История колыбельной песни? Что значит «убаюкать»?


История колыбельной песни? Что значит «убаюкать»?

  • слово баить означало — говорить… . стало быть убаюкать это уговорить
  • В славянских колыбельных песнях самым распространённым животным был кот. У древних славян даже существовал обычай класть в колыбель кота, чтобы ребёнок лучше спал. Кота зовут качать ребёнка, обещая ему всякие награды: Уж ты котенька-коток, Котя серенький хвосток, Приди, Котик, ночевать, Нашу деточку качать. Я тебе коту, коту За работу заплачу, Дам кувшин молока Да кусок пирога. Во многих песнях параллельно изображаются колыбель, одежда ребёнка и кота, причём у ребёнка всегда всё лучше. Кроме кота, в колыбельных встречаются гули-голуби, грачи, собаченька, серенький волчёк
  • Ритмика колыбельных песен монотонно-успокаивающая. Ее многократно повторяющийся рисунок, изредка позволяющий импровизационную вольность, идет от моторности действия. Мерно раскачивая люльку, тихо напевает женщина однообразную ритмически, незатейливую или прихотливую мелодию, чтобы скорее заснул младенец. Сон и смерть в понятии древних были двумя схожими качествами одного состояния — покоя. В мышлении народа также явно прослеживается равнозначность люльки и гроба. Форма люльки напоминала форму гроба. Умирающий человек, как и засыпающий ребенок, не могли сами молиться, и чтобы души их были спокойны, уходили в благостные миры, за них молились родные. Поэтому так важно было отпевание усопших и опевание отходящих ко сну. Баюкающие песни, прибаютки, по своему образно-музыкальному строю имеют древнюю основу заговора, приближаются к молитвенному состоянию. От них пошло выражение «кот баюн» , так как «баить» — значит «говорить» , «баю, баю» — равно «говорю, уговариваю, шепчу, знахарю, заговариваю (что подтверждается в словаре В. Даля) на сон грядущий, чтобы мой ребенок уснул и рос бы крепким и здоровым» . «Убаюкать» — значит заговорить от порчи и сглаза. Баюшки именно распевались матерью ночью над младенцем, т. е. произносились в определенном ритме, метре, звуковысотности, с элементами рифмы, так как наши предки знали, что слово, сказанное необычным способом, произнесенное со значимостью, гораздо белее весомо, влиятельно и имеет большую силу, чем обыденная речь. Часто присутствие в колыбельных темы смерти вызывает испуг и недоумение современного человека, но древнее понимание мира совершенно отлично от последующего, оно более мудро и глубоко. Ночь была не страшна, так как естественна. После нее приходит утро. Так же как человеку необходим сон, после него наступает пробуждение. Отсюда идет понятие о бессмертии души, о ее вечном возрождении в новой жизни. В четком ритме вращаются небесные светила, бесконечное количество раз вьется спираль Времени, разворачивается спираль эволюции человека. Более совершенным должен он родиться на земле, обновленным, восстановившим силы проснуться ото сна. И помогает ему в этом, посредством пения, подключение к вечной гармонии неба. Колыбельные песни — тот чистый родник, который питает самые глубокие, самые потаенные корни древа всей последующей жизни человека. Поэтому нужно собирать, хранить и как можно чаще петь их нашим детям.
  • Первый опыт научного исследования колыбельной песни предпринял А. Ветухов, опубликовавший в трех выпусках «Этнографического обозрения» свое пятидесятистраничное исследование «Народные колыбельные песни» (Ветухов 1892). Несмотря на критическое отношение к данной работе, в целом следует признать, что А. Ветухов первым исследовал не единичные жанровые образцы, а значительный репертуар колыбельной песни разных традиций. К тому же А. Ветухов, правда, весьма спорно и неопределенно, но связал текст и контекст, жанр и сопутствующую ему ситуацию. (iii) Предложены функции колыбельной: успокоительная («Мать поняла врожденным путем — нужны умиротворяющие, светлые и монотонные песни. Так создалась форма колыбельной песни») и воспитательную («воспитательные задачи»). Статья А. Ветухова со всеми ее ограничениями на долгие годы определила научный подход к исследованию жанра. «Ограниченность» возникла из двух начал: мать-пестунью определили исключительно в «тяжелейшем» положении, и жанр, и его образы толковались и комментировались с позиции отражения действительности. Именно отражения крестьянской жизни, а не функциональной проекции традиционного мировоззрения. А. Ветухов первоначально описывает образы колыбельных песен, разделяя их на одушевленные и неодушевленные. Но логика комментария весьма своеобразна. Исследуя «мир животных» в колыбельной, А. Ветухов считает, что они присутствуют в колыбельной по причине их реальной близости к ребенку в избе: кот — «непременный обыватель избы», голубя всегда слышно, куры «почти всю зиму живут в избе», козел «… нередкий гость и в избе. Благодаря этому в колыбельных песнях козел занял довольно видное место», бычок — «О нем вспоминает мать в песне, по-видимому, лишь перед разлукой с ним, вызванной, быть может, крайней нуждой, так как простолюдин очень неохотно расстается со своим хозяйством». Отметим небогатый этнографический опыт автора (в избе он поселяет даже козла) , а присутствие такого популярного образа колыбельной песни как волчка не объясняет вообще. Если же описывается характер и действие образа, то А. Ветухов включает в рассуждение воспитательный аспект. Так в мотиве избиения кота лихой мачехой он видит параллель с материнскими настроениями, а поскольку «голуби не могут иметь каких-либо пороков, а значит у матери нет оснований, или лучше сказать, повода делать наставления и нравоучения, как это мы видели в песнях о коте. » (Ветухов 1892, 1, 131-140) К неодушевленным и отвлеченным предметам — образам колыбельной — А. Ветухов прежде всего относит колыбель, мифологических существ Сна и Дрему. Выделяются также «песни со значительным лирическим элементом» (где есть «идеалы» и «радостные и грустные мечты матери») и «Песни на исторической подкладке» (как колыбельные с «татарским следом» А. Ветухов рассматривает поздние баллады о татарском полоне с мотивом убаюкивания) . Наиболее уязвим раздел «Отражение национальности творца в колыбельной песне», где у великороссов отмечено пристрастие к материальным благам (в нашей классификации это мотивы одаривания и благополучного будущего) . Качание зыбки и битье ребенка («Стану я качать, // В балалаючку играть. «; «Качу, качу, качу, // За волосы схвачу») А. Ветухов объясняет спецификой характера русского человека: «Великоросс является в песне весельчаком». Специфику малорусских колыбельных он видит в приоритете «общественных интересов». В белорусских колыбельных быт описан мрачными красками и нет мечтаний, выраженных идеалов и исторических воспоминаний.



Предыдущий:

Следующий: