Урок по теме Из истории благотворительности династии Боратынских

Цели урока:

  • образовательная – воспроизвести картину
    истории родного края конца XIX-начала XX веков,
    связав ее с деятельностью династии Боратынских в
    форме экскурсии;
  • развивающая — подвести итог исследовательской
    деятельности в изучении истории родного края в
    форме экскурсии; развитие навыков устной речи
    дать навыки экскурсоводческой деятельности;
  • воспитательная – воспитание добрых
    человеческих качеств: любви к истории родного
    края, к ближним, внимания, сострадания,
    отзывчивости, патриотизма

Оборудование: фотографии из фондов
музея Е. А. Боратынского в г. Казани.

Ход урока

1. Вступительное слово учителя.

- Твори добро, не требуя награды,
Оно вернется светом среди тьмы,
Минуя все препоны и преграды
Верь в это свято и твори добро.

Указом Президента Республики Татарстан М. Ш.
Шаймиева 2007 год был объявлен Годом
благотворительности.

Благотворительность – это “проявление
сострадания к ближнему и нравственная
обязанность имущего спешить на помощь
неимушему” (так обозначено в словаре Брокгауза и
Ефрона).

И мы с вами не остались в стороне. Сколько
добрых дел сделано нами за этот период.

Занимались ли люди благотворительной
деятельностью в прошлом ?

Кто были эти люди?

В какой форме проходило оказание помощи людям?

На эти вопросы мы ответили в результате нашей
исследовательской деятельности, изучая
материалы истории родного края.

Давайте послушаем: что же у нас получилось.

2. Ученик.

Деревня Шушары Казанского уезда была куплена
Николаем Евгеньевичем Боратынским, сыном
знаменитого поэта Евгения Абрамовича
Боратынского, в 1868 году. Имение тогда находилось
в самом расстроенном состоянии. Деревня состояла
из 22 дворов. Избы были покрыты соломой, многие
покривились и почернели. Жена Николая
Евгеньевича Ольга Александровна вспоминала о
своей первой поездке:

“То, что называлось усадьбой, было довольно
большое, кое-как загороженное место, на котором
стоял маленький флигелек с двумя комнатами.
Никаких признаков сада или огорода не помню. Как
ни толковал мне мой муж о том, где и как что будет,
я ничего не поняла и несколько разочарованная
вернулась домой”.

В июле 1869 года произошла закладка дома в
Шушарах. Через год он был уже готов, а спустя
несколько лет Шушары вообще было трудно узнать.

3. Ученик.

В центре усадьбы был деревянный дом, похожий на
замок. Разросся большой сад. По склону спускалась
широкая каменная лестница, внизу были разбиты
цветочные клумбы. Главную красоту шушарского
сада составляла чудесная березовая аллея. ,
которая вела к реке Казанка. Березовая аллея была
своеобразной “зеленой гостиной”, где встречали
гостей, совершали прогулки, назначали свидания,
читали стихи. “Березы были столетние, и каждый
год ни одну из них ломала буря, вся аллея
представляла из себя живую летопись, так как кора
берез была испещрена надписями…”, — вспоминала
Ксения Боратынская, внучка поэта Боратынского.

4. Ученик.

Здесь, недалеко от усадьбы, на Мельнице был
построен и зимний дом – красивый, двухэтажный, с
комфортом. Николай Евгеньевич провел в дом и воду
и телефон, что всех привело в восторг. Самой
большой страстью шушарских обитателей от мала до
велика был театр. В 1886 году Николай Евгеньевич
построил в Шушарах открытую сцену с занавесями и
кулисами. Роли исполняли дети, служащими были
крестьяне, а зрителями – крестьяне соседних
деревень. 29 июня был дан первый спектакль по
комедии Скриба.

5. Ученик

И на Лядской улице в Казани (ныне это музей Е. А.
Боратынского) часто проводились
благотворительные спектакли, деньги от которых
Ольга Александровна через попечительный о
бедных комитет передавала бедствующим
крестьянам.

Репертуар шушарского театра был разнообразен:

- пьесы французских авторов;

- пьесы А. Островского;

- отрывки из произведений И. Тургенева, Л.Н.
Толстого, А.П. Чехова.

В антракте исполнялись всеми любимые шуточные
куплеты.

В 1898 году умер Николай Евгеньевич. Еще задолго
он собирался построить часовню и церковь для
крестьян на Мельнице. Перед смертью он сказал
Ольге Александровне, своей жене:

“Если поправлюсь, то устрою несколько кроватей
для больных, вроде маленькой больницы, вижу как
даже при таком нежном уходе, каким пользуюсь я,
трудно хворать, каково же бедным крестьянам,
лишенным всякого ухода”. Через 1,5 года после
смерти Николая Евгеньевича Ольга Александровна
построила часовню и церковь. А еще через год была
построена богадельня на 8 коек. Здесь жили
больные, одинокие пожилые люди, теперь ненужные
своим бывшим хозяевам из-за старости, а иногда и
дети-сироты. Боратынские их кормили, одевали,
лечили. В своих дневниках Ольга Александровна
записала:

“Признаю, что сила и смысл жизни в честности,
труде и добром отношении к людям, а невольно ищу к
этому разных придаточных условностей-
культурность, изящество, традиции. Знаю, что
нужно помогать и давать, давать как можно
больше”.

6. Ученик.

Деятельность Ольги Александровны Боратынской
была безгранична. Она являлась членом Казанского
попечительного о бедных комитете. Она заботилась
о бедных семьях в городе и в других уездах.
Организовывала пожертвования,
благотворительные спектакли и сама вносила
немалые денежные суммы. В Шушарах она создала
артель “шитушек”- женщин вышивальщиц по
дерганому полотну. В зимнее время это было
хорошим подспорьем для деревенских женщин.
Расходы на материал и нитки брала на себя. В 1893
году в городе Чикаго (США) состоялась всемирная
выставка устройства русского отдела женского
труда, где работы шушарских мастериц ,были
удостоены похвальным отзывом и бронзовой
медалью. И некоторые вещи были направлены в
Главный педагогический музей г. Филадельфии на
постоянное хранение.

7. Ученик.

В неурожайные годы Ольга Александровна была
организатором сбора денежной помощи нуждающимся
крестьянам. Она устраивала общественные
столовые в Шушарах, Каймарах и других деревнях за
собственный счет и частные пожертвования.

Внучка Е.А. Боратынского Ксения Николаевна в 1902
году организовала в селе Шушары Казанского уезда
школу для крестьянских детей по типу
яснополянской школы Л.Н. Толстого, которая
просуществовала до 1907 года. Ксения Николаевна
заменила тяжело заболевшую учительницу Д.
Михайлову, но жалования отдавала ей. А с 1902 года
стала официально земской учительницей.
Заслуженный художник Чувашии Н.К. Сверчков в
своей книге “Счастье” вспоминает:

“Ксения Николаевна производила набор
мальчиков инородческого происхождения –
чувашей, черемисов, татар, вотяков в свою частную
школу… Так я оказался слушателем школы для
неимущих. Размещалась она в имении Боратынских
на Мельнице…”

Из дома-усадьбы на улице Большая Лядская, ныне
улица Горького города Казани, купленного сыном
поэте Николаем, “моя мать выходила, вернее,
выезжала на телеге набирать, а, вернее, подбирать
отверженных городской школой- кого по
национальному признаку, кого за участие в
заводской маевке, кого просто по недостатку
мест… Моя мать рассказывала как горели глаза
ребят влезавших на волшебную телегу после
“провала” на экзамене, как пылко было
восклицание “Ой, хочу!” — в ответ на вопрос:
“Хочешь учиться?… Очень хочешь?”

8. Ученик.

Школа была основана К.Н. Боратынской в
небольшом деревенском доме. Это была школа
повышенного типа по сравнению с городской
народной школой. Главной философской основой
школы был досуг. “Лесная “Баратынка”, так
назвала правнучка поэта школу в Шушарах видела в
своих стенах:

- игры в почту;

- литературные экспромты;

- спектакли Островского, Грибоедова;

- декламации;

- свободные диспуты.

Эти мероприятия развивали ребят с
эстетическим, а главное, морально.

Из шушарской школы вышли ставшие потом
народными художниками Никита Сверчков и Моисей
Спиридонов, будущий соратник Дзержинского
Георгий Иванов, воспитанные на свободных
диспутах “Баратынки”, заслуженная учительница
Чувашии Ксения Сазонова . Ксения Сазонова вела
многолетнюю переписку с Ксенией Николаевной.
Письма хранятся в музее Е. А. Боратынского и
предсаляют настоящие поэмы о любви к той, что
открыла двери света.

Ольга Александровна мать Ксении вечерами
собирала за своим сытным столом самих учителей
школы.

9. Ученик.

Никита Кузьмич Сверчков в 1905 году поехал
поступать в город Казань, в учительскую
семинарию.



Позже он будет вспоминать, что провалился на
экзамене по русскому языку. Обстоятельства
сложились для него счастливо. Председателем
приемной комиссии был внук знаменитого
Боратынского. Александр Николаевич Боратынский,
его сестра Ксения в своем имении Шушары под
Казанью содержали школу, в котрой на свои
средства готовили детей из бедных крестьянских
семей к поступлению в срдние учебные заведения.
Ксения Николаевна отобрала полтора десятка
учеников из тех, кто провалился на экзамене, с
тем, чтобы подготовить их более основательно.
Среди них было 6 чувашей: Никита Сверчков, Моисей
Спиридонов, Михаил Адрианов, Порфильев, Ефимов и
одна девушка. Пришли на Большую Лядскую в дом
Боратынских. К вечеру подошло несколько подвод,
груженных кирпичом, учеников рассадили и обоз
тронулся. И вот мост через речку, мельница, за ней
усадьба: деревянный двухэтажный дом,
хозяйственные постройки. Всех повели в людскую
ужинать.

Из воспоминаний Н.К. Сверчкова: “Я никогда не
забуду совета моей любимой учительницы Ксении
Николаевны, постоянно подчеркивающей, что после
получения образования не только учителя, но и
художники, и музыканты должны возвратиться в
деревню, идти в народ и просвещать его … учить
его добру, помочь ему осознать себя. ”

Вместе с Ксенией Николаевной учителем работала
и ее сестра Екатерина. Екатерина Николаевна была
врачом, лечила местных крестьян и их детей.
Лекарства приносила с собой, которые Боратынские
выписывали из лучших аптек Москвы и Петербурга.
Сама Ксения Николаевна вольнослушательницей
посещала Казанскую художественную школу.
Красиво рисовала сама и учила своих учеников. Она
часто выезжала в городской театр со своими
учениками, посещали соседнюю усадьбу богатого
помещика Журавлева. В 1906 году ездили на экскурсию
в Казань.

10. Ученик.

Приближалось 100-летие со дня рождения А.С.
Пушкина. Боратынские особо трепетно относились к
имени великого поэта. Было решено устроить
праздник для крестьян Шушар, Каймар, соседних
деревень и жителей города. Ольга Александровна
подготовила сценарий. Ксения Николаевна научила
крестьянских детей читать стихи Пушкина и
проводила репетиции хора. 29 мая 1899 году состоялся
Пушкинский праздник в Шушарах. Здесь звучали
стихи, играл оркестр народных инструментов,
выступал объединенный хор крестьян Киндерей,
Каймар и Шушар.

Настало время расставаться. Ксения Николаевна
пригласила фотографа сделать последние снимки.
Раздала фото на память с надписью “На память о
Шушарской школе – колыбели вашей полноценной и
плодотворной жизни”. Школа существовала до 1907
года. Ксения Николаевна вышла замуж за
крестьянина Архипа Кузьмича Алексеева, который
как-то пришел просить помощь для поступления на
учебу в г. Казань, и стала заниматься семьей.
Школа для нее являлась не просто обыкновенной
работой учителя, а служением высокому идеалу
добра, и только будучи свободным, от личных забот
и чувств она смогла бы быть “творцом своего
дела”.

11. Ученик.

Духовная жизнь школы кипела под
покровительством и с великой помощью внука поэта
А.Н. Боратынского. Александр Николаевич большой
деятель народного просвещения, воспитавший ряды
педагогов, вошедших в передовую советскую
педагогику. Это был деятель доброты, который с
важного заседания торопился к больной одинокой
старухе – бывшей учительнице, либо в свой
кабинет на “Баратынке”, где всегда его ждал
кто-то молодой с бездной вопросов, часто с
невзгодами, с заботами первой любви или началом
семейной жизни. Крестьяне деревни Шушары долго
вспоминали его.

“Елки для наших детей устраивал, давал лес на
избы. А в голодные годы и кормил. ” — вспоминал А.
Михайлов.

Крестьянка Е. Соколова говорила: “Муж погиб на
войне, Александр Николаевич увидел что бедно
живем, дети голодные, дал телку, муки и другие
продукты”.

Александр Николаевич огромное внимание
обращал на народное образование, часто посещал
земские школы. Часто в шушарской школе он
устраивал учительские съезды. Особо его волновал
вопрос об устройстве быта учителей. Живые цветы
долго носили на могилу Александра Николаевича,
те, кто понимал и любил “Баратынку”. А. Н.
Боратынский в одном из писем писал:

“Чувство глубокого разочарования овладело бы
мною, если бы не уголок земли, дающий приют всему
доброму и любящему, уголок по своему значению
большой, нежели весь шумящий нескладный мир, -
Шушары”.

12.

Много добрых слов хочется сказать и о брате
поэта Ираклии Абрамовиче. Ираклий Абрамович
Боратынский заботился о развитии образования в
нашей губернии. Он был председателем Совета
Родионовского института благородных девиц,
оказывал помощь в решении организационных и
финансовых вопросов, старался помочь неимущим
воспитанницам. Способствовал проведению
благотворительных концертов, вечеров,
театральных представлений. Концерты проводились
в частных домах, в здании Дворянского собрания. О
некоторых таких благотворительных мероприятиях
сообщалось в “Казанских губернских
ведомостях”. Сохранилось в архивах письмо
Ираклия Абрамовича от 24 апреля 1849 года
“Доставлено Вами ко мне 200 рублей серебряными,
собраны за благородный спектакль, данный
любителями театрального искусства с
благотворительной целью. Передал начальнице
Казанского Родионовского института благородных
девиц Екатерине Дмитриевне Загвозкиной на
содержание воспитанниц”.

13. Ученик.

Анна Давидовна Боратынская – жена Ираклия
Абрамовича была главной попечительницей всех
женских и детских учебных и воспитательных
заведений г. Казани. Главное внимание она
обращала на сиротские приюты. Организовывала
сборы денег для сирот. Даже после окончания и
выхода из приюта дети оказывались в поле зрения
Боратынских. Она жертвовала крупные суммы денег
на воспитание и образование в Казани. Ей
постоянно писали благодарность в “Казанские
губернские ведомости”. Например, в номере от 1846
года ее деятельность называли “святым
исполнением обязанности отвечающей сердцу
Высочайшей покровительнице милосердия”. А в
газете от 10 октября 1855 года написано: “И
преуспевает здесь прекрасное дело приютского
воспитания под истинно материнским надзором
главной попечительницы Анны Давидовны
Баратынской, которой имя так любезно для
Казани”.

Ее гостиная находилась на улице Воскресенская.
Правнучка поэта вспоминала: “Анна Давидовна
любила принимать гостей. Особенно запомнился
новогодний бал с благотворительной целью.
Казанские любители искусства дали концерт. Была
собрана большая сумма денег. На следующее утро
Анна Давидовна отдала деньги в специальный
комитет для раздачи бедным многодетным семьям”.

14. Слово учителя.

Лита Ильина – правнучка поэта, детство которой
прошло в Шушарах на всю жизнь сохранила
удивительную любовь к этой Казанской усадьбе, о
которой так трогательно писала в своих стихах:

Старый дом средь липового парка,
И блестящая безмолвная река…
Еле слышен лепет ветерка,
В знойном воздухе томительно и жарко …
Все в природе снова как тогда,
Так же тихо, душно, светло…
Время то, не правда ль протекло,
И тебя уж не вернуть сюда.

“Любви на всех хватало, — писала Ольга
Абрамовна Боратынская. – Я только молилась о том,
чтобы ничего не менялось, хотелось удержать
течение жизни в том русле, в котором она текла, но
слишком много счастья не дается человеку…”

Когда ты будешь стар,
То вспомнишь, может быть,
Тот мирный уголок,
Где много протекло
Прекрасных летних дней…
И можно ли забыть,
Когда в душе и небе так тепло…
И их оценишь ты,
Когда ты будешь стар,
Когда останется о них лишь сожалеть,
Но не вернешь уже теперешних Шушар.
Нам – время умереть,
Им — время, чтоб стареть!

Действительно осталось только сожалеть о
Шушарах, о шушарской школе, которых уже не
вернешь. Деревянный “замок” в Шушарах в 1970-ые
годы был разобран до фундамента. Но Шушары,
шушарская школа сохранились в письмах,
документах, воспоминаниях, по которым мы можем
представить себе жизнь и высокую духовную
культуру владельцев Шушар. Это наше наследие. И
мы поистине должны гордиться им. Изучая
материалы архива музея Е.А. Боратынского мы
смогли воссоздать картину жизни наших предков.




Следующий: