Урок-суд по роману А. Фадеева Разгром. Тема: Виновен ли Мечик в содеянном?

Цели урока.

Образовательные цели:

  • обеспечить в ходе урока повторение темы
    “Поступок Мечика”;
  • сформировать умение планирования ответа;
  • побудить обдумать, пережить конфликт, связанный
    с защитой чести и человеческого достоинства;
  • сформировать взгляды о времени гражданской
    войны;
  • выявить авторскую позицию;
  • совершенствовать литературоведческие знания о
    теме, идее, построении произведения.

Развивающие цели:

  • развивать у учащихся умение выделять главное,
    существенное, обобщать факты, логически излагать
    свои мысли.
  • Воспитательные цели:

  • человек, его поиски истины, его размышления о
    вечных проблемах бытия.
  • Вид урока:

    урок обобщения и систематизации
    ЗУН.

    Форма урока:

    урок – театр.

    Оборудование:

    класс – судебный зал.

    План судебного следствия.

  • Формируется комиссия присяжных заседателей
    (судей, обвинителей и защитников). Отбираются два
    присяжных в соответствии со ст. 439 УПК РФ.
  • Присяжные принимают присягу.
  • Оглашение обвинительного заключения (оглашает
    секретарь).
  • Допрос подсудимого (отвечает на вопросы судьи).
  • Судебное следствие:
    • показания свидетелей;
    • показания экспертов (экспертное заключение со
      стороны обвинения, экспертное заключение со
      стороны защиты);
    1. Прения сторон:
    • слово предоставляется гос. обвинителю;
    • слово предоставляется гос. защитнику.
    1. Суд ставит на обсуждение коллегии присяжных (по
      согласованию сторонами) вопросы вердикта.
    • Доказано ли, что Мечик нарушил закон?
    • Доказано ли, что Мечик виновен в смерти людей?
    • Доказано ли, что Мечик виновен в данном
      преступлении?
    1. Присяжные удаляются для вынесения вердикта.
    2. Вынесение приговора судей.

    Присяга (принимают присяжные)

    Клянусь исполнять свои обязанности честно и
    беспристрастно, принимать во внимание все
    рассмотренные в суде доказательства, доводы,
    обстоятельства дела и ничего, кроме них,
    разрешать дело по своему внутреннему убеждению и
    совести, как подобает свободному гражданину и
    справедливому человеку.

    Оглашение обвинительного заключения
    (зачитывает секретарь)

    В годы гражданской войны, на Тудо–Вакском
    тракте, боец Мечик вместе с ординарцем Морозкой
    был послан в дозор командиром отряда –
    Левинсоном.

    По дороге Мечик наткнулся на казаков. Он, тихо
    вскрикнув, соскользнул с седла и, сделав
    несколько унизительных телодвижений, вдруг
    стремительно покатился куда–то под откос.

    Он больно ударился руками о мокрую колоду,
    вскочил, поскользнулся, – несколько секунд,
    онемев от ужаса, барахтался на четвереньках, и,
    выправившись наконец, побежал вдоль по оврагу, не
    чувствуя своего тела, хватаясь руками за что
    попало и делая невероятные прыжки. За ним
    гнались: сзади трещали кусты и кто–то ругался со
    злобным придыханием.

    Тем временем Морозка знал, что впереди еще один
    дозорный, тоже плохо следил за тем, что творилось
    вокруг него.

    Так как Мечика впереди уже не было, то он выехал
    прямо на засаду. Он выхватил револьвер и, высоко
    подняв его над головой, чтобы было слышнее,
    выстрелил три раза, как было условлено. Морозка
    погиб. Сигнал был услышан. Отряд, услышав
    выстрелы, был вынужден принять бой. Из всего
    отряда в живых осталось 19 человек.

    Подсудимый Павел Мечик обвиняется в том, что:

    1. находясь в разведке, не предупредил отряд об
      опасности, не дал условного сигнала, нарвавшись
      на засаду;
    2. не вступил в перепалку с врагами;
    3. бежал, оставив место боя, и в результате чего
      погиб почти весь отряд.

    Допрос подсудимого (отвечает на вопросы судьи)

  • Как вы, боец Мечик, попали в отряд?
  • Хотелось ли Вам идти в разведку?
  • Какие чувства вы испытывали, когда узнали, что в
    разведку пойдете с Морозкой?
  • Какие отношения у Вас сложились лично с
    Морозкой?
  • Как вы можете охарактеризовать. как бойца и как
    человека, Морозку?
  • Испытывали ли вы зависть к погибшему Морозке?
  • Считаете ли Вы, что совершили преступление, и
    признаете Вы свою вину?
  • Что можете сказать в свою защиту?
  • Судебное следствие

    Дают показания свидетели.

    Левинсон.

    Бакланов предложил мне послать дозор. Я
    согласился и попросил его распорядиться. Через
    минуту меня кто–то обогнал. Мне показалось
    что–то неправильное в том, что Мечик едет в
    дозор, но я не смог заставить себя разобраться в
    этой неправильности и тотчас же забыл об этом.
    Потом еще кто–то проехал мимо. Бакланов крикнул
    Морозке, чтобы они не теряли друг дружку из вида.
    Мечик ехал первым, за ним – Морозка.

    Спустя какое–то время я услышал выстрелы, они
    прозвучали так неожиданно, что я не воспринял их,
    а понял их значение тогда, когда раздался залп по
    Морозке.

    Потом я выхватил шашку и сказал: “На прорыв!”,
    – и отряд помчался. Затем что–то грохочущее
    обрушилось на меня, и я полетел над какой–то
    пропастью, когда очнулся, снова сидел в седле,
    только в руке не было шашки. Услышав стрельбу,
    понял, что это стреляют по нам. Когда все
    закончилось, я оглянулся и увидел, что осталось в
    живых 18 человек. Я спросил: “Где Бакланов?”, и
    Гончаренко ответил, что его убили. Варя
    заплакала. Так в живых осталось 18 человек.

    О судьбе подсудимого больше ничего не знал.

    Варя.

    В разведку были посланы Мечик и Морозка.
    Сначала ехал Мечик, за ним мой муж. Спустя
    некоторое время мы услышали выстрел. Командир
    отряда Левинсон поднял шашку, и все поняли, что
    нужно принимать бой.

    В бою много человек погибло.

    В живых осталось только 18 человек. Что
    случилось с моим мужем, я узнала потом, вернее
    догадалась.

    Слово обвинителя

    Преступление, совершенное Мечиком, было
    закономерным. Все его действия, поступки
    предрасполагали к такому концу, каким мы его
    сегодня увидели. Не так давно, шагая из города с
    путевкой в сапоге и револьвером в кармане, Мечик
    очень смутно представлял себе, что его ожидает.
    Он бодро насвистывал “веселенький городской
    мотивчик”, ему хотелось борьбы и движения. А что
    это за борьба и что она принесет ему, он не знал,
    да, наверное, и не очень хотел знать.

    До встречи с партизанским отрядом Мечик
    представлял людей совсем другими. На самом же
    деле “они издевались над Мечиком по всякому
    поводу – над его городским пиджаком, над
    правильной речью, над тем, что он не умеет чистить
    винтовку, даже над тем, что он съедает меньше
    фунта хлеба за обедом”.

    А не мстил ли Мечик этим людям за то, что они не
    признавали его?

    Не по этой ли причине он не стал их защищать и
    предупреждать об опасности. Ведь если они не
    любили его, значит, и он не любил их.

    Что касается Морозки, то, по–моему, его он
    просто ненавидел. И думать о нем в эту страшную
    минуту ему и в голову не пришло. Ведь Морозка, по
    словам подсудимого, насмехался над ним.

    А ведь этот человек забыл, что именно Морозка
    когда–то спас его и привел в отряд.

    Не нужно забывать в данном случае и о Варе. Ведь,
    хоть Варя была законной женой Морозки, все–таки
    у Мечика к ней были какие–то чувства. И здесь
    уместна, может быть, ревность. А вдруг наш
    уважаемый подсудимый совершил свой поступок из
    расчета отомстить Морозке из–за женщины.
    Уважаемые судья и присяжные, прошу учесть и этот
    факт.

    А если вспомнить разведку Мечика и Бакланова?
    Как, после всего случившегося, Мечик чувствовал
    дикую радость избавления и то, как в горячей пыли
    корчится убитый им японец, исходя последними
    смертными муками”.

    Разве может человек с нормальной психикой и
    железными нервами испытывать радость от мук
    другого человека? Конечно, нет. Значит, в голове
    Мечика могла возникнуть кровавая идея отмщения
    за честь, за свои переживания, за муки. Ведь, как
    считал сам подсудимый, Морозка был лучше его по
    многим качествам, в том числе он был смелее его.
    Он желал Морозке всяческого зла и только “сам не
    мог причинить его из трусости”.

    Из вышесказанного можно сделать вывод, что
    основания для преступления все–таки у Мечика
    были, и, что самое удивительное, преступление
    было совершено умышленно, а не случайно. Слишком
    много страдал наш обвиняемый от потерпевших.

    Слово защитника

    Уважаемый суд! Мечик совершил преступление
    неумышленно. По сути своей, он человек добрый и
    легкоранимый. Господин обвинитель говорил, что
    Мечик очень смутно представлял себе, что его
    ожидает. И потом, подзащитному все–таки
    “хотелось борьбы”. Он не отсиживался дома в
    такое трудное для страны время.

    В отряде к нему относились не так, как бы ему
    хотелось, над ним даже “издевались по всякому
    поводу”.

    И тем не менее Мечик не испытывал ненависти к
    таким людям. Он понимал, что им так же трудно в
    таких условиях.

    Что касается Морозки, то, на мой взгляд, у
    подзащитного не было особых причин его
    ненавидеть, как утверждает уважаемый коллега. Он,
    наоборот, чувствовал благодарность к ординарцу,
    ведь он его спас, а Морозка сразу невзлюбил
    Мечика. А почему? Они принадлежали к разным
    социальным слоям. И как Морозке мог понравиться
    интеллигентный парень?

    Что касается Вари, то, на мой взгляд, никакой
    ревности со стороны Мечика тут не было. Ведь
    между подсудимым и “милосердной сестрой” были
    нормальные человеческие отношения. Она
    ухаживала за ним, и в отличие от других партизан,
    относилась с теплотой и пониманием. Мечик ей был
    за это благодарен.

    В разведке с Баклановым мой подзащитный ведет
    себя вполне нормально. Ведь шла война, а на войне
    либо ты, либо тебя. Так вот, если бы Мечик не убил
    японца, тот убил бы его. Это только инстинкт
    самосохранения.

    Господин обвинитель утверждает, что у Мечика
    была кровавая идея отмщения. Такой человек не
    может мстить в силу своего характера и отношения
    к людям. Для этого он слишком мягкий и добрый.
    Ведь он сильно раскаивается в содеянном,
    испытывает страшные муки от своего поступка.
    Мечик не хотел никому причинять зла. Все
    произошло очень быстро. И Мечик не успел осознать
    весь ужас своего положения. Можно ли строго
    судить человека за то, что он пытался сохранить
    себе жизнь, сразу не оценил создавшуюся
    обстановку?

    Люди ведь все очень разные, с разными
    характерами и темпераментами. Морозка был сильно
    горяч, а подзащитный слишком спокойный.

    Господин судья и господа присяжные, по–моему
    мнению, Мечик не может быть сурово наказан. Он
    чистосердечно признал свою вину и полностью ее
    осознал. Прошу Вас не выносить суровый приговор.

    Приговор.

  • Боец отряда Левинсона Павел Мечик совершил
    преступление. По его вине погибли бойцы отряда,
    т.к. он, в силу своего неустойчивого характера, не
    предупредил свой отряд об опасности. В
    результате чего погибли Морозка и часть
    партизанского отряда.
  • Мечик совершил данное преступление не
    намеренно, а необдуманно, понимал, что он явился
    виновником гибели партизанского отряда. Он не
    отрицал своей вины.
  • Считать бойца Мечика виновным в совершении
    преступления и назначить меру наказания 5 лет в
    исправительно–трудовом лагере.
  • Следующий: