Участие населения Иркутской губернии в Отечественной войне 1812 г

Презентация к уроку

Загрузить презентацию (1,3 МБ)

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.

Несмотря на удалённость Сибирского
края от центральных районов России и
разобщённость населённых пунктов, жители
Иркутской губернии живо откликнулись на те
события, которые происходили в стране.[1]

9 августа у переправы через Ангару
появился царский курьер. Он едва держался в
седле, и весь вид его говорил о долгом
утомительном пути. Перевозчики, обычно
медлительные, тут же отправили к нему плашкоут. Он
не успел ещё коснуться причальной стенки, как
офицер, огрев плетью коня, оказался на деревянном
настиле.

Перевозчики удивлённо переглянулись.
Что за спешка, когда остались позади тысячи
верст… Кажется, совсем недавно, в апреле,
переправляли они курьера, который привёз
манифест о наборе рекрутов. Бал тот постарше, а не
выглядел таким утомлённым, словно совершал
увеселительную прогулку в удобной карете, и не
загонял в сутки по паре лошадей.

Вспомнили перевозчики и то, что всё
время, пока плыли к Иркутску, тот курьер шутил,
интересовался здешними новостями да тем, кто где
балы даёт.

Это совсем другой. Не заговорил, не
улыбнулся, не рассказал мимоходом о столичной
жизни. Даже с коня не слез, чудак. Мотается в
седле, а не слазит. Вот и берег. Курьер лишь кивнул
перевозчикам в знак благодарности и, промчавшись
мимо Московских ворот, повернул к дому
иркутского губернатора Трескина.

У самых дверей его попытались
остановить два дюжих солдата инвалидной команды,
но при виде императорского вензеля на депеше
взяли на фрунт, пропустив гонца. Трескин
перечитал бумагу несколько раз. Это был июньский
манифест Александра I о начале войны с Наполеоном
и приказ императора по Русской армии….

Ударили колокола Спасской церкви и
Богоявленского собора. Звонари били большой
сбор, и из ближайших домов, гостиного двора,
мещанских рядов, галантерейных лавок, что
обрамляли Гостинодворскую площадь, из зданий
губернского правления, суда и окружного
казначейства спешил к Спасской церкви люд.

С высокого парапета её и услышали
горожане о вступлении французов в Россию,
обращение императора к Русской армии.

Словно оцепенел люд. Никогда ещё на
большой городской площади не было так тихо. Но
длилось это мгновения. Гул нарастал постепенно, и
вскоре заколыхалось человеческое море.[2]

Полученные известия о нашествии
Наполеона вызвали патриотический подъём. Летом
1812 года здесь было набрано и отправлено 566
рекрутов, полностью снаряженных самим
населением. При этом многие молодые жители
Иркутска изъявили желание пойти в армию
добровольцами. [3]

Перед войной 1812 года был издан указ, по
которому в сибирских губерниях рекрутский набор
составлял по 4 человека с 500 душ. Во время войны
рекрутские наборы проводились два раза.[4]

Даже в годину бедствий боялось царское
правительство вооружать простой люд, боялось
оставить хозяев без работников, помещиков без
крепостных крестьян.

Но что могут указы и рескрипты
самодержца, когда отчизна в опасности, и на
защиту её поднялся весь народ. Им ли, потомкам
землепроходцев, в стороне стоять от общей беды? [5]

Иркутяне также охотно шли и в народное
ополчение. Однако царское правительство, боясь
активности народных масс, старалось всячески
ограничить доступ широких слоёв народа в
ополчение. Царь разрешил создавать ополчение
лишь в некоторых губерниях. Иркутская губерния в
этот список не входила. Несмотря на это,
некоторые молодые и здоровые люди на свой страх и
риск решились поехать в европейскую часть страны
и там вступить в ополчение. Местные власти
вынуждены были некоторым лицам разрешить
вступить в ополчение. Отобрав наиболее крепких
здоровьем, снабдив их оружием, обмундированием,
выдав им жалованья на 10 месяцев вперёд, а также
наспех обучив военному делу направила в Казань.
Там иркутяне влились в общие ряды ополченцев.

В рядах петербургского ополчения
сражался известный впоследствии декабрист
В.И.Штейнгель. До этого много лет служил в
Охотске, Кяхте. Оставив семью в Иркутске, он ушёл
добровольцем на фронт. В.И. Штейнгель участвовал
в нескольких сражениях, был награждён орденами
(орден святой Анны второй степени, орден
Владимира 4 степени с бантом).

После месяца странствий добрались
наконец до Москвы вольные ополченцы Алексей
Хабардин, Иван Месихин. Пётр Гуляев, Афанасий
Тюрюмин. И вовремя: 27 августа началось военное
обучение на Преображенской, Семёновской и
Измайловской площадях.

Воевать направили не куда-нибудь, а в
Иркутский драгунский полк.

Осенью 1812 года граф П.И.Салтыков
сформировал на собственные деньги из своих
крепостных как одну из частей ополчения
гусарский полк.



В декабре 1812 года полк был слит с
Иркутским драгунским полком, который был
переименован в Иркутский гусарский полк.
Униформу полк сохранил, ту, в которую одел свой
полк Салтыков. Гусары– лёгкая кавалерия Русской
Армии предназначалась для выполнения задач
разведки, боевого охранения войск связи,
прикрывая в бою, рейдов на коммуникации
противника.[6]

В Иркутском гусарском полку служил
драматург Александр Сергеевич Грибоедов.

Михаил Емельянович Харитонов служил в
составе Иркутского драгунского полка. 48-летний
сибиряк прошёл через всю войну, защищал батарею
Раевского, бился под Варшавой, освобождал
Саксонию, Гольштинию, принимал участие в блокаде
Гамбурга. А вместе с ним Василий Зарубин, Алексей
Высоких, Иван Месихин, Пётр Гуляев.[7]

Сибирские рекруты и ополченцы
героически сражались с врагом на фронте. Они
оказались выносливыми и крепкими, решительно и
храбро атаковали врага в наступлении. Многие
сложили свои головы под Смоленском, Бородино,
Малоярославцем. Другие безвестно погибли на
полях сражений, освобождая страны Западной
Европы от господства Наполеона.

Много сибиряков служило в 24-й дивизии,
которая героически защищала батарею Раевского
на Бородинском поле, почти вся пала, но не
отступила с поля боя.

Беспримерным мужеством этой дивизии
восхищались даже французские генералы.

Генерал граф де Сегюр говорил, что
солдаты, оборонявшие батареи Раевского,
“упорствовали до остервенения”. Было видно, как
они, не теряя мужества, смыкали свои ряды перед
нами и, несмотря на то, что их беспрестанно
отбрасывали, они снова под предводительством
своих генералов вступали в битву и шли умирать у
подножия окопов, возведённых их руками…”.

Ярким проявлением патриотических
чувств народа была материальная помощь Родине в
борьбе с неприятелем.

Население, особенно простой народ
края, живо откликнулось на сбор средств и вещей.

Так, рабочие Тельминской мануфактуры в
короткий срок собрали 6000 рублей. Голодая часто
сами, они, проявляя горячую любовь к Отчизне,
жертвовали свои последние гроши.

Успешно проходила подписка среди
простого люда Иркутска. “Иркутские мещане, –
говорилось в списке жертвователей,
-воодушевлённые ревностью к пользам
государственным и любовью к отечеству, по
убеждениям собственных чувств своих на всеобщее
вооружение ополчившихся для отражения врагов
отечества нашего при настоящих обстоятельствах
всякой по мере сил и возможностей приносят в
пожертвование”.

Взносы по размерам были различными: от
1 до 25-50 рублей.

Дружно жертвовали русские и бурятские
крестьяне. Кроме денег, они доставляли мясо, кожу,
рогатый скот, лошадей, холст, сукно, муку, крупу.

Эвенки сдавали пушнину.

Несмотря на то, что Иркутская губерния
была самой малочисленной из всех сибирских
губерний, а положение народа из-за неурожайных
лет тяжелым, он заняла одно из первых мест по
сумме собранных средств. По свей Сибири к концу
1812 года было собрано 480 тысяч рублей, из этой
суммы на долю Иркутской губернии выпало 170 тысяч
рублей.

Скупыми оказались богатые купцы
Иркутска. Это даже вынужден был отметить
иркутский губернатор, указав, что “здешнее
купечество… остаётся без всякого в столь важном
государственном деле достижения и не приемлет с
прочим в горячейшем стремлении на глас
призывающего отечества”.

Даже такой богатейший иркутский купец, как
Мыльников, пожертвовал всего 5 рублей, Иван
Зайцев– 10 рублей и.т.д.

Только после долгих уговоров и
увещеваний со стороны губернатора иркутское
купечество вынуждено было раскошелиться и
повысить сои взносы на оборону.

Таким образом, подлинный патриотизм и
любовь к своему государству проявили простые
люди– крестьяне, ремесленники, работные люди.

Народ огромной страны вынес все тяготы
войны и обеспечил победу над врагами отечества.

Враг был разгромлен, и в победу над
врагом значительный вклад внесли простые
труженики Иркутской губернии. [8]

Примечания

  1. Косых А.П. Хрестоматия по истории Иркутской
    области. Иркутск,1989,стр. 48.
  2. Гольдфарб С.И.Иркутск. Рассказы из истории
    старого города. Иркутск. Комсомольская правда.
    Байкал,2007.
  3. Панов В.Н., В.Г.Тюкавкин. Очерки по истории
    Иркутской области. Иркутск,1970.
  4. 4.Туристический центр “Магнит Байкал”. Очерки
    истории Иркутска. Иркутск, 2011.
  5. Гольдфарб С.И.Иркутск. Рассказы из истории
    старого города. Иркутск. Комсомольская правда.
    Байкал,2007.
  6. Туристический центр “Магнит Байкал”. Очерки
    истории Иркутска. Иркутск,2011.
  7. Веремеев Н.Анатомия армии. Гусары Русской Армии
    в войне 1812 года”.net.site
  8. Гольдфарб С.И.Иркутск. Рассказы из истории
    старого города. Иркутск. Комсомольская правда.
    Байкал,2007.
  9. Панов В.Н., В.Г.Тюкавкин. Очерки по истории
    Иркутской области.Иркутск,1970.



Следующий: