Урок литературы в 11-м классе Тема исторической памяти в публицистике Д. С. Лихачева и В. А. Солоухина

Работая много лет над творчеством писателей и
поэтов Владимирского края, я убедилась в том, что
литературное краеведение — эффективное
средство нравственного воспитания школьников,
пробуждения истинного патриотизма, основа
поисковой, исследовательской деятельности.
Включая местный материал в программу но
литературе и русскому языку, стараюсь показать,
что культура родного края — прекрасная
составляющая всей культуры России.

Готовлю старшеклассников к уроку “Тема
“исторической памяти” в публицистике Д.С.
Лихачёва и В.А. Солоухина”, считаю, что
сопоставление — неоценимая мыслительная
операция, которая нередко приводит ребят к
неожиданным открытиям. Предлагаю основные
направления поиска материалов: понятие
“исторической памяти”, актуальность поднятой
темы, интересное в биографии публицистов,
одинаковые суждения, языковые особенности
статей, местный материал по теме.

Эпиграф к уроку — слова В. Солоухина: “Человек -
явление социальное, национальное, историческое,
… у него есть прошлое, настоящее и будущее. Без
одного из этих слагаемых… его просто нет”.

Цели урока:

  1. Познакомить учащихся с публицистикой лучших
    мастеров слова и с проблемой отношения
    современного общества к памятникам истории и
    культуры.
  2. Развивать умение анализировать
    публицистический текст, выделять главное,
    “слышать” творческий диалог писателей,
    определять художественную ценность
    произведений каждого автора, развивать умение
    самим вступать в диалог с ними.
  3. Воспитывать любовь к стране, малой родине,
    истории родного края, к родному языку;
    способствовать развитию художественного вкуса
    учащихся.

Конспект урока

Память — это “способность сохранять и
воспроизводить в сознании прежние впечатления,
опыт”. (С. Ожегов) А что же такое “историческая
память”?

Не помня и не ценя истории собственной семьи,
родного края, истории России, человек становится
“диким”. Памятники, церкви, старинные здания,

иконы, картины, книги отражают важнейшие
события, ярчайшие подвиги минувшего времени. Они
создавались множеством людей, которые
вкладывали в них свою душу, веру, черты своей
эпохи. Нам же нужно всё сохранить, не забыть, ведь
“культура человечества — это активная память,
активно же введённая в современность” (Д.С.
Лихачёв). Это и есть “историческая память”.

Почему данная проблема актуальна сейчас?

В суете современного мира мы живём молниеносно,
отрывисто, часто не помня о том, кто мы есть и кто
был до нас. А это очень страшно. Ведь человек, не
знающий своего прошлого, не ищущий в нём
мудрости, обречён на новые ошибки. Не может он
считаться полноценным ГРАЖДАНИНОМ, если не
знает, что за ГОСУДАРСТВО — РОССИЯ.

Люди нынешние, живущие реалиями нового мира,
иногда ошибочно полагают, что всё сложилось
просто и естественно: и культура, и границы, и
устройство в целом. Однако за словом “просто”
скрывается огромное количество великих
свершений, великих людей, не только создавших
ценности, но и проливших кровь за нас, потомков. А
потомки их просто забыли… Легко уничтожили
многие храмы, надругались над памятниками,
выбросили из истории имена, посчитав, что всю
свою жизнь надо начинать с чистого листа, без
остатков “рабского прошлого”.

Да! Человека необходимо постоянно возвращать с
тернистой дороги, указывать на ошибки и промахи,
и делать это прямо, честно, бескорыстно (“…поняв
другого человека, помочь ему, не проявив
грубости, равнодушия, злорадства, зависти…”).
Взяли на себя столь важную миссию два известных
публициста XX века — учёный Дмитрий Сергеевич
Лихачёв и писатель Владимир Алексеевич Солоухин.
Кто же они? Чем интересна их жизнь?

Это люди совершенно разные, с разными судьбами.
Д.С. Лихачёв -выходец из интеллигентной
петербургской семьи. В.А. Солоухин — наш земляк,
уроженец села Олепино Владимирской области.
Каждый из них по-своему понимал слово “родина”,
каждый искал своё место в жизни. Но в результате
своих нравственных исканий оба они приходят к
одной благородной цели: не дать исчезнуть
“исторической памяти”, сохранить культуру и
памятники прошлого. У учёного и писателя боль за
Россию одна.

На пути борьбы “за память и искусство”
публицисты терпели неудачи, гонения, получали
признание, а с ним награды и титулы: Д.С. Лихачёв
за свои первые работы был репрессирован (1928-1932
гг.), затем фундаментально исследовал “Слово о
полку Игореве” и другие старинные летописи,
получил звание Героя социалистического труда и
академика РАН и многих зарубежных академий,
Государственные премии СССР и РФ, а потом уж и
председательство в Советском фонде культуры.
В.А.Солоухин всю свою жизнь, не порывая связи с
малой родиной, создавал рассказы, повести, а
также очерки об исчезающих исторических
ценностях; ему принадлежит заслуга быть одним из
зачинателей общественного движения за
сохранение национального культурного достояния
- Всероссийского общества охраны памятников
истории и культуры (ВООПИК).

Публицистические произведения этих
замечательных людей: “Письма о добром и
прекрасном”, “Время собирать камни”, “Чёрные
доски”, “Письма из Русского музея” — необходимы
молодым людям накануне вступления в
самостоятельную жизнь, в которой проявилась бы
их гражданская позиция.

Обратимся к творчеству публицистов. Они горячо
пишут о том, как губительно строить новое на
пепелище старого. Могут меняться и правители, и
политические режимы, но культура прошлого — это
основа настоящей культуры современного человека

.

В произведении “Чёрные доски” В. Солоухин
рассказывает о вопиющем факте — разграблении
церкви в родном селе, о сдаче бесценных книг в
макулатуру, о “сколачивании ящиков для
картошки” из старинных икон. В Ставрово в одной
из церквей “устроили столярную мастерскую, а в
другой расположилась МТС (машинно-тракторная
станция). И в ту и в другую церковь заезжали
гусеничные тракторы, грузовики, закатывались
бочки с горючим”.

Однако, как замечает автор, не может “коровник,
паровоз, подъёмный кран и дорожный каток”
заменить “Покров на Нерли, Московский Кремль”,
не может дом отдыха располагаться в здании
монастыря Оптина пустынь, близ которого могилы
старцев, родственников Толстого, Пушкина, да и
просто могилы ЛЮДЕЙ! “Ведь они там, внизу. А
память о них и плиты нужны ведь не им, а нам,
живым”.

Та же мысль в статье Д.С. Лихачёва “Любовь,
уважение, знание”. В ней академик повествует о
“невиданном поругании народной святыни”
-взрыве чугунного памятника герою Отечественной
войны 1812 года Багратиону. Памятник выражал
признательность всего народа брату-грузину,
мужественно сражавшемуся за независимость
России. У кого поднялась рука? Конечно, не у того,
кто знает и чтит историю!

Вывод из этого грустный. “Историческая память
народа формирует нравственный климат, в котором
живёт народ”. А если память стирается, то люди,
отдалённые от своей истории, становятся и
безучастными к свидетельствам прошлого. Поэтому
“память — основа совести и нравственности, …
основа эстетического понимания ценностей, … без
памяти нет совести”.

Российская столица… Удивительный город,
имеющий огромное значение для каждого русского
человека. Не случайно Пушкин сказал: “Москва!..
Как много в этом звуке для сердца русского
слилось, как много в нём отозвалось!”

С горечью пишет В. Солоухин о реконструкции
Москвы в годы советской власти, во время которой
уничтожено более 400 памятников архитектуры, и
писатель приводит в пример довольно длинный
список замечательных сооружений, создававших
вместе как бы “симфонию Москвы”: Казанский
собор, церковь Рождества, Сухарева башня.
Триумфальные ворота, Страстной монастырь… А на
месте их — пустота, или автомобильная парковка,
или современная “коробка”. “Более ста лет
исторические Триумфальные ворота украшали
древнюю столицу. Но город рос… узкая Тверская
улица затрудняла городское движение, и …
Триумфальные Ворота и кордегардии разобрали”.
Ворота, “построенные выдающимся зодчим эпохи
русского классицизма Осипом Ивановичем Бове”,
мешали… С иронией Солоухин замечает: “Наверное,
мешают чему-нибудь в огромных современных
городах и Бранденбургские ворота, и собор
святого Павла в Лондоне (а в Риме святого
Петра)…”. И далее — резкий вывод: “…прекрасная
вещь, где бы она ни стояла, а тем более вещь
памятная, мемориальная, никогда не может
помешать людям, обладающим хоть элементарным
чувством прекрасного и не лишённым чувства
патриотизма”.

Особенно больно читать строки о снесении храма
Христа Спасителя, который сорок лет строился на
народные пожертвования. “Он строился как
памятник знаменитому московскому пожару, как
памятник непокорённости московской перед
сильным врагом, как памятник победы над
Наполеоном. Великий русский художник Василий
Суриков расписывал его стены и своды”. И нельзя
оправдать постройки на его месте плавательного
бассейна -сооружения самого по себе нужного,
массового, но не уникального. И таким образом на
месте необыкновенного, архаичного, глубоко
русского города Москва “построен город
среднеевропейского типа, не выделяющийся ничем
особенным. Город как город. Даже хороший город. Но
не более того”.

Это понимали все, и позднее храм Христа
Спасителя будет восстановлен, но о
восстановлении позже…

В. Солоухин сравнивает Москву с Ленинградом
(Санкт-Петербургом): а он “стоит таким, как
сложился постепенно, исторически. Он весь как
продуманное стройное произведение искусства…”
Все иностранцы отдают предпочтение Петербургу.
“И я отдаю, — пишет автор. — с болью в сердце, с
кровавой болью… плачу, но отдаю…”.

Дмитрий Сергеевич Лихачёв тоже восхищается
второй русской столицей, где каждый камень
воспитывает. “Город наводит на размышления…
Улицы, площади, отдельные дома, парки напоминают,
напоминают, напоминают… Ненавязчиво и
ненастойчиво входят впечатления прошлого в
духовный мир человека, и человек с открытой душой
входит в прошлое. Он учится уважению к предкам и
помнит о том, что в свою очередь нужно будет для
его потомков… Он начинает учиться
ответственности перед людьми прошлого и
одновременно перед людьми будущего… Забота о
прошлом есть одновременно и забота о будущем…”.

Однако Лихачёв, как истинный патриот своего
города, не может не сказать о том, как беспощадная
рука “времени и прогресса” коснулась и
Ленинграда. Вниманию читателя представляется
печальная участь Путевого дворца Растрелли,
“первого большого здания города, несущего
печать выдающегося таланта”. Во время Великой
Отечественной войны здание находилось в
непосредственной близости к линии фронта,
потеряло многие неповторимые черты (война!), но
было сохранено, отвоёвано. А в 60-е годы дворец
просто снесли, не захотев тратить средства и
старания на его восстановление — “прикоснись к
нему рука реставраторов — и какой праздничной
стала бы увертюра к Ленинграду!” Тогда возникает
неразрешимый вопрос: когда же было проще
сохранить “историческую память” — во время
войны или сейчас?

Бесспорно, и Д. Лихачёв, и В. Солоухин,
посвятившие жизнь и творчество воспеванию
родной земли, сохранению её самобытности и
истории, сами глубоко чувствовали проблемы
современности. Поэтому в их публицистических
статьях сочетаются взгляд художника, видящего и
чувствующего острее, чем обычные люди, и позиция
аналитика общественной и нравственной сторон
жизни. Своими глазами они видели результаты
“борьбы с религией”: опустошённые и разрушенные
храмы, усадьбы, ставшие впоследствии амбарами.
Знали, как взрывали памятники старины, разбивали
их железной болванкой. И та боль, которая тяжёлым
грузом лежала в сердцах этих публицистов,
объединила их, дала единую почву для исканий и
ДЕЙСТВИЯ.

Но ведь и наш маленький городок Владимирской
области пострадал. (С целью вызвать
сопереживание у учащихся привлекаю материал
местного краеведческого музея, найденный
старшеклассниками).

В 1967 году в Покрове был взорван Троицкий собор.
Не удалось сломать его полностью — основы стен
остались. А теперь здесь (не кощунство ли?) дом
культуры… Если для столицы утеря одного
памятника губительна и ощутима, что ж тогда
говорить о нашем городе? А каково было бы иметь в
Покрове и храм, и церковь, ныне действующую, — ведь
это подняло бы любовь к нашей малой родине,
любовь к ее красоте, культуре…

Д.С. Лихачёв и В.А. Солоухин задают вопрос: можно
ли на месте разрушенных памятников старины
создать похожие, макеты? (Это к вопросу о
восстановлении.)

Оказывается, что нет. Если создать их заново,
они “будут лишены документальности” (Лихачёв),
потеряют связь с именами художников и зодчих,
создавших оригинал, не будут связаны с той
исторической эпохой. Поэтому памятники культуры,
памятные ценности индивидуальны, а утрата их
невосполнима. “Каждый памятник разрушается
навечно, ранится навечно. И он совершенно
беззащитен”.

Кто же виновен в уничтожении живого прошлого?

Иногда сами архитекторы, считает Д.С. Лихачёв,
“из тех, которым очень хочется поставить своё
“творение” на выигрышном месте”, иногда
совершенно случайные люди со своей
неосведомлённостью и равнодушием. “Уничтожают
памятники и градостроители, особенно если они не
имеют чётких и полных исторических знаний”.

Но, если нет исторических памятников, нет
материальных напоминаний о прошлом (нет
“ценностей напоминающего и воспитывающего
характера”), что же тогда заполняет душевный
вакуум народа?

Рубя свои корни, люди стремятся впитать
культуру иноземную, чужую. При этом, однако, как
отмечает В. Солоухин в “Письмах из Русского
музея”, человек спешит укоренить в себе лишь те
элементы западной культуры, которые лежат на
поверхности, которые “глянцевы и приятны
глазу”. Представители чужой культуры умеют
“пропагандировать своё искусство, … и
вообще всё своё…” Писатель рассказывает о
выставке “Архитектура США” в Музее Академии
художеств, о широком и умелом рекламировании
американцами своего искусства в северной
столице.

Выставка не представляла собой высокой
художественности, однако “как поставлено всё
дело!”. Она “оказалась здесь в роли
самодовольной, откормленной, выхоленной, но в
общем-то пошловатой дочки, а наше родное
искусство в роли захудалой, затюрканной
падчерицы”. Так, пишет В. Солоухин, внимая
чуждому, уничтожая собственное, “вытравляют из
сознания народа уважение к величию
человеческого духа”.

И, конечно, уважение должно быть к людям,
которые честно ставят проблему, призывают,
борются, направляют… Это относится, в первую
очередь, к людям истинной культуры, каким
являются Д.С. Лихачёв и В.А. Солоухин. Каковы
языковые особенности их публицистических
произведений, что позволяет им дойти до сердца
читателя?

Во-первых, жанр, избранный обоими авторами, -
письмо. В предисловиях к своим книгам они так
объясняют выбор: письмо — само по себе весточка из
прошлого, того времени, когда жили и чувствовали
по-другому; письма пишут близким, тем, кто поймёт
и прислушается, отзовётся; такой вид изложения
даёт писателю дополнительный стимул к
проявлению большей доверительности и
эмоциональности. Ведь не случайно задачей
публицистики является не столько информация,
сколько воздействие.

Во-вторых, выражение чёткой авторской позиции,
понятной широким массам читателей. И Лихачёв, и
Солоухин практически всегда говорят “мы”,
“наше”, “для нас”, то есть ставят себя на одну
ступень с народом, не разделяя интересы на свои и
чужие, что проблема утери “исторической
памяти”, стремительного исчезновения
памятников культуры является общим делом, и
решить её можно только сообща.

В-третьих, аргументированность их речи.
Приведено огромное количество фактов,
позволяющих реально увидеть бедственное
состояние русской культуры и русского человека.

В-четвёртых, часто встречается аналогия
человеческой жизни с жизнью дерева (метафора).
“Разрушая старину, всегда обрываем корни, но при
этом, подобно деревцу, у которого каждый корневой
волосок на счету”, в тяжёлое время (в “засуху”)
те самые корешки и волоски и создают всё сызнова,
возрождают и дают новые силы. (В. Солоухин). Но,
если “не будет корней в родной местности, в
родной стране — будет много людей, похожих на
степное растение — перекати-поле”. (Д. Лихачёв)

Показателен в этом случае образ берёзы, символа
нашей страны, “обыгранный” Солоухиным при
описании взрыва Симонова монастыря, где было
фамильное захоронение Аксаковых. Для большей
доказательности он приводит протокол вскрытия
гроба, где содержался прах Аксакова: “При
извлечении останков некоторую трудность
представляло взятие грудной части, так как
корень берёзы, покрывавший всю семейную могилу
Аксаковых, пророс через левую часть груди в
области сердца…” Вот так хранит берёза,
национальный символ России, вечный покой своих
верных сынов, тех, кто хранил при жизни её в
сердце и в душе своей.

Учитывая, что один человек — писатель, а другой
— учёный, можно обнаружить и различие в их
публицистике. Д.С. Лихачёв характеризует свои
“письма” как сборник наставлений, советов,
которые он хотел бы дать подрастающим
поколениям, опираясь на свой богатый жизненный
опыт: “Я буду счастлив, если читатель… найдёт в
моих письмах хотя бы часть того, с чем он сможет
согласиться”. В его статьях много новых
терминов, понятий, “знаковых фраз”:
“историческая память”, “космический Эрмитаж”,
“экология культуры” и др.

В. Солоухин часто вступает с читателем в
одностороннюю полемику: “Помните ли вы, друзья (а
я хочу вам напомнить), как горячо мы спорили
вокруг этого лет двадцать тому назад?..” Такой
приём позволяет писателю показать свой талант
публициста, так как, отвечая на “нападки”, он
выдвигает аргументы, доказывает, убеждает.
Поэтому очеркам В. Солоухина свойственны
многочисленные риторические вопросы и
восклицания, которые призваны выразить
страстность в повествовании, “боль души”: “это
что, вон чудеса!”, “думаете, я на них
рассердился?”.

Да, несомненно, публицистика Д. Лихачёва и В.
Солоухина — это настоящее гражданское,
патриотическое служение. Они не только ставят
проблему, но и указывают на те пути, которые
помогут её решить.

Для того чтобы была возможность
“переродиться”, стать мудрее, начать дорожить
своей Родиной, надо, как мы можем согласиться с
академиком Лихачёвым, открыть в себе любовь к
семье, городу, краю, а из этого воскреснет и
любовь к стране, культуре, языку. “Ответственны
за всё мы с вами, а не кто-то другой, и в наших
силах не быть равнодушными к нашему прошлому. Оно
наше, в нашем общем владении”.

В заключение читаю стихотворение, которое
сочинила сама в ходе подготовки к этому уроку.

Лишите дерево корней,
И вы увидите мгновенно,
Как гибнет красота ветвей
И чахнет лист, сухой и бренный.

Как разливается печаль
И пустота душою правит —
Не чтим мы дедовских начал,
Живём бездумно и без правил.

Мы позволяем тех забыть.
Кто красоту взрастил когда-то,
И всё стремимся лучше быть
Среди разрухи и дебатов.

А красота… она скромна,
Она века переживает…
Остановись же, та рука,
Что вечное уничтожает!

Следующий: