Внеклассное мероприятие Литературно–музыкальная гостиная по теме Я тысячами душ живу в сердцах

Цель: показать роль русского романса в
развитии духовного мира человека,
взаимодействие музыки и литературы через
творчество писателей, поэтов и композиторов.

Оборудование: портреты, записи
музыкальных произведений, инструменты (гитара,
виолончель, домра).

Методические приёмы: рассказ учителя,
сообщения учеников, прослушивание романсов и
комментарии к ним.

Сценарий мероприятия

Слово учителя:

Романс – это особый жанр, который,
отражая чувства, душевное состояние автора,
связан с судьбой конкретных поэтов и
композиторов. Появление этого жанра связано с
соединением стихотворения и звуков музыки.
“Серенада на все времена”, — так принято
называть романс. Просто и задушевно ведётся в них
повествование о самых, казалось бы, задушевных
чувствах, переживаниях, глубоких раздумьях. В
научной классификации романсы относятся к
камерно-вокальному творчеству композиторов и
представляют собой вокальную пьесу с
инструментальным сопровождением. История
романса началась с искусства странствующих
поэтов-певцов. Родиной романса является Испания.
Там в XII-XIV веках зародился новый песенный жанр в
творчестве странствующих музыкантов, поэтов,
певцов. Он соединил в себе приёмы речитатива,
мелодических мотивов, мимического танца. Песни
исполнялись на родном романском языке. Отсюда
родилось и название – “романс”, что определяло
не только особый жанр стихотворного
произведения, традиции исполнения, но и
характерный тип мелодии вокальной пьесы,
исполняющейся в сопровождении музыкального
инструмента. В страны Западной Европы романс
проник как жанр литературный, поэтический, но
позже внедрился и как музыкальный, образовав в
музыке разных стран окрашенное национальным
колоритом вокальное направление.

В XVIII веке жанр романса появился и в
русской музыке, став одной из замечательных
страниц отечественного музыкального искусства.

В настоящее время под термином
“романс” подразумеваются многообразные формы
камерно-вокальной музыки, включающие такие
разновидности, как баллада, элегия, баркарола,
серенада, песня – романс, романс в танцевальных
ритмах, монологические романсы, вокальные
фантазии.

1-й ведущий:

Русский романс

Романс с самого начала развивался по
нескольким направлениям. Главное из них: романс,
создаваемый композитором – профессионалом на
стихи поэта, и романс, создаваемый любителями,
музыкально одарёнными людьми. В родословной
русского романса слились русские корни: красота
и распевность русских протяжных песен,
стройность и благозвучность петровских кантов,
глубина русской хоровой музыки, образность,
яркость русской речи.

От испанского происхождения в русском
романсе остались названия да образы и ритмы
Испании в некоторых авторских произведениях.

Первые романсы, которые в XVIII веке
назывались “ российская песня”, определили и
основное направление жанра – любовную лирику.
Вот один из образцов романса той поры, созданный
на слова Александра Сумарокова Григорием
Тепловым:

Позабудь дни жизни сей
Как о мне вздыхала,
Выдь из памяти моей,
Коль не верна стала.

2-й ведущий:

Музы русских романсов

“Я помню чудное мгновенье….” 1825г.

Вместе с развитием русской музыки и
русской поэзии совершенствовался и
индивидуализировался русский романс, достигший
высот в творчестве А.С.Пушкина < Рисунок
1> и М.И.Глинки < Рисунок 2>.

Я помню чудное мгновенье;
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты….

Это М.И.Глинка в 1825 году пишет свой
знаменитый романс, пленившись красотой и
очарованием дочери Анны Петровны Керн < Рисунок 3> – Екатерины. И
если А.С.Пушкин посвятил свое вдохновенное
стихотворение матери, то Глинка в музыке не менее
гениально выразил свои чувства, адресованные
дочери. Лишь этот один романс напомнил нам
исторически подтверждённую поэтическую
страницу биографии двух великих людей — поэта и
композитора.

История этого романса началась в 1819
году, когда на одном из вечеров в доме Алексея
Николаевича Оленина, президента Академии
художеств и директора Публичной библиотеки,
Пушкин (а ему не было тогда и 20 лет) увидел
девятнадцатилетнюю племянницу Оленина Анну
Керн. Они играли в шарады, ужинали, Пушкин
неотступно наблюдал за Анной и не жалел похвал её
красоте. Когда Анна уезжала вместе со своим
братом Александром Полторацким, Пушкин стоял на
крыльце и провожал её глазами.

В томленьях грусти безнадёжной,
В тревогах шумной суеты
Звучал мне долго голос нежный,
И снились милые черты,

- напишет потом поэт.

Быть может, впечатление, которое
произвела на поэта юная красавица, оказалось
столь необычным ещё и потому, что Пушкин был
наслышан о несчастливом замужестве “мадам
Керн”?

Во второй раз Пушкин встретился с
Анной Петровной, когда она после разрыва с мужем,
генералом Керном, приехала в Тригорское к
тетушке Прасковье Александровне Осиповой.
Пушкин жил рядом в Михайловском. Встреча их была
робкой и в то же время пылкой. Тогда поэт прочитал
Анне своих “Цыган”. Через несколько мгновений
после этого чтения тетушка предложила всем после
ужина прогулку в Михайловское. На другой день
Керн уезжала с сестрой Анной Николаевной Вулф в
Ригу.

“Он пришёл утром и на прощание принёс
мне экземпляр 2-й главы Онегина в неразрезанных
листках, между которых я нашла вчетверо
сложенный лист бумаги со стихами: “Я помню
чудное мгновенье….”

Когда я собиралась спрятать в шкатулку
поэтический подарок, он долго на меня смотрел,
потом судорожно выхватил и не хотел возвращать;
насилу выпросила я их опять; что у него
промелькнуло опять в голове, не знаю. Стихи эти я
сообщила тогда барону Дельвигу, который их
поместил в своих Северных Цветах…”

Да, Пушкин влюбился в Анну Керн
страстно, ревниво и благодарно. До конца года он
будет посылать ей письма, с нежностью вспоминая
свои прежние встречи, надеясь на новые, будет
звать её в Тригорское, в Михайловское и ждать,
ждать…

Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолётное виденье,
Как гений чистой красоты.
И сердце бьётся в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слёзы, и любовь.

После разрыва с мужем Анна Петровна
вернулась из Риги в Петербург, даже жила одно
время у родителей Пушкина. Она очень подружилась
с его сестрой Ольгой. В неё влюбился младший брат
Александра Сергеевича Лёвушка и тоже писал ей
стихи. Она нравилась отцу поэта, и он дарил ей
духи. Но сам великий поэт уже охладел к ней.

С Михаилом Ивановичем Глинкой Анна
Керн познакомилась в 1826 г.

М.И.Глинка был талантливым
композитором. Он написал музыку на стихи Пушкина.
Так появился романс, но написан он был не для Анны
Керн, а для её дочери – Екатерины Ермолаевны Керн
< Рисунок 4>, на которой он
хотел жениться. Когда и как Глинка нашёл
пушкинский стих, неизвестно. В печати романс
появился 1839г., а написан в 1830г. и исполнялся в
присутствии поэта и Анны Керн.

Судьбе было угодно, чтобы композитор,
брак которого был неудачен (жена Глинки ко всем
прочим недостаткам обладала ещё и ненавистью к
музыке), полюбил столь же сильной любовью дочь,
какой поэт любил мать – Анну Керн.

Пушкин и Глинка воздвигли “памятник
нерукотворный” и ей, и её дочери, памятник на все
времена во славу “чудного мгновенья любви”.

В музыке романса – нежность и страсть
расцвета влюблённости, горечь разлуки и
одиночества, восторг новой надежды. В оном
романсе, в нескольких строчках – вся история
любви, которая повторяется из века в век. Но никто
и никогда уже не сможет выразить её так, как это
сделали Пушкин и Глинка.

(Звучит аудиозапись “Я помню чудное
мгновенье”, музыка М.И.Глинки. Исполняет
И.Козловский).

1-й ведущий:

“Я встретил вас” Ф.Тютчева –
Л.Малашкина, 1870г.

В середине 1822 года в русскую
дипломатическую миссию в столицу Баварии Мюнхен
прибыл новый сотрудник, Фёдор Иванович Тютчев <
Рисунок 5>. Он сразу обратил
на себя внимание глубоким и проницательным умом,
своим остроумием, отличной образованностью.
Совсем недавно он окончил Московский
университет. Известно было, что с 14 лет он состоит
членом Общества любителей российской
словесности, а с 15 печатает стихи. Впрочем, и своё
дипломатическое поприще он начинал, когда ему
едва минуло 18 лет. Судя по всему, стихи были для
него скорее досугом, нежели единым, целиком
поглощавшим его занятием.

Вскоре Тютчев стал желанным гостем и в
придворных кругах Мюнхена, и в тамошнем мире
литераторов, музыкантов и учёных.

На одной из светских встреч он увидел
девушку поразительной красоты и почувствовал
себя околдованным и влюблённым. Звали её Амалия
Лерхенфельд < Рисунок 6>.
Она была побочной дочерью прусского короля
Фридриха – Вильгельма III и двоюродной сестрой
будущей императрицы России Александры
Фёдоровны, жены Николая I. Тогда, в первую встречу
с Тютчевым, Амалии было всего … 14 лет.



В 1826 году Тютчев женился на Элеоноре
Петерсон < Рисунок 7>.
Амалия стала женой первого секретаря русского
посольства в Мюнхене барона А.С.Крюденера.

Позднее она будет блистать на
придворных балах в Петербурге.

Шли годы. Тютчев продолжал
дипломатическую службу. Но, живя вдали от
Петербурга, всё спрашивал в письмах: “Видаете ли
вы когда-либо госпожу Крюденер? У меня есть
некоторые основания полагать, что она не так
счастлива в своём блестящем положении, как я того
желал бы. Какая милая, превосходная женщина, как
жаль её. Столь счастлива, сколь она того
заслуживает, она никогда не будет. Спросите её,
когда увидите, не забыла ли она ещё, что я
существую на свете”. Иногда Тютчев писал самой
Амалии Крюденер. И всегда не скрывал своей
радости, если встречал её, случайно или
намеренно.

В 1836 году через неё он передал друзьям
в Петербург рукопись своих стихов, которые сам,
кажется, оценил не слишком высоко. У Пушкина они
вызвали восторг, великий поэт напечатал Тютчева
в своём журнале “Современник”. Среди других
было и это, посвящённое Амалии:

Я помню время золотое,
Я помню сердцу милый край.
День вечерел; мы были двое;
Внизу, в тени, шумел Дунай.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
И ты с весёлостью беспечной
Счастливый провожала день;
И сладко жизни быстротечной
Над нами пролетела тень.

Под этими строчками дата: апрель 1836
года.

Прошло четыре года. Тютчев похоронил
первую жену. Он уже женат во второй раз на
Эрнестине Дернберг, которой был сильно увлечён.
Он уже не молод и отец большого семейства. Но вот
в одном из писем он признаётся, как влюблённый
юноша: “Вы знаете мою привязанность к госпоже
Крюденер и можете себе легко представить, какую
радость доставило мне свидание с нею. После
России это моя самая давняя любовь. Ей было 14 лет,
когда я увидал её впервые. А сегодня, 2 (14) июля 1840
года, четырнадцать лет исполнилось её старшему
сыну. Она всё ещё очень хороша собой, и наша
дружба, к счастью, изменилась не более, чем её
внешность”.

Но “сладко жизни быстротечной над
нами пролетала тень”…

Прошло ещё тридцать лет. Июль 1870 года.
Больной Тютчев лечится в Карлсбаде. С фотографии,
сделанной в эти годы, смотрит не пылкий юноша с
лучезарным взором широко раскрытых ясных глаз.
Нет, мы видим седого старика, с упрямо сжатыми
губами, с жёстким, проницательным взглядом, в
котором всезнание и печаль. “Жизнь
быстротечная” прошла. Давно позади остались
высшие дипломатические посты в Баварии и
Сардинском королевстве. Позади и два собрания
стихотворений, а будет ли третье, бог весть.
Умерла и последняя его любовь – Елена Денисьева,
умерла от чахотки в 1864 году; ей было тридцать
восемь, ему – шестьдесят первый год.

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Итак, чинный, размеренный, скучный
Карлсбад. Тяжко больной Фёдор Иванович Тютчев –
к концу этого года ему стукнет шестьдесят семь
лет…

И вдруг новая встреча с Амалией
Крюденер. Ей – за шестьдесят…

Казалось бы, встретились два старых
человека, всё в прошлом, всё поросло травой
забвенья.

Но… Как будто бы романтический юноша
встретил ту же девчонку, которая когда-то
бесконечно, бесконечно давно, так потрясла
воображение и сердце!

Я встретил вас – и всё былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое –
И сердцу стало так тепло…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне, -
И вот – слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне…
Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь, -
И то же в вас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!…

Стихотворение “Я встретил вас”
написано в один день 26 июля 1870 года, имеет
посвящение: “К.Б.” (Крюденер, баронессе) – и было
опубликовано в том же году в декабрьской книжке
журнала “Заря”.

Первым написал музыку на стихи Тютчева
С.Донуаров. Потом эти стихи положил на музыку
А.Спиро и Ю.Шапорин. Но ни один из них не является
автором чрезвычайно популярного ныне варианта
романса “Я встретил вас”, который пел Иван
Семенович Козловский. Козловский услышал
мелодию этого варианта от замечательного актёра
МХАТа И.М.Москвитина и сам дирижировал напев.

Ещё недавно выходили пластинки с
записью романса в исполнении Козловского, и на их
этикетках значилось: “Автор музыки неизвестен”.
Но благодаря розысканиям музыковеда Г.Павловой
удалось доказать, что композитор, написавший
музыку, очень близкую той, что поёт Козловский, -
Леонид Дмитриевич Малашкин.

Л.Д.Малашкин родился в Рязани в 1842 году,
был одно время капельмейстером Киевской оперы и
умер в Москве в 1902 году. В публикации, посвящённой
Малашкину, Г.Павлова рассказывала: “… известно,
что в доме композитора в Рязани часто
устраивались музыкальные вечера; из раскрытых
окон, выходивших в городской сад, отчётливо были
слышны голоса, исполняющие песни и романсы,
доносились звуки фортепиано и виолончели, на
которых играли дочери Малашкина, аккомпанируя
поющим. Гуляющая в саду публика собиралась у дома
и слушала, наслаждаясь бесплатным концертом, и,
конечно многие, уходя, уносили в памяти запавший
в душу напев. Возможно, романс “Я встретил вас”
пели дуэтом, даже хором. И, передаваясь из уст в
уста, мелодия его заметно менялась, возникали её
различные варианты”.

“Лирическое завещание” Фёдора
Ивановича Тютчева остаётся любимым романсом и
молодых певцов, и молодых слушателей.

Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне, -
И вот – слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне…

(Звучит романс “Я встретил вас” в
исполнении учащихся: вокал, гитара, домра).

3-й ведущий:

“Выхожу один я на дорогу”
М.Ю.Лермонтов, 1841г.

(Звучит стихотворение под
аккомпанемент виолончели и домры).

Это стихотворение было написано за
месяц до гибели поэта. Это был период второй
ссылки на Кавказ. В начале 1841г. Лермонтову
удалось выхлопотать кратковременный отпуск.
Приехав в Петербург, опальный поэт явился на
придворный бал и был замечен царём. Николай I
распорядился немедленно выслать Лермонтва из
столицы. На некоторое время отъезд на Кавказ по
просьбе друзей и бабушки был отсрочен. Лермонтов
добивается отставки, но напрасно. Он вынужден
покинуть Петербург. Прощаясь, поэт говорил об
ожидании смерти, так как знал, что его полк
назначен в самую тяжёлую экспедицию.

Царь дал строжайшее предписание,
“чтобы начальство отнюдь не осмеливалось ни под
каким предлогом удалять его (Лермонтова) от
фронтовой службы в своём полку”. Лермонтова не
покидала мысль об отставке. “Я всё надеюсь, милая
бабушка, — писал он с дороги, — что мне всё-таки
выйдет прощенье, и я смогу выйти в отставку”.
Поэт не спешил в свой полк, всё ждал, что друзья
выхлопочут ему свободу. Путь к месту назначения
лежал через Пятигорск, где Лермонтов задержался.
Сознание одиночества не отрывало его от жизни, не
уводило в мир отвлечённых мечтаний. Поэт
взволнован величием ночи, очарован
торжественной тишиной и покоем, разлитым в
природе. Это настроение передаётся и нам,
читателям. Мы видим и “кремнистый путь”, и
“сиянье голубое”, и яркие звёзды, ощущаем
торжественную тишину ночи. Это гимн красоте,
гармонии свободной и могучей природы, не знающей
противоречий. От ночного пейзажа, тонущего в
голубом сиянье, мысль поэта обращается к
человеческому обществу, в котором бушуют страсти
и душевные тревоги, к своим грустным мыслям.
Поэтому “больно” и “трудно” оттого, что нет
“свободы” и “покоя”. Но он любит жизнь с её
страданиями и радостями, гонит прочь
промелькнувшую мысль о “холодном сне могилы”. В
заключительных строчках стихотворения
появляется образ дуба как символ вечной жизни.

Учитель:

Закончилось наше прекрасное
путешествие по стране романса. Можно с
уверенностью сказать, что мы испытали радостные
мгновенья счастья и полёта души и узнали, что
главной целью композитора остаётся стремление
выразить с возможной чуткостью замысел поэта и
усилить музыкой эмоциональный тон стихов. Для
многих авторов романс является своеобразным
дневником ярких впечатлений, душевной исповедью,
провозглашением философских идей.

Романс, как лирическая песня, всегда
нужен нам, всегда любим нами. Лирические
признания никогда не умолкнут, пока есть на земле
любовь к матери, к друзьям, к детям. Будут
появляться новые романсы вместе с новыми
влюблёнными. Никогда не отзвучат и старые
романсы – бесценный дар на все времена. Значит,
духовный мир человека всегда будет развиваться и
обогащаться, наполняя нас радостью.




Следующий: