Устный журнал по истории внеклассная работа по предмету


«…Стою в полку засадном
Вольный воин, как терний сильный.
Сотоварищи мои рядом,
Только нету еще России.
Нет России с песней державной,
С моря синя до моря синя.
Ни тесовой, ни златоглавой
Нет еще на земле России:
Как орда Мамая кончается,
Как мы ляжем костьми на поле,-
Так Россия с нас и начнется
И вовек не кончится боле!..»

С этих строк из стихотворения поэта Сергея
Орлова «Монолог воина с поля Куликова» я и хочу
начать, потому что в них заключена большая
историческая правда: с победы на Куликовом поле
начиналась Россия.

Долгим и трудным путем шел русский народ к этой
победе. Нашествие хана Батыя зимой 1237-38года
опустошило большую часть Руси. Ордынские рати
несли новые и новые разорения.

Мамай

Станислав Куняев

- Склони главу, Димитрий-князь,
и покорись судьбе,
но знай, что поступил, смирясь,
ты не в ущерб себе.

Мы будем властвовать с тобой
над племенем твоим.
Зачем нам этот смертный бой —
давай поговорим.

Что русским быть, что тюрком быть —
пустое дело, князь,
прочнее кровных нитей — нить,
которой имя власть!

Тебя в Сарай я приглашу,
вручу тебе ярлык:
А, может статься, прикажу,
чтоб вырвали язык.

За мной орда — нас тьмы и тьмы,
склонись, не прекословь.
Народ — навоз, а я и ты —
мы голубая кровь!

Для Дмитрия Донского поход Мамая не был
неожиданностью. Далеко за пределами русских
земель стояли заставами «крепкие сторожевые», и
уже 23 июля один из них, Андрей Попов, прискакал в
Москву с известием: «идет на тебя, государь,
Мамай со всеми силами ордынскими, а ныне на реке
Воронеже!» У Дмитрия было время для сбора войска.
«Воинства много и сила велика» начала
собираться в Москве и в Коломне — московской
крепости на реке Оке. 20 августа в Коломну
выступил с войском и сам великий князь. На
просторном Девичьем поле возле Коломны все полки
соединились «От начала мира не бывала такова
сила русских князей!» — гордо писал летописец.
Историки считают, что объединенная русская рать
достигла 150 тысяч человек. С этим войском Дмитрий
Донской и двинулся к Дону, чтобы разгромить
Мамая, пока он еще не соединился со своими
союзниками.

На поле Куликовом

А.Блок

Река раскинулась.
Течет, грустит лениво
И моет берега.
Над скудной глиной
желтого обрыва
В степи грустят стога.
О, Русь моя! Жена моя!
До боли
Нам ясен долгий путь!
Наш путь -
стрелой татарской
древней воли
Пронзал нам грудь.
Наш путь — степной,
наш путь — в тоске
безбрежной,
В твоей тоске, о, Русь!
И даже мглы —
ночной и зарубежной —
Я не боюсь.
Пусть ночь. Домчимся.
Озарим кострам
Степную даль.
В степном дыму
блеснет святое знамя
И ханской сабли стали:
И вечный бой!
Покой нам только снится
Сквозь кровь и пыль:
Летит, летит
степная кобылица
И мнет ковыль:
И нет конца!
Мелькают версты, кручи:
Останови!
Идут, идут
испуганные тучи,
Закат в крови!
Закат в крови,
из сердца кровь струится!
Плачь, сердце, плачь:
Покоя нет! Степная кобылица
Несется в вскачь!

В ночь с 7 на 8 сентября к Куликову полю подошли и
ордынцы. Мамай остановился на Красном холме,
возвышенности в середине поля, где теперь стоит
отлитый из чугуна монумент в честь победы
русского оружия.

На Красном холме.

Александр Бобров

Снова стою на рассвете
Перед равниной седой.
Все мы — строптивые дети
Матери мудрой одной.

Грязь по проселкам месили,
Меряли дали морей:
В чем наша сила? В бессилье
Перед любовью своей -
К этим лесам в междуречье
И к междурядьем садов,
К неумирающей речи
Весей и городов.

Снежной присыпаны крупкой
Пашни за Доном, холмы.
В чем наша молодость, друг мой?
В том, что причастны и мы
К древним курганам и храмам,
Что сохраниться смогли,
И к незатянутым ранам
Этой былинной земли,
Славу и горечь познавшей,
Бедам открытой не раз.
И называвшейся нашей
Тысячелетья до нас:

У каждого народа есть свои дорогие места,
знаменитые памятники истории и культуры, свои
национальные святыни. К ним по праву относится и
Куликово поле.

У каждой страны, каждого народа есть даты,
решительно и надолго менявшие весь ход их
общественно-политического развития. В истории
нашей страны одной из таких дат стало 8 сентября
1380г. — день Куликовской битвы.

Слово о поле Куликовом.

В. Лазарев

:И восходит в сердце,
Точно солнце, Слово
О тебе, живое
Поле Куликово.

На поле суровом
Чуть колеблет ветер
Тяжкие знамена —
Шесть больших столетий.

Сколько испытала
Лихолетий в жизни
Светлая, святая
Наша мать-Отчизна.

Стихну. Поцелую
В круговом раздолье
Край ее одежды -
Край седого поля:

Утро 8 сентября было туманным. «Полки
русские и татарские еще друг друга не видят,
потому что утро мглистое, как дым, но земля грозно
стонет, обширное поле Куликово перегибается,
реки выступили из своих берегов, потому что
никогда не было столько людей на том месте:» -
так повествует автор «Сказания о Мамаевом
побоище». Но вот в часов 11 утра туман рассеялся, и
противники начали сближаться, «и страшно было
видеть две силы великие, съезжающиеся на скорую
смерть. Татарская сила была черная, а русская
сила в светлых доспехах, как река льющаяся, как
море колеблющееся, и солнце светло сияло на ней,
лучи испуская».

Общей сече, по обычаю того времени,
предшествовал поединок богатырей. Из ордынских
рядов выехал могучий воин — Челубей. Навстречу
ему устремился из русских рядов монах Александр
Пересвет. Всадники съехались «и ударились
крепко копьями, и копья переломились, и оба упали
с коней своих на землю мертвыми, и кони их упали».
Александр Пересвет — первый герой и первый
павший в этом побоище русский воин.

Пересвет.



Станислав Куняев

- Нам не нужно победы без правды,
нам без истины радости нет! -
крестным знаменьем небо Непрядвы
осеняет чернец Пересвет.
Нет на нем ни меча, ни кольчуги —
только ряса и только копье.
Кони топчутся:Стонут подпруги:
В небе с криком кружит воронье.
Бьет копытами конь Челубея,
Пересвет подобрался в седле..
- С нами правда! — уже холодея
он шептал, припадая к земле.

629 лет назад заря, занявшаяся над Куликовом
полем, открыла взору золотоордынских
завоевателей боевые порядки русского воинства.
Рати, собравшиеся по зову Москвы под знамя
великого князя Дмитрия, ночью перешли Непрядву и
стали на поле в пешем и конном строю. Основу их
составляло первое на Руси народное ополчение — с
копьями, топорами, большей частью в самодельных
доспехах.

И войско — молодые крестьяне и ремесленники,
дружинники и торговый люд — встало насмерть под
удар вражеской конницы. Почти весь, вырубленный
кривыми саблями, лег пеший Большой полк, но
перемолол и обескровил главные силы чужеземцев.
Не принесла большого успеха врагам и последняя
фланговая атака, а стремительный натиск свежего
русского резерва решил исход сражения:

После битвы.

Иван Бунин

Воткнув копье, он сбросил шлем и лег.
Курган был жесткий, выбитый. Кольчуга
Колола грудь, а спину полдень жег:
Осенней сушью жарко дуло с юга.

И умер он. Окостенел, застыл,
Припав к земле тяжелой головою.
И ветер волосами шевелил,
Как ковылем, как мертвою травою.

И муравьи закопошились в них:
Но равнодушно все вокруг молчало,
И далеко среди полей нагих
Копье, в курган воткнутое, торчало.

Мы вспоминаем не только полководцев, но и
простых русских ратников, имена которых
сохранили для нас источники. Юрка Сапожник, Васюк
Сухоборец, Сенька Быков, Гридя Хрулец, Степан
Новосельцов — вот лишь немногие из тех простых
героев, что стояли насмерть на Куликовом поле.
Летописи донесли до нас, что в числе ратников,
снискавших славу Куликову полю, были и женщины.
Среди воинов ростовского полка называются Дарья
Ростовская и Антонина Пужбольская. Обе,
переодетые в мужскую воинскую одежду, сражались
храбро, «добыли себе чести и славного имени».

Задонщина (отрывок)

Встал Московский князь Димитрий
И могучий князь Владимир
С воеводами своими
На костях в широком поле:
- Жалостно и горько, братья,
Видеть страшную картину,
Как лежат людские трупы,
Словно сенные стога.

Жалостно и горько, братья,
Видеть страшную картину,
Как три дня без перерыва
Кровью быстрый Дон течет.
Сосчитаем, братья, скольких
Воевод бесстрашных нету,
Сколько молодых осталось
В поле навсегда лежать.

:нет с нами:
40 бояринов больших московских,
12 князей Белозерских,
20 бояринов коломенских,
40 бояр серпуховских,
30 панов литовских,
40 бояринов переяславских,
25 бояринов костромских,
35 бояринов владимирских,
50 бояринов суздальских,
70 бояринов рязанских,
40 бояринов муромских,
30 бояринов ростовских,
23 боярина дмитровских,
60 бояр можайских,
60 бояринов звенигородских,
15 бояринов углецких,
а погибло у нас всей дружины 250000.

Князь великий держит слово
Здесь, на поле Куликовом:
- Братья, и мои бояре,
Воеводы и князья!
Вот вам суженое место
Под высоким вольным небом
На реке Непрядве тихой,
Между Доном и Днепром.

Положили вы за землю,
Русскую, родную землю,
За святую веру нашу
В битве головы свои.
Вы добыли в грозной брани
Для себя великой чести,
Памятливой и нетленной
Славы для своих имен.

Так простите меня, братья,
И меня благословите
В этом времени великом
И в грядущих временах!



Мало было исторических событий Древней Руси,
которые вызвали бы в нашей литературе столько
поэтических откликов, как Куликовская битва.
Ломоносов и Карамзин, Озеров и Рылеев, Языков и
Блок прославили подвиг народа.

А. Блок

Опять над полем Куликовым
Взошла и расточилась мгла,
И, словно облаком суровым,
Грядущий день заволокла.

За тишиною непробудной,
За разливающейся мглой
Не слышно грома битвы чудной,
Не видно молньи боевой.

Но узнаю тебя, начало
Высоких и мятежных дней!
Над вражьим станом , как бывало,
И плеск и трубы лебедей.

Не может сердце жить покоем,
Недаром тучи собрались.
Доспех тяжел как перед боем.
Теперь твой час настал. — Молись!



Но не покорился русский народ! Куликово поле
стало полем его славы. Да, Русь началась задолго
до Куликова поля, но именно здесь русские впервые
осознали силу политического единства. Победа над
полчищами Мамая стала яркой вехой на пути к
созданию единой русской державы. Именно отсюда
начинается национальное, государственное и
культурное становление Русского государства.

Князь Дмитрий.

Ты бросил вызов страшной силе,
но берегись — когда сомкнут,
то матери всея России
тебя угрюмо помянут,
за то, что землю обездолил,
за то, что всех осиротил,
за то, что море крови пролил —
и все-таки не победил:
Прекрасна доля Пересвета -
пасть на миру, где смерть красна:
Что смерть — когда нужна победа!
Заколыхались знамена!

Я расстаюсь с надежной свитой,
чтоб победить иль прахом лечь.
Бренко! Возьми мой плащ расшитый!
Бренко! Возьми фамильный меч!
Благодарю судьбу за милость
быть в этот час в одном строю
со смердом: Что бы ни случилось,
я так решил, что здесь стою.
Довольно гнуться над корытом,
тебе дарованным судьбой,-
есть счастье жить в бою открытом,
я заслужил открытый бой!

Поле Куликово — это не только поле нашей
благодарной памяти, где мы можем поклониться
далеким предкам за их бессмертную любовь к
родной земле, мужество и ратную доблесть. Это
святыня России, где наше и грядущие поколения
присягают и будут присягать своему Отечеству.

Николай Тихонов

Безграничное снежное поле,
Ходит ветер, поземкой пыля,-
Это русское наше раздолье,
Это вольная наша земля.

И зовется ль оно Куликовым,
Бородинским зовется ль оно,
Или славой овеяно новой,
Словно знамя опять взметено,-
Все равно — оно кровное наше,
Через сердце горит полосой.

Пусть война на нем косит и пашет
Темным танком и пулей косой,
Но героев не сбить на колени,
Во весь рост они встали окрест,
Чтоб остался в сердцах поколений
Дубосекова темный разъезд,
Поле снежное, снежные хлопья
Среди грохота стен огневых,
В одиноком промерзшем окопе
28 гвардейцев родных!

«Курганами славы покрыты:»
Алексей Сурков

Курганами славы
покрыта родная равнина,
И Днепр, и Морава,
и Висла, и Волга — река.
Ты лжешь, чужеземец,
что медленна кровь славянина,
Что в грозные годы
душа славянина кротка.
От нас убегали
монгольские орды Мамая,
Солдат Бонапарта

мы в наших снегах погребли.
На полчища Гитлера
кованый меч поднимая,
Мы грудью прикрыли
просторы славянской земли.
От Волги иДона
до Саввы, Моравы и Дравы
Коврами цветов
мы над пеплом покроем луга.
Могилы славян
вознесутся курганами славы,
И пахаря плуг
разровняет могилы врага.

В ряду других великих событий мы обязаны
Куликовской битве тем, что 8 сентября 1380г. стало
днем возрождения Отчизны.




Следующий: