Внеклассное мероприятие Между Доном и Непрядвой к 630-летию Куликовской битвы


Ход мероприятия

Летописец: « Хочу вам, братья, поведать о брани недавней войны, как случилась битва на Дону великого князя Дмитрия Ивановича и всех православных христиан с поганым Мамаем и с безбожными агарянами. И возвысил Бог род христианский, а поганых унизил и посрамил их дикость…

Чтец: Е. Евтушенко «Непрядва»

Я пришёл к тебе,
Куликово поле,
Не каликою – странником на богомолье.
Из народа родного
я идола -  бога не выстругал.
Из страданий народа
всевышнести русской не выстроил.
Но для русских,
чьи кони когда – то под стрелами прядали,
началось человечество
здесь у Непрядвы.
Невозможно быть русским,
Непрядву сочтя за ручей.
Не любя свой народ,
не полюбишь ничей.



Историк. Со времён Чингисхана азиатские кочевые племена покорили и разорили более цивилизованные государства Центральной и Средней Азии, Сибири и Кавказа. Во второй половине 13 века после опустошительного нашествия на Русь хана Батыя образовалось разноплеменное по составу и  агрессивное по своей сути государство – Золотая Орда. Для Русской земли начались долгие и мучительные годы ига. Свободолюбивый русский народ не мог смириться с судьбой раба. Сопротивление ханской тирании год от году  нарастало. И вот в 1374 г. великий князь Дмитрий Иванович бросил вызов властителю Орды Мамаю – отказался платить дань. Русь вступила в смертельное единоборство с могущественным врагом

Чтец.

Н. Языков «Баян к русскому воину».

О, бранный витязь! Ты печален,
Один, с поникшей головой,
Ты бродишь мрачный и немой,
Среди могил, среди развалин;
Ты видишь в родине своей
Следы пожаров и мечей.
И неужель трава забвенья
Успеет вырасть на гробах,
Пока не вспыхнет в сих полях
Война решительного мщенья?
Или замолкла навсегда
Твоя за родину вражда?

Историк: Мамай посылает многотысячный конный отряд во главе с хитрым и опытным  военачальником – мурзой Бегичем «наказать» непослушного князя. Но русское войско под предводительством Дмитрия Ивановича наголову разгромило ордынскую конницу на реке Вожа 11 августа 1378 года.
Взбешённый Мамай усиленно готовится к новому походу на Москву. Собирая многотысячное войско, вербуя наёмников.

Чтец: «На поле Куликовом» (ария для контаты Ю. Шапорина)

Летописец: «И прослышал князь великий Дмитрий Иванович, что надвигается на него безбожный царь Мамай со многими ордами и со всеми силами, неустанно ярясь на христиан и на Христову веру…и сильно опечалился князь великий Дмитрий Иванович из – за нашествия безбожных… И послал за братом своим за князем Владимиром Андреевичем в Боровск, и за всеми князьями русскими скорых гонцов разослал, и за всеми воеводами на местах, и за детьми боярскими, и за всеми служилыми людьми. И повелел им скоро быть у себя  в Москве. Князь же великий поехал  на поклон к отцу своему  духовному, преподобному старцу Сергию, благословение получить от святой обители. Сергий окропил его священной водой и всё христолюбивое его войско и осенил великого князя  крестом Христовым – знамением на челе… и сказал тихо:»Победишь. Господин, супостатов своих, как подобает тебе, государь наш». Князь же великий сказал: «Дай мне. Отче. Двух воинов из своей братии – Пересвета Александра и брата его Андрея Ослябу, тем ты и сам нам поможешь».

Чтец:

Не гордый дух завоеваний
Зовёт булат твой из ножон:
За честь, за веру грянет он
В твоей опомнившейся длани –
И перед челами татар
Не промахнётся твой удар!
На бой, на бой! – И жар баянов
С народной славой оживёт,
И арфа смелых пропоёт:
«Конец владычеству тиранов:
Ужасен хан татарский был,
Но русский меч его убил!»

Историк Карамзин Н. М.

6 сентября войско наше приблизилось к Дону, и князья рассуждали с боярами, там ли ожидать монголов или идти далее! Мысли были не согласны… Дмитрий собрал воевод и сказал им: «Час суда Божия наступает». – 7 сентября велел искать на реке удобного броду для конницы и наводить мосты для пехоты. В следующее утро был густой туман, но скоро рассеялся, войско перешло за Дон и стало на берегах Непрядвы, где Дмитрий устроил все полки к битве.
Летописец: «…уже ночь наступила светоносного праздника Рождества святой Богородицы… И сказал Дмитрий Волынец великому князю: «Хочу. Государь, в ночь эту примету свою проверить»… взяв великого князя только, выехал на поле Куликово и, став между двумя войсками и поворотясь на татарскую сторону, услышал стук громкий, и клики. и вопль,… с тылу же волки воют грозно весьма, по правой стороне войска татарского вороны кличут и гомон птичий, громкий очень… по реке же Непрядве гуси и лебеди крыльями плещут, небывалую грозу предвещая…И повернулся он к войску русскому – и была тишина великая….И сошёл с коня и приник к земле правым ухом на долгое время. Поднявшись, поник и вздохнул тяжело. «Одна примета тебе на пользу, другая же — к скорби. Услышал я землю, рыдающую двояко: одна сторона, точно какая – то женщина громко рыдает о детях своих на чужом языке, другая же сторона, будто какая – то дева вдруг вскрикнула громко печальным голосом, так что горестно слышать очень».

Чтец:

Отвечал Боброк при этом:
«Плачут женщины. Их две.
Плач такой, по всем приметам,
полагается вдове.
Труп – страшнее нет подарка,
если выбросит струя.
Плачет первая – татарка
а вторая – русская.
« Кто из них страшнее плачет?» -
вопросил московский князь.
«Обе страшно… Это значит,
«что не хватит слёз из глаз»
Не сорвался князь на ругань,
но вспылил: «Боброк, ответь,
можно ли при вдовах русских
вдов татарских нам жалеть?»
И Боброк ответил ровно
без смущенья и стыда:
«Можно. Вдовы невиновны.
Дети – тоже никогда».

(Е. Евтушенко)

Историк: Ночью 7 сентября и утром 8 – го по шести мостам русские полки переправились через Дон и развернулись в боевом порядке-  Дмитрий объехал войско, спешился, встал простым воином  в первые ряды. Из лучших воинов князь сформировал Засадный полк, которым командовали Дмитрий Боброк – Волынский и князь Владимир Андреевич Серпуховский. После стычки татарских разъездов и русских навстречу нашим полкам выехал любимец Мамая -  богатырь Челубей. Его вызов принял Александр Пересвет. Оба богатыря ринулись с копьями друг на друга и пали замертво. Битва грянула.

Летописец: «Сошлись две силы великие надолго, и покрыли полки поле на десять вёрст от множества воинов, и была сеча ожесточённая и великая  и бой упорный… Пролилась как дождевая туча кровь…»



Историк: И уже одолевали ордынцы, уже теснили русских, но тут ударил Засадный полк. Сама природа пришла на помощь – солнце светило врагу в глаза, а ветер дул русским в спину.
Летописец: «И побежал Мамай сам – девятый, как серый волк. Многие сыны русские гнались вслед Мамаю, но не догнали его: уже кони их утомились, а сами они сильно устали».

Чтец:

И. Бунин «После битвы»

Воткнув копьё, он сбросил шлем
и лёг.
Курган был жесткий, выбитый.
Кольчуга
Колола грудь, а спину полдень
жёг…
Осенней сушью жарко дуло с юга.
И умер он. Окостенел, застыл,
Припав к земле тяжёлой головою.
И ветер волосами шевелил,
Как ковылём. Как мёртвою
травою.
И муравьи закопошились в них…
Но равнодушно всё вокруг молчало,
И далеко среди полей нагих
Копьё, в курган воткнутое,
торчало.



Историк: Раненого Дмитрия нашли под сломанной берёзой. Объехали поле. Прощались с павшими. Вот горестный список убитых воевод: «Нет у нас, государь, 40 бояр больших московских, да 12 князей белозёрских, да 30  бояринов – посадников новогородских, да 50 бояринов Новгорода Нижнего, да 40 бояринов серпуховских…, да 50 суздальских, да 70 можайских, да 60 звенигородских. А молодым людям счёта нет, но только знаем: погибло у нас всей дружины двести пятьдесят тысяч и три тысячи, а осталось у нас дружины пятьдесят тысяч.» Восемь дней хоронили героев.

Чтец:

А. Блок Из цикла «На поле Куликовом»

Опять над полем Куликовым
Взошла и расточилась мгла,
И словно облаком суровым,
Грядущий день заволокла.
За тишиною непробудной,
За разливающейся мглой
Не слышно грома битвы чудной,
Не видно молньи боевой.
Но узнаю тебя, начало
Высоких и мятежных дней!
Над вражьим станом, как бывало,
И плеск и трубы лебедей.

Историк: Велико значение Куликовской битвы. Москва окончательно становится центром русской земли. Сын Дмитрия Донского -  Василий занимает московский престол без ордынского ярлыка на право княжения. Централизация государства позволила сплотить Русь и  сделать её могущественной до такой степени, что в 1480 г. при «великом» стоянии на Угре ордынцы не осмелились напасть на Москву. Иго было окончательно уничтожено.

Чтец:

А. Ахматова

По той дороге. Где Донской
Вёл рать великую когда – то,
Где ветер помнит супостата,
Где месяц жёлтый и рогатый, -
Я шла, как в глубине морской…
Шиповник так благоухал,
Что даже превратился в слово,
И встретить я была готова
Моей судьбы девятый вал.
Чтец: Е. Евтушенко «Непрядва.»
Не начнётся Россия сначала,
но пребудет началом начал.
Как Непрядва она измельчала
лишь для тех, кто душой измельчал.
И пока ещё в деле негромки,
и пока ещё не на скаку,
сквозь листву проступают потомки
над Непрядвою в свежем полку.
Ч то в запасе ты держишь, Россия?
Чьи там лица за чащей густой?
Там Бояны ещё молодые.
Новый Пушкин и новый Толстой.
И шепну я потомкам:     «Я с вами».
И увижу, что гривы – вразлёт,
И я встану к потомкам
Под знамя,
Под его куликовский развёрт…

Чтец:

Я пришёл к тебе,
Куликово поле.
Потому, что все стрелы я рёбрами помню.
Здесь когда – то под всплеск боевого сигнала
До – Россия
Россией себя осознала.




Следующий: