Урок творческого письма в 8-м классе по теме Знакомый незнакомец

Сколько раз приходилось слышать отчаянные
признания взрослых в том, что их подрастающие
дети обнаруживают совершенное равнодушие к
чтению классической литературы. В практике
преподавания любого учителя-филолога так или
иначе возникал вопрос: как сделать так, чтобы
дорога к Пушкину в самом начале юной жизни, а
затем неизменно и всю жизнь оставалась открытой,
доступной, желанной? Потому что путь к поэту не
устлан лаврами, а требует постоянного и
кропотливого труда души, к которому необходимо
приучаться с самых ранних лет. Наверное, Пушкина
для себя нужно просто открыть, ибо этот яркий и
глубокий поэт близок человеку любого возраста. А
поводом для открытия может быть книга, статья,
экскурсия, телевизионная передача и т. п.

2009 – памятный год в биографии А. С. Пушкина и
одновременно русского православного философа
Ивана Александровича Ильина. Личность великого
поэта всегда находилась в центре внимания
великого философа, написавшего ряд статей:
“Пророческое призвание Пушкина” (1932),
“Национальная миссия Пушкина” (1937), “Моцарт и
Сальери. Гений и злодейство” (1941), “Александр
Пушкин как путеводная звезда русской культуры”
(1943), “Александр Пушкин как человек и характер”
(1943), “Пушкин в жизни 1799-1837” (1937). Называя поэта
ренессансной личностью, гармонически поющим
классиком, родоначальником прекрасных
художественных форм, уничтожающих своим светом
хаос, Ильин неизменно подчеркивал качество поэта
“гениальным искусством прозревать сущность
вещей”. Поэтому мы и попытались объединить в
уроке творческого письма две величайшие
личности русской истории.

Особый интерес вызвали у нас и педагогические
взгляды И. А. Ильина, ставящего во главу угла
духовное пробуждение ребенка. Его вопросы: куда
идет, куда соскальзывает современный мир? что
ожидает нас? что нам делать для того, чтобы
предотвратить злейшие возможности и создать
новую прекрасную жизнь? – получили достаточно
простой ответ: нельзя упускать детство как самую
важную пору в формировании духовности личности,
нужно отойти от всего мелочного и приучить себя
смотреть вдаль.

Урок творческого письма предназначен для
учеников восьмого класса, которые к этому
моменту уже знакомы с биографией поэта, изучили
ряд программных произведений, совершили
интегративную образовательную экспедицию в
Болдино, просмотрели созданный к 200-летию поэта
видеофильм “Древо жизни”. Занятие
рекомендуется проводить в Дни памяти поэта,
поздней осенью или в начале февраля.

Цель урока: способствовать открытию учениками
новых граней личности А. С. Пушкина; поэта как
идеала и как предмета споров для современников и
последующих поколений художников и читателей;
познакомить с русским философом И. А. Ильиным и
его творческим наследием, посвященным великому
поэту.

Ход урока

Эпиграф – на доске:

Бессмертен тот, чья муза до конца
Добру и красоте не изменяла…
А. Плещеев

1. Слово учителя.

– Чтение стихотворения Н. Доризо “Посвящение”

Все в нем Россия обрела –
Свой древний гений человечий,
Живую прелесть русской речи,
Что с детских лет нам так мила,
Все в нем Россия обрела.

Мороз и солнце… Строчка – ода.
Как ярко белый снег горит!
Доныне русская природа его стихами говорит.
Все в нем Россия обрела –
Своей красы любую малость.
И в нем увидела себя,
И в нем собой залюбовалась…

– Конечно, вы догадались, что сегодня мы будем
говорить о Пушкине. Хотелось бы, чтоб этот урок
позволил вам иначе взглянуть на поэта, с чьим
творчеством вы знакомы с самого раннего детства.

Стандартная фраза “Пушкин – великий русский
поэт” сейчас способна вызвать негодование своей
узостью и косностью. К сожалению, стоит признать,
что мы имеем в своем багаже лишь жалкие крохи
Пушкина. Так как Пушкин – цельный, громадный,
трудноуловимый. Это национальный гений, который
сумел через пропасть времени указать нам нужные
русла, решить наши нравственные задачи.

Мир Пушкина – мир объемный, в нем время
является пространством, а границ между прошлым и
будущим нет. Удивительно пророческую
характеристику поэту дал Гоголь, который назвал
его “русским человеком в его развитии, в каком
он, может быть, явится через двести лет”. Мы
убеждаемся сейчас, что Пушкин – это наша история
и современность.

Хотелось бы процитировать отрывок статьи
Доризо, стихотворение которого вы только что
слышали: “Пушкин – поэт. Но Пушкин больше, чем
поэт. Хотя слово “поэт” – великое слово, оно не
может выразить все то, что для нас значит Пушкин.
Пушкин – литература и история. Пушкин –
философия и искусство. Если Петр Первый был
государственным преобразователем России, то
Пушкин был духовным ее преобразователем”.

В настоящее время существует множество
возможностей ближе познакомиться, открыть для
себя Пушкина. Это и посещение пушкинских мест, и
чтение издаваемых о Пушкине книг, и изучение в
курсе мировой художественной литературы
богатого музыкального и изобразительного
наследия, отражающего данную тему.

2. Задание классу

– Давайте вспомним запомнившиеся строки из
наследия А. С. Пушкина. Запишите от трех до пяти
строчек, которые всплывают в памяти.

– Прочитайте свои записи вслух классу. По ходу
чтения записывайте строчки, которые лучше других
подходят к вашему Пушкину.

3. Работа с текстом И.А. Ильина.

– Сегодня хотелось бы познакомить вас еще с
одним взглядом на творчество великого поэта –
взглядом русского религиозного философа Ивана
Александровича Ильина. Иван Александрович в 1922
году вместе с большой группой деятелей был
выслан из России. Провел долгие годы в эмиграции,
был основателем русского научного общества в
Берлине, издавал журнал “Русский колокол”,
опубликовал ряд книг. Умер в Цюрихе 21 декабря 1954
года. В 2005 году прах Ильина перезахоронен в
Донском монастыре в Москве.

Личность Пушкина были всегда в центре внимания
Ильина, посвятившего ему целый ряд статей:
“Пророческое призвание Пушкина” (1932),
“Национальная миссия Пушкина” (1937), “Моцарт и
Сальери. Гений и злодейство” (1941), “Александр
Пушкин как путеводная звезда русской культуры”
(1943), “Александр Пушкин как человек и характер”
(1943), “Пушкин в жизни 1799–1837” (1937).

– Прочитайте 3 главу статьи Ильина
“Пророческое призвание Пушкина”. Подчеркните
важные на ваш взгляд цитаты, сделайте запись в
тетради: “Мне открылось, что…”, “Мне
запомнилось, что…”, “Меня удивило, что…”.
Прочитайте свои записи. По ходу чтения
записывайте мнение других, то, что особенно
привлекло внимание.

4. Выбор эпиграфа.

– Прочитайте цитаты из статей И. А. Ильина о
Пушкине, выберите одну в качестве эпиграфа.
Прочитайте ее вслух.

5. Создание авторского текста.

– Напишите текст на данную тему, не отступая от
нее и используя выбранный вами эпиграф. “К чему
изобретать национальный гений? Ведь Пушкин есть
у нас…” (из стихотворения Н. Матвеевой
“Пушкин”)

6. Презентация сочинений и чтение
стихотворения Н. Матвеевой “Пушкин”

К чему изобретать национальный гений?
Ведь Пушкин есть у нас: в нем сбылся русский дух.
Но образ родины он вывел не из двух
Нужд или принципов и не из трех суждений;
Не из пяти берез, одетых в майский пух,
И не из тысячи гремучих заверений;
Весь мир – весь белый свет! – в кольцо его
творений
Вместился целиком. И высказался вслух.

…Избушка и… Вольтер, казак и … нереида.
Лишь легкой створкой здесь разделены для вида;
Кого-чего тут нет!.. Свирель из тростника
И вьюг полнощных рев; средневековый патер;
Золотокудрый Феб, коллежский регистратор,
Экспромт из Бомарше и – песня ямщика!

7. Домашнее задание

Хотелось бы, чтобы ваша встреча с Пушкиным
длилась всю жизнь. Познать русского поэта
невозможно без талантливо написанных о нем книг.
Рекомендую прочитать роман Юрия Тынянова
“Пушкин”, в котором создан духовный портрет
поэта; дилогию Новикова “Пушкин в изгнании”,
повествующую о Южной и Михайловской ссылках;
путеводитель “Тропа к Пушкину”, созданный П.
Боголеповой, Н. Верховским, М. Сосницкой; книгу Г.
Волкова “Тебя, как первую любовь…”; Е. Маймина
“Пушкин. Жизнь и творчество”, П. Е. Щеголева
“Дуэль и смерть Пушкина”. К следующему уроку
подготовиться к читательской конференции по
произведениям, написанным о Пушкине.

Материалы к уроку.
Иван Александрович Ильин об Александре
Сергеевиче Пушкине.

Его [А.С. Пушкина] внутренняя, жизненно-душевная
свобода выражается в чертах, свойственных
русскому характеру и русскому общественному
укладу. Таковы эти черты: душевного простора,
созерцательности, творческой легкости,
страстной силы, склонности к дерзновению,
опьянение мечтою, щедрости и расточительности, и,
наконец, это искусство прожигать быт смехом и
побеждать страдание юмором.

Пушкин всю жизнь предавался внешнему и
внутреннему созерцанию, и воспевал “лень”; но
чувствовал, что он имел право на эту “лень”, ибо
вдохновение приходило к нему именно тогда, когда
он позволял себе свободно и непринужденно
пастись в полях и лугах своего созерцания.

Итак, вот его [Пушкина] завещание русскому
народу: гори, играй, импровизируй, но всегда учись
сосредоточенному труду и требуй от себя
совершенной формы.

Пушкин, как настоящий русский человек, жил в
формах отваги и мужества: не только
политического, но и общественного; не только
общественного, но и личного; не только бытовою
храбростью, но и духовным дерзанием.

Таково завещание его [Пушкина] русскому народу,
в искусстве и в историческом развитии: добротою и
щедростью стоит Россия; властною мерою спасается
она от всех своих соблазнов.

… все, что он [Пушкин] создал прекрасного, вошло
в самую сущность русской души и живет в каждом из
нас; мы неотрывны от него так, как он неотрывен от
России; мы проверяем себя его видением и
суждениями; мы по нему учимся видеть Россию,
постигать ее сущность и ее судьбы; мы бываем
счастливы, когда можем подумать его мыслями и
выразить свои чувства его словами; его творения
стали лучшей школой русского художества и
русского духа…

… чем дальше мы отходим от него [Пушкина], тем
величавее, тем таинственнее, тем чудеснее
рисуется перед нами его образ, его творческое
обличие, подобно великой горе, не умаляющейся, но
возносящейся к небу по мере удаления от нее…

Мы вместе с Языковым признаем поэзию Пушкина
истинным “священнодействием”…Вместе с
Баратынским мы именуем его “наставником” и
“пророком”. И вместе с Достоевским мы считаем
его “великим и непонятым еще
предвозвестителем”.

И мы не только не придаем значения пересудам
некоторых современников его о нем, о его
страстных проявлениях, о его кипении и порывах;
но еще с любовью собираем и бережно храним
пылинки того праха, который вился солнечным
столбом за вихрем пушкинского гения. Нам все
здесь мило, и дорого, и символически поучительно.
Ибо мы хорошо знаем, что всякое движение на земле
поднимает “пыль”; что ничто великое на земле
невозможно вне страсти:

Мы, русские люди, уже научились и должны
научиться до конца и навсегда – подходить к
Пушкину не от деталей его эмпирической жизни и не
от анекдотов о нем, но от главного и священного в
его личности, от вечного в его творчестве… от тех
духовных содержаний, которые он усмотрел в
русской жизни, в русской истории и в русской душе,
и которыми он утвердил наше национальное бытие.

Единственный по глубине, ширине, силе и
царственной свободе духа, Пушкин дан был нам для
того, чтобы создать солнечный центр нашей
истории, чтобы сосредоточить в себе все
богатство русского духа и найти для него
неумирающие слова…

Пушкин есть начало очевидности и радости в
русской истории. В нем русский дух впервые
осознал и постиг себя… Здесь русское древнее
язычество (миф) и русская светская культура
(поэзия) встретились с благодатным дыханием
русского Православия (молитва) и научились у него
трезвению и мудрости.

Все бремя нашего существования, все страдания и
трудности нашего прошлого, все наши страсти, –
все принято Пушкиным, умудрено, очищено и прощено
в глаголах законченной солнечной мудрости.

Пушкин, наш шестикрылый серафим, отверзший нам
зеницы и открывший нам и горнее, и подводное
естество мира, вложивший нам в уста жало мудрыя
змеи и завещавший нам превратить наше трепетное
и неуравновешенное сердце в огненный угль…

И. Ильин.
Пророческое призвание Пушкина.

3.

Пушкин есть чудеснейшее, целостное и победное
цветение русскости. Это первое, что должно быть
утверждено навсегда.

Рожденный в переходную эпоху, через 37 лет после
государственного освобождения дворянства,
ушедший из жизни за 24 года до
социально-экономического и правового
освобождения крестьянства, Пушкин возглавляет
собою творческое цветение русского культурного
общества…

Пушкин стоит на великом переломе, на гребне
исторического перевала. Россия заканчивает
собирание своих территориальных и
многонациональных сил, но еще не расцвела
духовно: еще не освободила себя социально и
хозяйственно, еще не развернула целиком своего
культурно-творческого акта, еще не раскрыла
красоты и мощи своего языка, еще не увидела ни
своего национального лика, ни своего
безгранично-свободного духовного горизонта.
Русское дворянство еще не успело приступить к
своей самостоятельной
культурно-государственной миссии; оно еще не
имеет ни зрелой идеи, ни опыта, а от XVIII века оно
уже унаследовало преступную привычку
терроризировать своих государей дворцовыми
переворотами. Оно еще не опомнилось от Пугачева,
а уже начинает забывать впечатления от этого
кровавого погрома, этого недавнего отголоска
исторической татарщины. Оно еще не срослось в
великое национальное единство с простонародным
крестьянским океаном; оно еще не научилось чтить
в простолюдине русский дух и русскую мудрость и
воспитывать в нем русский национальный инстинкт;
оно еще крепко в своем крепостническом укладе, –
а уже начинает в лице декабристов носиться с
идеей безземельного освобождения крестьян, не
помышляя о том, что крестьянин без земли станет
беспочвенным наемником, порабощенным и вечно
бунтующим пролетарием…

Россия стояла на великом историческом
распутии, загроможденная нерешенными задачами и
ни к чему внутренно не готовая, когда ей был
послан прозорливый и свершающий гений Пушкина, –
Пушкина пророка и мыслителя, поэта и
национального воспитателя, историка и
государственного мужа… Ему был дан поэтический
дар восхитительной, кипучей, импровизаторской
легкости; классическое чувство меры и
неошибающийся художественный вкус; сила острого,
быстрого, ясного, прозорливого, глубокого ума и
справедливого суждения, о котором Гоголь как-то
выразился: “если сам Пушкин думал так, то уже
верно, это сущая истина”. Пушкин отличался
изумительной прямотой, благородной простотой,
чудесной искренностью, неповторимым сочетанием
доброты и рыцарственной мужественности. Он
глубоко чувствовал свой народ, его душу, его
историю, его миф, его государственный инстинкт. И
при всем том он обладал той вдохновенной
свободой души, которая умеет искать новые пути,
но которая по существу подобала его гению и была
необходима его пророческому призванию.

А призвание его состояло в том, чтобы принять
душу русского человека во всей ее глубине, во
всем ее объеме и оформить, прекрасно оформить ее,
а вместе с нею – и Россию. Таково было великое
задание Пушкина: принять русскую душу во всех ее
исторически и национально сложившихся
трудностях, узлах и страстях; и найти, выносить,
выстрадать, осуществить и показать всей России –
достойный ее творческий путь, преодолевающий эти
трудности, развязывающий эти узлы, вдохновенно
облагораживающий и оформляющий эти страсти…

Пушкину была дана русская страсть, чтобы он
показал, сколь чиста, победна и значительна она
может быть и бывает. Пушкину был дан русский ум,
чтобы он показал, к какой безошибочной
предметности, к какой сверкающей очевидности он
бывает способен, когда он несом сосредоточенным
созерцанием, благородною волею и всевнемлющей,
всеотверстой духовно свободной душой.

Но в то же время Пушкин должен был быть и сыном
своего века, и сыном своего поколения. Он должен
был принять в себя все отрицательные черты, струи
и тяготения своей эпохи, все опасности и соблазны
русского интеллигентского миросозерцания, – не
для того, чтобы утвердить и оправдать их, а для
того, чтобы одолеть их и показать русской
интеллигенции, как их можно и должно побеждать…

Следующий: