Внеклассное мероприятие по истории Женщина на войне

Цель: Прославление русской женщины,
участницы боевых действий

Задачи:

  1. воспитание патриотизма, чувства прекрасного,
    уважения к женщине, развитие чувства гордости за
    Отечество;
  2. знакомство с ранее малоизвестными страницами
    Отечественной истории;
  3. расширение кругозора учащихся, развитие
    навыков работы с дополнительной литературой.

В центре зала большой плакат-коллаж
“Женщина-воин”, на задних и боковых стенах
плакаты и картины на военную тематику. У
участников на столах цветы

Звучит начало песни “Позови меня тихо по
имения”

(группа “Любэ”).

Позови меня тихо по имени,
Ключевою водой напои меня.
Отзовется ли сердце безбрежное
Несказанное глупое нежное.
Снова сумерки входят бессонные.
Снова застят мне стела оконные
Там кивает сирень и смородина.
Позови меня тихая родина,
Позови меня на закате дня,
Позови меня, грусть печаль моя,
Позови меня…
Позови меня на закате дня,
Позови меня грусть печаль моя
Позови меня….
Позови меня на закате дня
Позови меня грусть печаль моя
Позови меня…

1 участник:

Война – дело мужское”. Это
утверждение всегда принималось за аксиому и,
разумеется, не случайно: на всем протяжении
человеческой истории война действительно была
прерогативой мужчин. Женщина же всегда выступала
в качестве пассивной жертвы, военной добычи, в
лучшем случае – в роли долготерпивой Пенелопы
или плачущей Ярославны. Легенды об амазонках,
чаще всего так и оставались легендами.

Впрочем, уже с древнейших времен в обозах
многих армий странствовали те, кого в 18-19 веках
называли маркитанками. Они выполняли тройную
функцию – снабжение войск продовольствием,
иногда – ухода за ранеными, и почтит всегда –
“жриц любви”. И мужчины, и непричастные к армии
женщины относились к маркитанкам не слишком
уважительно.

2 участник:

А вот женщина солдат, женщина с
оружием в руках – это во все времена становилось
событием невероятным, порождавшим массу легенд,
слухов и домыслов.

Мы посвящаем сегодняшнее мероприятие русской
женщине, женщине-воину, женщине-защитнице,
женщине-медсестре и врачу, и предлагаем вашему
вниманию исторический экскурс в русскую историю.

3 участник:


Женщина гордая, женщина русская,
С ярким румянцем, с челкою русою
С розовой кожей, с веснушками милыми
Схожа с лебедушкой ты белокрылою
С речкой бездонной, с русалкой таинственной…
Сколько поэтов возвышенно, искренне
Сколько художников дерзко, талантливо
Воссоздавали твой лик неподатливый!
Очи – созвездия, смех заразительный –
Входишь в огонь,
В испытанья опасные,
Выйдя, становишься лучше, прекраснее
Если же ты до земли, низко кланяясь –
Не оттого, что кому-то так нравилось,
А у могил – жертвами смерти непрошенной,
Да на полях – семенами,
В землю брошенным.
Ты научилась смиряться с утратами
Но не теряла надежды крылатые –
Те, что по-русски светлы и живительны,
Те, что даруют полет и стремительность.
Женщина русская, сильная, нежная!
Кони уносят в степи безбрежные
Клавиши быстрых копыт все стремительней
Такт отбивают
И гимн поразительный –
Гимн русской женщине
Вдаль он несется.
Путь пролагает без карт и без лоций.
Лунные блики – на звонких подковах.
Русская женщина, снова и снова
Мир пораженный тебя открывает
Ты словно тайна, загадка живая.

Ваня Петкова

4 участник:

Нашествие Наполеона вызвало
необычайный патриотический подъем в русском
обществе. Во всенародную борьбу с захватчиками
входили представители всех слоев населения.
Сохранилась память и о героинях той поры.

Участница войны 1812 года Надежда Дурова
вызывала у современников удивление и восхищение.
Происходя из военной семьи, она с детства
научилась великолепно владеть оружием.
Переодевшись в мундир, она несколько лет служила
на военной службе в качестве офицера.
“Кавалерист-девица” Дурова оставила записки, в
которых рассказывала свою историю. Она явилась
прототипом ряда литературных героинь.
“Записки” Дуровой получили одобрение Пушкина,
восхищенного тем, “что нежные пальчики, некогда
сжимавшие окровавленную рукоять уланской сабли,
владеют и пером быстрым, живым и пламенным”

5 участник:

Во время Крымской войны, среди
раненых, среди стонов и ужасов смерти, на бранном
поле впервые появляются сестры милосердия.

Молоденький матрос развязал сумку, достал
ножницы, бинты, тряпки и, как умел своими слабыми
детскими руками стал перевязывать раны, утолять
страдания. А раненых все несут и несут, …явился
фельдшер…и здесь, в лощине около держи-дерева,
образовался случайный перевязочный пункт.

Многие измученные страдальцы с удивлением и
благодарностью смотрели на матросика. А он не
разгибая спины, все перевязывал и перевязывал
раны.

- откуда ты, мальчонка? – спросил кто-то из
солдат.

- я девушка Дарья… из корабельной слободы…с
сухой балки, – ответил матрос.

Некоторые из раненых перекрестились, у других
по загорелым грубым щекам скатились горячие
слезы. Молодая девушка услышала шепот
благодарности за её святой бескорыстный подвиг.

6 участник:

Даша была сирота. Мать её умерла
давно, а отца-матроса убили в Синопском сражении.
Девушка жила одна в небольшом домике на
Корабельной стороне и занималась то рукоделием,
то поденщиной. Не сладко жилось сироте: и обижали,
и бранили ее жены матросов, иногда и понапрасну.
Только старые матросы заходили, частенько,
посидеть на скамеечке у сиротки Даши, покурить
трубочку, побалагурить. Даша называла их
“дядюшками” и очень любила. Весь Черноморский
флот был ей “дядюшкой” и напоминал героя-отца.
Матросы жалели сиротку, приносили ей иногда кто
пряник, кто платочек.

Когда 1 сентября 1854 года, к крымским берегам,
подошел неприятельский флот, когда заговорили о
сражении, когда все от мала до велика, поднялись
на защиту родного города, сиротка Даша, не долго
думая, продала свой скарб еврею за 19 рублей,
остригла свою длинную густую косу, выпросила
себе у еврея в придачу старый матросский костюм и
белых тряпок, набила котомку и ушла за войском.

Даша Севастопольская была первой сестрой
милосердия на войне. Одиннадцать месяцев осады
молодая девушка, которой в то время было всего 16
лет, служила в лазаретах, на перевязочных
пунктах, терпеливо ухаживала за ранеными и
стойко переносила все ужасы войны. Когда великие
князья Николай Николаевич и Михаил Николаевич
уезжали на войну, государь поручил им найти Дашу
Севастопольскую и передать ей за ее подвиги
отеческий поцелуй.

Раненые очень полюбили добрую молоденькую
сестрицу Дарью Александровну. Умирая, они часто
ей завещали кто деньги, кто часы. Когда кончилась
война, то в числе других награжденных была и
Дарья Севастопольская. Государь пожаловал
бесстрашной девушке медаль, а государыня
прислала золотой крест с надписью
“Севастополь”. Дарья Александровна вскоре
вышла замуж за матроса, тоже севастопольского
героя. Государыня императрица прислала ей на
приданное 1000 рублей.

7 участник:

Русская женщина всегда отзывалась
сердцем на народные бедствия и шла бескорыстно
на помощь в горе, в нужде и несчастии. Когда
началась крымская война, великая княгиня Елена
Павловна устроила общину сестер милосердия и
русские женщины отряд за отрядом двинулись на
войну.

Мы имеем записки одной из сестер милосердия,
Екатерины Михайловны Бакуниной, и расскажем
пережитое с ее слов:

8 участник:

(Девушка одета стилизованно)
“Я выросла в богатой и знатной семье. Я
занималась языками, рисованием, выездами, балами.
В год бедствия я заявила родителям, что с детства
желаю служить людям и поеду на войну, ухаживать
за ранеными. Все восстали, все упрашивали,
отговаривали, сердились. Но я стояла на своем.
Алексей Бакунин привез письмо с Крыма, в нем были
описаны все ужасы после Альминскогоо сражения и
страшное накопление госпиталей тифозными и
ранеными.

Вскоре я отправилась в путь. Я записалась в
отряд новой крестовоздвиженской общины. Дворец
великой княгини представлял собой рабочий дом.
Всюду шили белье, одежду, бинты, принимали
пожертвования. Все укладывалось, связывалось и
отправлялось в Севастополь. 10.12 1854 года новый
отряд, состоящий из 8 сестер милосердия, одетых в
коричневые платья, белые передники и белые
чепчики готовился в путь. Нас благословил
священник, одел каждой крест, и мы уехали на
войну. Забывая о собственной безопасности, мы дни
и ночи проводили в госпиталях и на перевязочных
пунктах. Вскоре стала появляться холера и тиф, но
нас ничего не страшило.

В той палате, где находились сестры, раненые
неохотно давали перевязывать раны фельдшерам, а
терпеливо ждали, когда управиться “сестрица”.
Женский уход гораздо мягче и осторожней. К
раненым врагам сестры относились с одинаковым
участием, как и к своим. В них сердобольные
женщины видели только страдающих братьев.

Положа руку на сердце, и перед богом, и перед
людьми твердо могу сказать, что все сестры были
истинно полезны, разумеется по мере их сил и
способностей. Денежного интереса они не имели,
т.к. были все очень богаты и денежного жалования
не получали”

9 участник: Графиня Ростопчина посвятила
стихотворение женщинам, проявившим личное
мужество в годы крымской войны.

Вы жены кроткие, застенчивые девы.
Вы ужасам войны и смерти обреклись,
Где гибнут тысячи, где льется кровь, – везде вы,
И свыклись с гибелью, и с кровью обжились…
Пусть лопнула картечь; пусть пуля свищет в уши,
Вы только креститесь – и к страждущим скорей –
Их раны врачевать и подкреплять их души,
Спасти иль проводить молитвою своей.
Больной и раненый – всё вас благословляет.
Все вас приветствуют улыбкой и мольбой,
И на руках у вас спокойно умирает
Наш воин- мученик под вашею слезой.

10 участник:

Первая мировая война… Сестры
милосердия и фельдшерицы в госпиталях, реже
женщины находились в отрядах красного креста в
прифронтовой полосе, на передовой. И, наконец,
первое женское воинское формирование –
Добровольческий ударный батальон смерти под
командованием полного Георгиевского кавалера
поручика Марии Бочкарёвой.

Женщина с ружьем становится фактом русской
истории. Главным аргументом Бочкаревой при
формировании её батальона в мае 1917 года было то,
что “солдаты в эту великую войну устали и им
нужно помочь…нравственно” т.е женщины пошли на
войну, когда мужчины оказались не на высоте,
пошли, чтобы их “устыдить”

11 участник:

(девушка одета стилизованно)
“Граждане и гражданки! – призывала Мария
Бочкарёва – наша мать, наша матушка Россия
гибнет. Я хочу помочь спасти её. Я зову с собой
женщин, чьи сердца и души кристально чисты, а
помыслы высоки. Покажем же мужчинам в этот тяжкий
час пример самопожертвования, чтобы они заново
сознали свой долг перед Родиной!.. Мораль наших
мужчин низко пала, и мы, женщины, обязаны
послужить им вдохновляющим примером. Но сделать
это могут лишь те, кто готов безоговорочно
пожертвовать своими личными интересами и
делами”.

10 участник:

В то время, когда мужчины целыми
толпами дезертировали с фронта, женщины
устремились на защиту Отечества. При этом в
ударных батальонах преобладали
представительницы трудовых семей – портнихи,
учительницы, сестры милосердия, работницы,
учащиеся из провинциальных городов.

Приведем несколько отрывков из воспоминаний
полковника Г.Н. Чемоданова, где он рассказывает о
своей встрече с женщинами из батальона смерти, и
о сестрах из отряда Красного креста. Дело
происходило уже в период разложения армии, когда
солдаты оставляли позиции, офицеры потеряли
всякую власть и возможность наводить порядок. А
женщины… женщины оставались на посту и
продолжали выполнять свой долг.

12 участник:

(юноша одет стилизованно)
“За несколько дней до выступления на позицию, –
вспоминает Г.Н. Чемоданов, – ко мне в штаб полка
явились две молодые женщины из
расформированного уже к тому времени батальона
Бочкаревой.

- примите нас на службу в полк, – обратились они
ко мне с просьбой.

Молодые, здоровые, рослые девицы, шинели туго
перетянуты, на стриженных головах лихо надвинуты
папахи. Первый случай в моей практике; отношусь
скептически и этого не скрываю; на повторные
просьбы предлагаю вопрос перенести в полковой
комитете, и вот эта пара хорошо грамотных
разбитных девиц у меня в полку на должности
телефонистов в команде службы связи”.

Далее Чемоданов описывает панику, когда вся
рота убежала в тыл, а на передовой остались сам
ротный, его денщик, телефонист, фельдфебель,
повар, обозные от кухни, девять человек всего, и
баба в их числе, телефонистка. “Ну и как она себя
держала?” – спросил полковник у ротного, когда
тот доложил обстановку. “Молодец баба, не меньше
меня ругала и стыдила солдат”, – был ответ.

13 участник:

В 2001 году в газете “Воложка” была
опубликована статья корреспондента Александры
Комаровой, в которой была рассказана судьба
нашей землячки, уроженки Новоузенского уезда
Клавдии Алексеевны Богачевой (по мужу Гриневич).

Она родилась в1890 году в крестьянской семье, где
было 6 детей. Перед первой мировой войной Клавдия
пыталась поступить в Москве на медицинские
курсы, но не смогла из-за большого конкурса. С
началом войны она достала документы на имя
Николая Богачева, переоделась в мужскую одежду,
сбрила волосы и отправилась на фронт. 6 марта 1915
года была зачислена в 10 роту третьего
гренадерского Перновского полка
гренадером-добровольцем. Полк участвовал в
боевых операциях Юго-Западного фронта. За
необычную смелость гренадер Богачев в апреле 1915
был награжден Георгиевской медалью 4 степени.

В ноябре того же года, за разведку, во время
которой Николай Богачев первым бросился на
неприятельский дозор и захватил в плен
вражеского солдата, он получил Георгиевский
крест 4 степени, звание ефрейтора и был зачислен в
учебную команду.

В начале 1916 года, при проведении медицинского
осмотра был выявлен обман.

Клавдия вернулась в Москву и за 2 месяца
закончила акушерско-фельдшерскую школу и сразу
убыла на фронт сестрой милосердия. До конца войны
служила в прифронтовых госпиталях, а затем в
подвижном хирургическом госпитале. Уволилась из
армии в 1922 году.

Везде, где бы не служила Клавдия Алексеевна
Богачева, она была ответственная,
исполнительная, дисциплинированная.

Вскоре вышла замуж за И.А. Гриневича. Жила
скромно, не афишируя своих боевых подвигов

Звучит романс из телефильма “Дни Турбиных”


(Слова М. Матусовского)

Целую ночь соловей нам насвистывал,
Город молчал и молчали дома…
Белой акации гроздья душистые
Ночь напролет нас сводили с ума.
Сад весь умыт был весенними ливнями,
В темных оврагах стояла вода.
Боже, какими мы были наивными.
Как же мы молоды были тогда!
Годы промчались, седыми нас делая…
Где чистота этих веток живых?
Только зима да метель эта белая
Напоминают сегодня о них.
В час, когда ветер бушует неистово,
С новою силою чувствую я:
Белой акации гроздья душистые
Невозвратимы, как юность моя!
Белой акации гроздья душистые
Неповторимы, как юность моя…

14 участник:

Звучит стихотворение “Простая девушка”

.
(В.Багрицкий 1939 г)

Родилась ты, и, наверное, где-то
Ярким светом вспыхнула звезда.
И все так же двигались планеты,
Так же отъезжали поезда,
Так же разговаривали люди,
Ветры завывали у столба.
Ты не знала, будет, иль не будет
У тебя счастливая судьба.
А потом пошли другие годы,
И разгоряченная борьбой,
Ты дралась под знаменем свободы,
Новой окрыленная судьбой.
Ты ходила в кожаной тужурке
И в больших солдатских сапогах,
Ты курила в ледяной дежурке,
Раненых носила на руках.
Молодая радуга вставала
Под землею, где клубился бой.
Одиноко птица пролетала
Над твоею белой головой.
Мы тебя, как друга хоронили,
мы понуро шли лесной тропой.
Выросли деревья на могиле
Памятником девушке простой.



1 участник:

Мы не останавливаемся на
Гражданской войне – это вопрос особый. Комисарши
в кожаных тужурках, из нагана добивавшие раненых
офицеров, и лихие казачки из Белой гвардии,
рубившие шашками направо и налево, – явление
одинаково страшное…

Звучит 1 куплет песни “Священная война”

(слова
В. Лебедева-Кумача)

Вставай страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой.

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна!
Идет война народная,
Священная война.

15 участник:

Война…Великая отечественная
…Как далека она от нас. Только по книгам, фильмам
да воспоминаниям фронтовиков мы можем
представить себе, какой ценой завоевана победа.
“Война ж совсем не фейверк, а просто-трудная
работа”, писал поэт-фронтовик М.Кульчицкий. И эту
трудную работу выполняли не только мужчины,
защитники Родины испокон веков, но и женщины,
девушки, вчерашние школьницы.

В период великой Отечественойвойны в армии
служили 800 тысяч женщин, а просились на фронт еще
больше. Не все они оказались на передовой: были и
вспомогательные службы, где требовалось
заменить ушедших на фронт мужчин, и службы
“чисто женские” (например, в банно-прачечных
отрядах). Наше сознание спокойно воспринимает
женщину в роли телефонистки, радистки, связистки,
врача или медсестры, повара – т. е. в тех ролях,
которые не связаны с необходимостью убивать. Но
женщина-летчик, снайпер, стрелок, автоматчик, –
это уже нечто иное.

16 участник:

Спустя годы те, кто выжил,
признаются: “Когда смотришь на войну нашими,
бабьими глазами, так она страшнее страшного”.
Потом они сами будут удивляться, что смогли все
это выдержать. “Мужчина, он мог вынести, –
вспоминает бывший снайпер Степанова Т.М. – он
все-таки мужчина. А вот как женщина могла, я сама
не знаю. Я теперь, как только вспоминаю, то меня
ужас охватывает, а тогда все могла: и спать рядом
с убитым, и сама стреляла, и кровь видела, очень
помню что на снегу запах крови как-то особенно
сильный…вот я говорю, и мне уже плохо…а тогда
ничего, тогда все могла”

17 участник:

Из записных книжек
поэта-фронтовика М. Матусовского: “Медсестре
Вере Чуриной было 20 лет, а в батальоне все звали
её уважительно, как зовут учительницу в школе
Вера Николаевна. До войны училась в театральном
институте, но актриса из неё не получилась, и
стала она санитаркой. Сначала очень боялась
крови. Даже глаза закрывала, чтобы не видеть
раненых. Так и вытаскивала их на плащ-палатке с
закрытыми глазами, а потом ничего, привыкла.
Сколько здоровенных мужиков выволакивала с поля
боя эта маленькая сероглазая женщина! После
тяжелого ранения и операции она писала из
госпиталя: “Самое страшное для меня – это не
смерть…нет, самое страшное – это то, что больше
не быть с вами, в санбат меня теперь не возьмут, не
подхожу я по состоянию здоровья.

18 участник:

Звучит стихотворение “Смерть девушки”
(Мусса Джалиль1942 г.)

Сто раненых она спасла одна
И вынесла из огненного шквала,
Водою напоила их она
И раны их сама забинтовала.
Под ливнем раскаленного свинца
Она ползла, ползла без остановки
И, раненого подобрав бойца,
Не забывала о его винтовке.
И вот в сто первый раз, в последний раз
Ее сразил осколок мины лютой…
Склонился шелк знамен в печальный час,
И кровь ее пылала в них как будто.
Вот на носилках девушка лежит.
Играет ветер прядкой золотистой.
Как облачко, что солнце скрыть спешит,
Ресницы затенили взор лучистый.
Спокойная улыбка на ее
Губах, изогнуты спокойно брови.
Она как будто впала в забытье,
Беседу оборвав на полуслове.
Сто жизней молодая жизнь зажгла
И вдруг сама погасла в час кровавый…
Но сто сердец на славные дела
Ее посмертной вдохновятся славой.
Погасла, не успев расцвесть.
Но, как заря рождает день сгорая,
Врагу погибель принеся, она
Бессмертною осталась, умирая.

Звучит песня “На всю оставшуюся жизнь”


(Слова В. Бахтина и П. Фоменко)

Сестра, ты помнишь, как из боя
Меня ты вынесла в санбат?
Остались живы мы с тобою
В тот раз, товарищ мой и брат.

На всю оставшуюся жизнь
Нам хватит подвигов и славы,
Победы над врагом кровавым, –
На всю оставшуюся жизнь

Горели Днепр, Нева и Волга,
Горели небо и поля…
Одна беда, одна тревога,
Одна судьба, одна земля…

На всю оставшуюся жизнь
Нам хватит горя и печали.
Где те, кого мы потеряли
На всю оставшуюся жизнь?

Сестра и брат…
Взаимной верой
Мы были сильными вдвойне.
Мы шли к любви и милосердью
В немилосердной той войне.

2 участник:

Фронтовик Борис Васильев написал
произведение “А зори здесь тихие…”. Это одно из
лучших произведений о женщине на войне.

5 юных девушек отдали свою жизнь за Родину. А
жизнь еще только начиналась

Сцена из произведения “А зори здесь тихие…”.

Девушка

(одета стилизованно): Рита знала,
что рана её смертельна, и что умирать она будет
долго и трудно. Пока боли почти не было, только
все сильнее пекло в животе и хотелось пить. Но
пить было нельзя, и Рита просто мочила в лужице
тряпочку и прикладывала к губам.

Рита заплакала. Плакала беззвучно, без вздохов,
просто по лицу текли слезы.

А потом и слезы пропали. Отступили перед тем
огромным, что стояло сейчас перед ней, с чем нужно
было разобраться, к чему следовало
подготовиться. Холодная черная бездна
распахивалась у её ног, и Рита мужественно и
сурово смотрела в неё.

Она не жалела себя, своей жизни и молодости,
потому что все время думала о том, что было куда
важнее, чем она сама. Сын её оставался сиротой,
оставался совсем один на руках у болезненной,
робкой матери, и Рита гадала сейчас, как
переживет он войну и как потом сложится его
жизнь.

Приходит Васков

. Разбросал ветки, молча сел
рядом, обхватив раненую руку и покачиваясь.

Юноша (Васков): – Не победили они нас, понимаешь?
Я еще живой, меня еще повалить надо!

Он замолчал, стиснув зубы, закачался, баюкая
руку.

Рита

: – Болит?

Васков

: – Здесь у меня болит! – Он ткнул в
грудь
. – Здесь свербит, Рита. Так свербит!..
Положил ведь я вас, всех пятерых положил, а за что?
За десяток фрицев?

Рита

:- Ну зачем так… Ведь же понятно,
война…

Васков

: – Пока война – понятно. А потом,
когда мир будет? Будет понятно, почему вам
умирать приходилось? Почему я фрицев этих дальше
не пустил, почему такое решение принял? Что
ответить, когда спросят: что же это вы, мужики, мам
наших от пуль защитить не смогли? Что же это вы со
смертью их оженили, а сами – целенькие? Дорогу
Кировскую берегли да Беломорский канал имени
товарища Сталина? Да там ведь тоже, поди, охрана,
там ведь людишек куда больше, чем пятеро девчат
да старшина с наганом!

Рита

: – Не надо, Родина ведь не с каналов
начинается. Совсем не оттуда. А мы её защищали.
Сначала её, а уж потом – канал.

3 участник: Сразу после школы, в первые дни
войны ушла добровольцем в действующую армию Юлия
Друнина, и до конца 1944 года служила
санинструктором в стрелковом, а потом в
артиллерийском полку. Награждена орденом
Красной звезды и медалью “За отвагу”. В боях
была ранена и контужена.

19 участник:

Звучит стихотворение “Я ушла из детства в
грязную теплушку” (Ю. Друнина.)


Я ушла из детства в грязную теплушку.
В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший сорок первый год.
Я пришла из школы в блиндажи сырые,
От Прекрасной Дамы в “мать” и “перемать”,
Потому что имя ближе, чем “Россия”,
Не могу сыскать.

Эта девушка, как и многие другие, видела воочию
страшное лицо войны, много раз заставляла себя
подняться из окопа, чтобы помочь товарищам.

20 участник:

Звучит стихотворение “Зинка” (Ю. Друнина.)


Мы легли у разбитой ели.
Ждем, когда начнет светлеть
Под шинелью вдвоем теплее
На продрогшей, гнилой земле
—знаешь, Юлька, я – против
Но сегодня она не в счет.
Дома, в яблоневом захолустье,
Мама, мамка моя живет.
У тебя есть друзья, любимый,
У меня – лишь она одна.
Пахнет в доме квашней и дымом,
За порогом бурлит весна.
Старой кажется: каждый кустик
Беспокойную дочку ждет…
Отогрелись мы еле-еле.
Вдруг нежданный приказ: “Вперед!”
Снова рядом в сырой шинели
Светлокосый солдат идет
С каждым днем становилось горше.
Шли без митингов и знамен.
В окруженье попал под Оршей
Наш потрепанный батальон
Зинка нас повела в атаку
Мы пробились по черной ржи,
По воронкам, по буеракам,
Через смертные рубежи.
Мы не ждали посмертной славы.
Мы хотели со славой жить.
…почему же в бинтах кровавых
Светлокосый солдат лежит
Её тело своей шинелью
Укрывала я, зубы сжав
Белорусские ветры пели
О рязанских глухих садах
..знаешь, Зинка, я против грусти,
Но сегодня она не в счет.
Где-то, в яблоневом захолустье,
Мама, мамка твоя живет.
У меня есть друзья, любимый,
У неё ты была одна.
Пахнет в хате квашней и дымом,
За порогом стоит весна.
И старушка в цветном платье
У иконы свечу зажгла.
..я не знаю, как написать ей,
Чтоб тебя она не ждала.

21 участник:

Безмерный подвиг совершили те
женщины, которые приближали победу в тылу, те кто
вынес победу на своих хрупких плечах

Звучит стихотворение М Исаковско


Да разве об этом расскажешь –
В какие ты годы жила!
Какая безмерная тяжесть
На женские плечи лягла…!
В то утро простился стобою
Твой муж или брат, или сын,
И ты со своею судьбою
Осталась один на один.
Один на один со слезами,
С несжатыми в поле хлебами
Ты встретила эту войну.
И все без конца и без счета –
Печали, труды и заботы
Пришлись на тебя, на одну
Одной тебе волей-неволей, –
А надо повсюду успеть;
Одна ты и дома в поле,
Одной тебе плакать и петь.
А тучи все ниже и ниже,
А громы грохочут все ближе,
Все чаще недобрая весть.
И ты передвсею страною
И ты перед всею войною
Сказалась, какая ты есть.
Ты шла, затаив свое горе,
Суровым путем трудовым.
Весь фронт, что от моря до моря,
Кормила ты хлебом своим.
В холодные зимы, в метели
У той у далекой черты
Солдат согревали шинели,
Что сшила заботливо ты.
Бросались в грохоте, в дыме
Советские воины в бой.
И рушились вражьи твердыни
От бомб, начиненных тобой.
За все ты бралася без страха,
И как в поговорке такой,
Была ты и пряхой и ткахой
Умела иглой и пилой.
Рубила, возила, копала –
Да разве же все перечтешь?
А в письмах на фронт уверяла,
Что будто отлично живешь
Бойцы твои письма читали, и
Там на переднем краю
Они хорошо понимали
Святую неправду твою.
И воин, идущий на битву,
И встретить готовый её,
Как клятву шептал, как молитву
Далекое имя твоё…

22 участник:

В 1979-1989 гг. в Афганистане
находился ограниченный контингент советских
войск. По оценкам воинов-“афганцев” присутствие
женщин смягчало и предотвращало множество
конфликтов, давало эмоционально-психологическую
разрядку после боевых действий.

Майор Михаил Сокиро вспоминает: “Женщин было
довольно много. Лично мне встречались абсолютно
порядочные, честные девчонки, которые приехали
туда не для, чтобы подзаработать денег или найти
себе жениха, а по велению души – медсестрами,
санитарками. И, как правило, те, которые приезжали
без каких-то корыстных помыслов, они шли в
медсанбат, в госпиталь”.

23 участник: Звучит стихотворение “В
королевских конюшнях (Виктор Верстаков)

В королевских конюшнях
Метра нет для коня.
Медсестра раскладушку
Принесла для меня.
Очень трудно голубке
В коридорах, где сплошь,
Встык, обрубком к обрубку,
Полегла молодежь.
Вертолетчик без правой
Минометчик без двух,
На повязках кровавых –
Ничего, кроме мух.
Отыскала местечко
В самом дальнем углу,
Где десантник навечно
Задремал на полу.
Унесли бедолагу,
Положили меня.
Я отсюда ни шагу,
Я спокойней коня.
Весь от ног до макушки
Весь я гипсовым стал.
Мне не надо подушки,
Разве, что пьедестал…
Медсестра, медестричка,
Что ж ты слезоньки льешь,
Как же ты без привычки
Здесь, в конюшнях, живешь?
В королевских конюшнях,
В госпитальном чаду,
В наркотическом, спиртушном,
Матерщинном бреду..
Если чудо случиться
Если снова срастусь, –
Дай свой адрес, сестрица:
Может быть, пригожусь
Ну а коль не воскресну, –
Все равно хоть часок
Проживу, на чудесный
Поглядев адресок…
В королевских конюшнях
Метра нет для коня.
Медсестра мою душу
Унесла от меня.

25 участник:

Женщины России оказывались на
войне по разным причинам, но главными среди них
были факторы духовного порядка – патриотизм,
романтизм, определенные идеалы. Участие в боях
для таких женщин – э то, как правило, действие
вынужденное, обусловленное конкретной
ситуацией, вражеским вторжением, необходимостью
защищать свой дом и своих близких, желание помочь
своей стране.

Однако в любом случае женщина становиться
жертвой войны, которая ломает и калечит её
судьбу, жизнь, душу.

В последние годы число женщин-военнослужащих в
российской армии быстро увеличивается. По мнению
офицеров, женщины-военнослужащие отличаются
большей исполнительностью, добросовестностью,
дисциплинированностью, чем мужчины. Однако
служба в военное и мирное время – далеко не одно
и тоже.

И сегодня в горячих точках воюют не только
мужчины. Чаще всего они не медсестры, не повара, а
снайперы. Женщины-наемники, “белые колготки”
жуткий призрак чеченской войны. И это – страшно.
К этому нельзя привыкнуть. Потому что “война –
дело мужское”. А женщина должна всегда
оставаться женщиной.

22 участник:

Звучит стихотворение
“Женщины России”


Вы прекрасны, женщины России, -
Я узнал не из великих книг.
Вы прошли сквозь годы вихревые,
Не утратив сердца ни на миг.
Вы в закрытой памяти не ройтесь,
Вам трудней сказать, что я скажу:
Видел вас отважных и геройских,
Вами, россиянки, дорожу –
Вашей вечной славою солдатской,
Закаленной на лихом огне,
И слезою, пролитой украдкой –
Мало ль что бывает на войне!
Вашей статью,
Вашей трудной долей,
Зачастую вдовьей, горевой,
Мужеством на грозном, ратном поле;
Щедростью души своей живой.
Все это никак необоримо
И достойно гордости людской,
Все это никак не отделимо
От того, что помним день-деньской.

На фоне песни “Главное, что есть ты у меня”
(группа “Любэ”)

приветствуются
женщины-ветераны, труженицы тыла, участницы
боевых действий в Афганистане, участники
прощаются с гостями, дарят им цветы.

1 куплет песни “Главное, что есть ты у
меня” (группа “Любэ”)


Струйкой дым понесла тишина
Запечалилась в небе луна
Ну и пусть..
Мне печаль не страшна
Главное, что есть ты у меня
Про себя втихаря помолюсь,
Закурю и опять зарекусь
Жаль, что только сейчас понял я
Главное, что есть ты у меня

Приложение




Следующий: