Кто такая Эсклармонда, графиня де Фуа? Где жила? Чем известна?

Кто такая Эсклармонда, графиня де Фуа? Где жила? Чем известна?

  • Наряду с Жанной д’Арк, Орлеанской девой, она считается одной из самых знаменитых женщин французского средневековья. Была наставницей альбигойцев-катаров (еретическое движение в Южной Франции XII–XIII вв.) . По преданию – хранительница чаши святого Грааля. в семье доблестного графа Роже Бернара I де Фуа и Сесиль Безье около 1155 -1160 годов и родилась дочь, Эсклармонда. В 20 лет отец выдал ее замуж за знатного и богатого вельможу Журдена де Лисля, виконта же Жимоэз, владевшего огромными земельными угодьями по обе стороны Пиренеев. Слыла она супругой «любящей и верной» и родила шестерых детей: трех дочек — Эскаронью, Обику и Филиппу, и трех сыновей – Бернара-Жордана, Жордана и Отон-Бернара. В 1187 году, незадолго до смерти, Роже Бернар I завещал своей любимице развалины древнего замка на горе Монсегюр, чтобы она стала там «госпожой и повелительницей» . Эсклармонда в свою очередь передала Монсегюр в лен своему вассалу Раймону де Перею вместе с большой суммой денег, повелев восстановить святыню, с древнейших времен почитаемую как храм Солнца. Через семь лет после отца бренный мир покинул и ее супруг. Дети были уже взрослыми, и больше ничто не привязывало виконтессу к мирской жизни. И она, поделив между ними богатейшее наследство, вернулась домой, в графство Фуа, во главе которого стоял ее брат Раймон-Роже, правая рука графа Раймонда VI Тулузского. В том же, 1204 году, в местечке Фанжо, при большом скоплении народа виконтесса вступила в лоно катарской церкви, облачившись в скромное черное одеяние. Руководил церемонией глубокоуважаемый катарский епископ Жилабер де Кастр. Раймон-Роже построил для нее в местечке Памье дом под названием «Кастеллар» , походивший на монастырь, живущий по принципам трудовой общины. В доктрине катаров важное место уделялось ежедневному труду: человек, в том числе и знатный, был обязан постоянно заниматься каким-то делом. И Эсклармонда тоже делила свое время между жизнью внутренней – чтением Евангелия, размышлениями над теологическими трактатами катаров, и жизнью внешней. Она неустанно разъясняла основы вероучения множеству людей, стекавшихся сюда со всей Европы и месяцами пользовавшихся ее гостеприимством, поддерживала, утешала, врачевала. На свою часть наследства она построила школы, мастерские, приюты, готовые принять первых жертв витавшей в воздухе войны между севером и югом Франции. История донесла до нас сообщение об ее участии в теологической дискуссии, так называемой ассамблее, которые пока еще проводились между католиками и катарами. Аргументы и пыл, с которым она отстаивала свои воззрения, так восхитили единомышленников, что цистерианский монах брат Этьенн де Минеа грубо прервал ее: «Госпожа, прядите свою пряжу! Вам не следует говорить на этой ассамблее! «. Судя по строкам песни, оставленной нам Гийомом Монтанаголем, люди боготворили ее. «Госпожа Эсклармонда, вы воистину даруете свет миру» , — пел знаменитый трубадур, и вся Окситания знала, о ком идет речь. Ведь «Es clara e munda» означает «несущая свет миру» . «Тот, кто взовет к вам, не подвергнется злу целый день» , — повторяли вслед за трубадуром окситанцы и с радостью называли так своих дочерей. «ОТ ОБЛАДАНИЯ БОГАТСТВАМИ ЗЕМНЫМИ ДУША РЖАВЕЕТ» Катарская секта, к которой принадлежала Эсклармонда, пользовалась в регионе беспрекословным авторитетом и всеобщим уважением. Люди видели: эти скромные, одетые в черное люди, жили чисто и совершали достойные дела. В отличие от католической церкви, у которой была лишь одна забота – повсюду насадить силой свою власть и обогатиться, катары ставили своей главной целью очистить от искажений Учение Иисуса Христа. Считая себя последователями первых христиан, эти апологеты бедности и простоты отличались высокой требовательностью к себе и колоссальной снисходительностью к слабостям ближних. Одетые в простые черные одежды «Совершенные» – лица, достигшие высшей ступени в иерархии катарской церкви, — обходили свои приходы, поддерживая и утешая вверенную им паству. У
  • Лишь несколько женщин вошли в мировую историю под титулом «Великая» – так благодарные потомки запечатлели в веках их заслуги перед человечеством. Эсклармонда, графиня де Фуа — хранительница чаши святого Грааля*, символ сражающейся Окситании, – так величали героическую женщину, о которой трубадуры сложили красивейшие сказания. Народ, населявший в XIII веке южную Францию, боготворил свою соотечественницу. Ее пылающее огнем сердце ярко освещало мрачный период средневековья, известный сегодня под названием «альбигойские войны» . А несокрушимая воля и преданность делу истины и красоты вдохновили на подвиг сотни людей, защищавших последний оплот своей веры – замок на горе Монсегюр. В семье доблестного графа Роже Бернара I де Фуа и Сесиль Безье около 1155 -1160 годов родилась дочь, Эсклармонда конец XII – начало XIII века, в Окситании (так назывался в ту пору регион южной Франции, близкий к Средиземному морю) . В 20 лет отец выдал ее замуж за знатного и богатого вельможу Журдена де Лисля, виконта же Жимоэз, владевшего огромными земельными угодьями по обе стороны Пиренеев. Слыла она супругой «любящей и верной» и родила шестерых детей: трех дочек — Эскаронью, Обику и Филиппу, и трех сыновей – Бернара-Жордана, Жордана и Отон-Бернара. В 1187 году, незадолго до смерти, Роже Бернар I завещал своей любимице развалины древнего замка на горе Монсегюр, чтобы она стала там «госпожой и повелительницей» . Эсклармонда в свою очередь передала Монсегюр в лен своему вассалу Раймону де Перею вместе с большой суммой денег, повелев восстановить святыню, с древнейших времен почитаемую как храм Солнца. Через семь лет после отца бренный мир покинул и ее супруг. Дети были уже взрослыми, и больше ничто не привязывало виконтессу к мирской жизни. И она, поделив между ними богатейшее наследство, вернулась домой, в графство Фуа, во главе которого стоял ее брат Раймон-Роже, правая рука графа Раймонда VI Тулузского. В том же, 1204 году, в местечке Фанжо, при большом скоплении народа виконтесса вступила в лоно катарской церкви, облачившись в скромное черное одеяние. Руководил церемонией глубокоуважаемый катарский епископ Жилабер де Кастр. Раймон-Роже построил для нее в местечке Памье дом под названием «Кастеллар» , походивший на монастырь, живущий по принципам трудовой общины. В доктрине катаров важное место уделялось ежедневному труду: человек, в том числе и знатный, был обязан постоянно заниматься каким-то делом. И Эсклармонда тоже делила свое время между жизнью внутренней – чтением Евангелия, размышлениями над теологическими трактатами катаров, и жизнью внешней. Она неустанно разъясняла основы вероучения множеству людей, стекавшихся сюда со всей Европы и месяцами пользовавшихся ее гостеприимством, поддерживала, утешала, врачевала. На свою часть наследства она построила школы, мастерские, приюты, готовые принять первых жертв витавшей в воздухе войны между севером и югом Франции. История донесла до нас сообщение об ее участии в теологической дискуссии, так называемой ассамблее, которые пока еще проводились между католиками и катарами. Аргументы и пыл, с которым она отстаивала свои воззрения, так восхитили единомышленников, что цистерианский монах брат Этьенн де Минеа грубо прервал ее: «Госпожа, прядите свою пряжу! Вам не следует говорить на этой ассамблее! «. Судя по строкам песни, оставленной нам Гийомом Монтанаголем, люди боготворили ее. «Госпожа Эсклармонда, вы воистину даруете свет миру» , — пел знаменитый трубадур, и вся Окситания знала, о ком идет речь. Ведь «Es clara e munda» означает «несущая свет миру» . «Тот, кто взовет к вам, не подвергнется злу целый день» , — повторяли вслед за трубадуром окситанцы и с радостью называли так своих дочерей.
  • Историческая личность Эсклармонда де Фуа была владелицей Табора и Монсегюра ЭСКЛАРМОНДА ДЕ ФУА — (1250–1300) – французская аристократка, сестра Раймона-Роже, дочь Бернара, наставница альбигойцев, играла большую роль в движении катаров, собирала на публичные диспуты всю знать области. Враги часто называли ее “женщиной-папой”, современные французы – Великой. В поэзии известна также как “царица фей с горы Монмюр”. По легенде – хранительница Грааля, спасшая его от люциферовых войск и обратившаяся в голубку. По официальной версии погибла от рук тамплиеров при защите Монсегюра. «Крестовый поход против Грааля» Репанс Прекрасная Репанс — владычица Грааля.. . Лишь чистая дева поднять его может! Вольфрам фон Эшенбах Мне хотелось бы еще раз пересказать легенду, которую поведал мне старый пастух-горец: «Когда стены Монсегюра еще стояли, катары охраняли священный Грааль. Но Монсегюр был в опасности. Рати Люцифера уже расположились под его стенами. Им нужен был Грааль, чтобы снова заключить его в корону их властелина, из которой он выпал, когда падший ангел был повержен с небес на землю. В момент наивысшей для Монсегюра опасности с неба явился белый голубь и своим клювом расщепил гору Табор. Эсклармонда, хранительница Грааля, бросила ценную реликвию в недра горы. Гора снова сомкнулась, и так Грааль был спасен. Когда дьяволы ворвались в замок, они поняли, что опоздали. В гневе они предали огню всех Чистых неподалеку от скал, на которых стоял замок, на Camp des Cremats, поле костров… » У легенды есть и продолжение: «Огню были преданы все «чистые» , но не Эсклармон-Спрятав Грааль, она поднялась на вершину Табора, превратилась в белую голубку и полетела в горы Азии. Итак, Эсклармонда не погибла. И по сей день она живет там, в земном раю» . …в земле Этнизской, Где из Рая мирового Вытекают Тигра воды. Вольфрам фон Эшенбах Мой рассказчик-пастух выразил древнюю мудрость в своем простом повествовании. На его родине, в Пиренеях, еще можно встретить эльфов, резвящихся в лунном сиянии светлых ночей вокруг чистых горных источников. До сих пор еще на горе Табор дубы обращаются к очень далеким от Бога пастухам, давая знать о Нем шелестом листьев. Насколько могут еще считаться мистиками и поэтами потомки друидов и бардов, катаров и трубадуров, можно понять из приведенного ниже рассказа, услышанного мною от девяностолетнего крестьянина из Орнольяка, который сразу потребовал вознаграждение за свою правдивую историю. Он искренне верил, что видел в горах Табора змею, держащую во рту свой хвост и катящуюся колесом через пропасти Сабарте вверх к снежной вершине пика Монкальм. По сей день пиренейские крестьяне ощущают окружающий их мир волшебным и одушевленным. Катары и трубадуры давно мертвы. Но можно ли полностью искоренить человеческое стремление к раю и Богу? Трижды Табор был проклят, дважды был объят огнем, но через 600 лет один крестьянин из деревушки Орнольяк все равно разглядел символ вечности: змею, кусающую себя за хвост. «Эсклармонда не умерла, — сказал мне пастух на Дороге Катаров. — Она все еще жива… » [ссылка появится после проверки модератором]
  • [ссылка появится после проверки модератором] вот здесь все о ней! прочитайте, вам сюда!



Предыдущий:

Следующий: