Кто из декабристов был лицейским товарищем Пушкина? Расскажите об этом человеке


Кто из декабристов был лицейским товарищем Пушкина? Расскажите об этом человеке.

  • Это Иван Пущин. Среди тех, кто 14 (26) декабря 1825 года вышел на Сенатскую площадь, был лицейский товарищ, любимый друг Пушкина Иван Иванович Пущин. Идеи о свободе владели им с юношеских лет. Сразу после окончания лицея Пущин вступил в тайное политическое общество и был одним из деятельных его членов. Именно Пущин в октябре 1823 года рекомендовал Кондратия Рылеева в члены тайного Северного общества. До вооруженного выступления на Сенатской площади оставался год, а точнее, одиннадцать месяцев и три дня, когда судьба, как бы в награду за будущие испытания, подарила Пущину свидание с Пушкиным. 11 января 1825 года Пущин навестил в селе Михайловском на Псковщине опального поэта. И вот настал день 14 декабря, навсегда вошедший в историю. Пущин находился в первых рядах вышедших на площадь участников восстания. Был деятелен, хладнокровен, ушел с площади одним из последних в пробитом пулями дедовском плаще. Дед декабриста был адмиралом. На другой день после восстания лицейский товарищ Пущина Александр Горчаков принес ему заграничный паспорт и предложил бежать. Пущин отказался. Ожидая ареста, Пущин передал друзьям на сохранение портфель с документами. В нем среди бумаг находились и стихи Пушкина, Дельвига и Рылеева. Пущин очень боялся за их судьбу. К счастью, портфель «дождался» своего владельца. В 1857 году, через тридцать с лишним лет, П. А. Вяземский вернул его Пущину. Так были сохранены для потомков не опубликованные ранее в печати стихотворения А. С. Пушкина. Вернувшись из ссылки, Пущин написал очень ценные «Записки о Пушкине» — воспоминания, согретые горячей любовью к поэту. Рассказ о лицейской юности великого певца свободы он закончил в августе 1858 года в селе Марьино. Имя Ивана Пущина носит одна из улиц Ялуторовска.
  • А Вы поищите общество Декабристов, лет двадцать тому назад встречался с их потомками, Чеботарева писала буклет по этой теме.
  • В. К. Кюхельбекер Вильгельм Карлович (1797-1846 гг. ) известен российскому читателю как личность незаурядная: активный общественный деятель, вольнолюбивый поэт-декабрист, лицейский друг Пушкина. За участие в восстании на Сенатской площади Кюхельбекер был приговорен к долгим годам каторги, где, несмотря на все трудности и лишения, продолжал литературную деятельность. Как и у многих других литераторов «золотого века» русской поэзии, тема морской стихии занимает в творчестве Кюхельбекера особое место. С романтическим восхищением вглядывается поэт в бескрайние морские волны. В его лирике торжественно звучит гомеровский гекзаметр, мелькают образы античности, в отношении поэта к водной стихии чувствуется языческий священный восторг и философское задумчивое любование. Сон, смерть и любовь своей глубиной, загадочностью, непостижимостью родственны в поэтическом восприятии Кюхельбекера морской стихии. Снова я вижу тебя, прекрасное, светлое море; Снова глядится в тебя с неба златой Аполлон! Чистый, единый алмаз, ты горишь и, трепеща, светлеешь: Там на севере ты некогда, там, у моей Хижины тихой сияло, дрожа, и взор мой пленяло! — О благодатный Нептун! мощный и радостный бог! Пусть не гляжу на тебя в твоей полуночной, зеленой Ризе, которую ты в милой, в моей стороне Стелешь в обширную даль от священного Невского брега: Синие воды твои душу волнуют мою, Шум изумрудных пучин родимого Русского моря Сладостным шумом своим в слухе моем пробудя: Миг — и чудо! несусь из древнего града фокеян В пышные стены Петра! С ними уж, с братьями я; В мирной семье их сижу; веселым речам их внимаю; Песни слушаю их; с ними смеюсь и грущу! — О! быть может, от них вы течете, лазурные волны; Взор их, быть может, на вас в светлой дали отдыхал: Будьте ж отныне послами любви! несите на север К милым далеким мои мысли, желанья, мечты! Конец 1820 или январь 1821 С 1815 г. стихотворения К. стали появляться в «Вестнике Европы» (за подписью Вильгельм) , «Сыне Отечества», «Благонамеренном». В 1817-20 гг. К. служил в министерстве иностранных дел. В 1820 г. он поехал за границу и читал в парижском Атенее лекции о славянской литературе, приостановленные по требованию русского посольства, как слишком либеральные. В 1822 г. К. служил на Кавказе при Ермолове; близко сошелся там с Грибоедовым. В 1823-1825 гг. он жил в Москве, где, вместе с кн. Одоевским, издал четыре книжки сборника: «Мнемозина». К. участвовал в заговоре декабристов и стрелял, на Сенатской площади, в вел. кн. Михаила Павловича; затем он бежал и, намереваясь скрыться за границу, прибыл в Варшаву, где был узнан по приметам, сообщенным его бывшим другом — Булгариным. Приговоренный к смертной казни, он был помилован, по просьбе вел. кн. Михаила Павловича, и осужден на вечные каторжные работы, замененные одиночным заключением в Шлиссельбурге и Кексгольме. Материально К. не особенно нуждался, получал книги и только не мог печатать своих произведений, несмотря на заступничество Жуковского. Незадолго до смерти, К. , по свидетельству Греча, был перевозен в имение своей сестры, где и умер. К. , не выделяясь талантом, не мог выбиться из оков старой школы: произведения его писаны тяжелым языком и испещрены массой славянизмов. В роли политического деятеля, которую он надеялся сыграть, он был совершенно искренен, хотя сильно увлекался, за что Пушкин сравнивал его с Анахарсисом Клоотсом. Отдельно К. напечатал: «Смерть Байрона» (М. , 1824); «Шекспировы духи», драматическая шутка (СПб. , 1825); «Ижорский», мистерия (СПб. , 1825). В «Русской Старине» (1875 и 1878 гг. напечатаны извлечения из его дневника и поэма, писанная им в 1842 г. : «Вечный жид». Ср. Греч, «Записки не-декабриста» (Б. , 1862 и «Русский Вестник», 1868, № 6; пристрастная и часто несправедливая характеристика) . фото здесь http://er3ed.qrz.ru/kyuhelbeker.jpg



Предыдущий:

Следующий: