Почему Бабу ЯГУ зовут имменно ЯГОЙ??

Почему Бабу ЯГУ зовут имменно ЯГОЙ??

  • От древнерусского слова «ягать» — ругаться.
  • Яга=Я ГАдина
  • Баба-яга «Энциклопедия «Мифы народов мира»» ба’ба-яга’ (польск. jędza, чеш. jezinka, «лесная баба», ср. старосерб. jeza, «болезнь», «кошмар» и т. п.), в славянской мифологии лесная старуха-волшебница. Согласно сказкам восточных и западных славян, Б.-я. живёт в лесу в «избушке на курьих ножках», пожирает людей; забор вокруг избы — из человеческих костей, на заборе черепа, вместо засова — человеческая нога, вместо запоров — руки, вместо замка — рот с острыми зубами. В печи Б.-я. старается изжарить похищенных детей. Она — антагонист героя сказки: прилетев в избу и застав в ней героя, вырезает у него из спины ремень и т. п. Кроме образов Б.-я. воительницы и похитительницы, сказка знает и образ дарительницы, помощника героя. У Б.-я. одна нога — костяная, она слепа (или у неё болят глаза), она — старуха с огромными грудями. Связь с дикими зверями и лесом позволяет выводить её образ из древнего образа хозяйки зверей и мира мёртвых. Вместе с тем такие атрибуты Б.-я., как лопата, которой она забрасывает в печь детей, согласуются с обрядовой интерпретацией сказок о ней как о жрице в обряде посвящения подростков (см. Инициация и мифы). Персонажи, сходные с Б.-я., известны в германской, греческой и других мифологиях.
  • Существует и иная трактовка. (см. [1]). Согласно ей, Баба-Яга — персонаж не исконно славянский, а заносной, привнесенный в русскую культуру солдатами из Сибири. Первым письменным источником о ней служат записи Дж. Флетчера (1588) («О государстве русском в главе о пермяках, самоедах и лопарях» (Н. Веселовский. «Мнимые каменные бабы» , Вестник АИ, Спб. , вып. 195)): «Что касается до рассказа о Золотой Бабе или Яге-бабе, о которой случалось мне читать в некоторых описаниях этой страны, что она есть кумир в виде старухи, дающей на вопросы жреца прорицательные ответы об успехе предприятия или о будущем, то я убедился, что это простая басня» . Согласно этой позиции, имя Бабы-Яги связано с названием определённого предмета. В «Очерках Берёзового края» Н. Абрамова (СПб, 1857) есть подробное описание «яги» , которая представляет собой одежду «наподобие халата с откладным, в четверть, воротником. Шьётся из тёмных неплюев, шерстью наружу. … Такие же яги собираются из гагарьих шеек, перьями наружу… Ягушка такая же яга, но с узким воротником, надеваемая женщинами в дороге» (аналогичное толкование в тобольском происхождении даёт и словарь В. И. Даля) . Образ Бабы-Яги связан с легендами о переходе героя в потусторонний мир (Тридесятое царство) . В этих легендах Баба-Яга, стоящая на границе миров (костяная нога) служит проводником, позволяющим герою проникнуть в мир мёртвых, благодаря совершению определённых ритуалов. Еще одним вариантом прототипа сказочной старухи можно считать и одетые в меховые одежды куклы-иттармы, которые устанавливаются ещё и в наши дни в культовых избушках на опорах. С точки зрения сторонников славянского (классического) происхождения Бабы-Яги, немаловажным аспектом этого образа видится принадлежность её сразу к двум мирам — миру мёртвых и миру живых. Известный специалист в области мифологии А. Баркова интересно трактует в связи с этим происхождение названия курьих ног, на которых стоит изба знаменитого мифического персонажа: «Её избушка „на курьих ножках“ изображается стоящей то в чаще леса (центр иного мира) , то на опушке, но тогда вход в неё — со стороны леса, то есть из мира смерти. Название „курьи ножки“ скорее всего произошло от „курных“, то есть окуренных дымом, столбов, на которых славяне ставили „избу смерти“ небольшой сруб с прахом покойника внутри (такой погребальный обряд существовал у древних славян ещё в VI—IX вв.) . Баба-Яга внутри такой избушки представлялась как бы живым мертвецом — она неподвижно лежала и не видела пришедшего из мира живых человека (живые не видят мёртвых, мёртвые не видят живых) . Она узнавала о его прибытии по запаху — „русским духом пахнет“ (запах живых неприятен мёртвым)» . «Человек, встречающий на границе мира жизни и смерти избушку Бабы-Яги, продолжает автор, как правило, направляется в иной мир, чтобы освободить пленную царевну. Для этого он должен приобщиться к миру мёртвых. Обычно он просит Ягу накормить его, и она даёт ему пищу мёртвых. Есть и другой вариант — быть съеденным Ягой и таким образом оказаться в мире мёртвых. Пройдя испытания в избе Бабы-Яги, человек оказывается принадлежащим одновременно к обоим мирам, наделяется многими волшебными качествами, подчиняет себе разных обитателей мира мёртвых, одолевает населяющих его страшных чудовищ, отвоёвывает у них волшебную красавицу и становится царём» . (Энциклопедия «Славянская мифология и эпос» , ст. «Верования древних славян» ) Благодаря текстам сказок можно реконструировать и обрядовый, сакральный смысл действий героя, попадающего к Бабе-Яге. В частности, крупнейший специалист в области теории и истории фольклора В. Я. Пропп, исследовавший образ Бабы-Яги на основе массы этнографического и мифологического материала, обращает внимание на очень важную по его мнению деталь. После узнавания героя по запаху (Яга слепа) и выяснения его нужд, она обязательно топит баню и выпаривает героя, совершая таким образом ритуальное омовение. Затем кормит пришедшего, что тоже представляет
  • БАБА ЯГА Образ Бабы Яги по– прежнему пользуется заслуженной популярностью. Сегодня её имя, внешность, слова и поступки рассматривают со всех сторон, находя положительные объяснения для многих ранее неприглядных моментов. Например, предполагается, что попытка Яги засунуть детей в печь на лопате не есть желание их скушать, но доброе намерение провести обряд «припекания младенца». Вывод спорный, но показательный, в смысле общих тенденций — Ягу больше никто не боится (разве только посетители младших групп детсада, да и то выборочно). И это есть хорошо и правильно, потому что это знак преодоления общественным сознанием тысячелетней навязанной извне демонофобии. Давно замечено, что в волшебных сказках образ Яги неоднозначен, и колеблется от помощницы до вредительницы. Говоря словами замечательного русского фольклориста Н.В. Новикова «Мы разделяем точку зрения тех учёных, которые из двух сказочных Ягишен – антиподов, наиболее архаичным типом считают Бабу-Ягу – дарительницу. Мифологическая сущность доброй Бабы-Яги не подлежит сомнению. Она всегда изображается в сказках всемогущей, мудрой и вещей старухой, полновластной «хозяйкой леса», грозной повелительницей зверей, птиц, гадов и насекомых. В её чудесных возможностях – защищать невинно гонимых и обездоленных, награждать смелых, храбрых и решительных, жестоко наказывать злых, жадных, завистливых, эгоистичных, ленивых и коварных. Есть основание предполагать, что генетически образ Бабы-Яги восходит к эпохе матриархата, где она, по-видимому, почиталась всесильным божеством – покровителем женского рода» («Образы восточнославянской волшебной сказки». Л. 1974. С. 180). С некоторых пор общественное сознание медленно, но верно начинает предпочитать древнейший образ положительной Яги, очищая его от шелухи, приставшей на долгом историческом пути. Тут главное – не перестараться, не переусердствовать в своём благородном рвении, не исказить изначальную суть мощного образа, созданного русским народом. Этой проблеме посвящена нижеприведённая статья.
  • Думаю, искаженное Яхве/Иегова. Антипод Бога, сатанинское существо.

Предыдущий:

Следующий: