обыкновенно: серьезность, с которой отнеслось правительство к этим проектам заставляет видеть в них не памфлет, а деловую программу. А Астраханское Ханство Иваном Грозным завоевано не было, ибо сдалось без сопротивления. На этом фоне празднование, например, башкирами 450-летия «добровольного вхождения» выглядит по меньшей мере смешно… ибо не добровольно это было…



Предыдущий:

Следующий: