Творческая эволюция Николая Алексеевича Заболоцкого


“Вера в себя является наиболее редким
даром, а между тем только она способна породить
шедевры”

Делакруа

Нет в мире ничего прекрасней бытия.
Безмолвный мрак могил – томление пустое
Я жизнь мою прожил, я не видал покоя.
Покоя в мире нет. Повсюду жизнь и я.

Н. Заболоцкий

Введение.

Николай Заболоцкий – на
особом положении в русской поэзии XX века, среди
тех первостепенных фигур (Хлебников, Пастернак,
Ахматова – список можно продолжать и расширять
по собственному разумению), которым он равен,
сомасштабен. Не оставляет, однако, ощущение не
выплаченного ему долга, недопонятости. Может
быть, даже есть в отношении к нему какой-то
небольшой, скрываемый холод, недолюбленность –
при самых высоких литературоведческих оценках
его наследия, несомненном признании. Да и вообще
– с наследием, казалось бы, все обстоит наилучшим
образом: и личность, и творчество Заболоцкого
основательно изучены, о нем написаны и
образцовые мемуары, и замечательные
исследовательские работы, публикационная
деятельность его наследников интенсивна,
обширна и добросовестна. Выработалось абсолютно
четкое представление о том, каким был путь поэта,
сменой каких этапов он был ознаменован. Можно
было бы сказать: сложилась определенная схема
становления Заболоцкого, и в данном случае слово
“схема” не несет в себе ничего отрицательного: и
схемы необходимы для изучения и понимания. Итак,
путь поэта выглядит примерно следующим образом:
первый этап, ранний, “авангардный”, когда был
создан цикл “Столбцы” (1926-1928), поэма “Торжество
Земледелия” (1929-1930) и другие поэмы 1930-х годов. Для
него характерны динамизм поэтической формы,
динамизм утопических идей, натурфилософских и
социальных, раскрывающихся в “Столбцах” и
поэмах той поры. После тюрем и лагерей (1938-1944) –
начинается трудное, не вдруг совершившееся
возвращение в официальную литературу, и
наступает поздний (1945-1958) период – период
“классического” Заболоцкого, обратившегося к
реалистической художественной форме, к
сюжетному началу в лирике, к неожиданному для его
творчества моралистическому пафосу.

Такова схема. Между этапами,
формирующими биографию поэта, усматривали
противоречие (впрочем, очевидное),
противопоставляли их друг другу, предпочитали
один другому; усматривали между ними и
преемственность. Необходимо, по-видимому,
проследить на протяжении всей творческой жизни
Заболоцкого развитие качества, во многом и
обеспечившего преемственность, взаимосвязь
этапов его жизни.

Это качество – зрение, жадная зрячесть
Заболоцкого. Поэт в молодости призывал увидеть
мир “голыми глазами”. Один из исследователей
заметил, что путь Заболоцкого – путь от частного
к общему. Сам Заболоцкий нередко говорил о том
исключительном значении, которое имеют для него
пластические искусства; да и его поэзии присущ
такой уровень изобразительности, картинности,
наглядности (это в одинаковой степени относится
и к раннему, и к позднему Заболоцкому), который,
быть может, в русской лирике XX века не достижим
больше ни для кого. Недаром Пастернак, после того,
как Заболоцкий побывал у него в гостях в
переделкинском доме, говорил: “Пришел
Заболоцкий и развесил по стенам множество
картин. И вот он ушел, а картины остались
висеть”(13,478).

Это есть изобразительность в поэзии
Заболоцкого, и она связана с присущим ему
способом видеть окружающий мир.

Войдя в литературу в 20-х годах в
качестве представителя объединения реального
искусства (Обэриу), автора авангардистских
произведений и создателя так называемого
“ребусного” стиха, со второй половины 40-х годов
он пишет стихотворения в лучших традициях
классической русской поэзии, где форма ясна и
гармонична, а содержание отличается глубиной
философской мысли.



“На протяжении всей жизни Н.
Заболоцкий пользовался авторитетом человека
рассудительного и предельно рационального, в 50-е
годы, в зрелом возрасте, он имел внешность
чиновника средней руки, непроницаемого и
высокомерного для малознакомых людей. Но
созданные им произведения свидетельствуют о том,
каким тонкочувствующим и отзывчивым сердцем он
обладал, как умел любить и как страдал, каким
требовательным был к себе и какие величайшие
бури страстей и мыслей находили утешение в его
способности творить прекрасное – мир поэзии”, -
пишет А.Ф. Авдеева(43,156).

“Мир поэзии” Заболоцкого ярок и
самобытен.

Инна Ростовцева называет поэта
“открытием”. Он и есть открытие, потому что,
пройдя столь тяжелый жизненный и творческий
путь, смог остаться самим собой, хотя в первой
половине XX века задача оказалась под силу
немногим.

Самобытность поэта отличала его от
единомышленников – обэриутов. Первая книга его
стихотворений “Столбцы” получила
одобрительные отзывы В.А Каверина, С.Я. Маршака,
Н.Л. Степанова. Но само время выхода сборника (1929
год) диктовало другие правила жизни: обострилась
классовая борьба во имя победы социализма.
Рапповские критики, “разоблачившие” в
Заболоцком “непролетарского поэта”, и,
следовательно, классового противника в
литературе, клеветнически-превратно истолковали
его произведения, осложнив тем самым его
дальнейшую творческую судьбу.

В 30-е годы, после опубликования поэмы
“Творчество земледелия”, Н. Заболоцкий по
сфабрикованному обвинению был причислен к
врагам народа и арестован. Его творчество
предали забвению. Но лишения и тяготы не сломили
поэта, и поэт после освобождения (это было
послевоенное время) возвращается к поэзии,
занимается переводами. После опубликования
“Слова о полку Игореве” в печати не появляется
ни одного слова о труде поэта. Ругать мешали
явные достоинства перевода, а хвалить не
решались. Так и был Н.А. Заболоцкий долгие годы
полупризнанным поэтом.

По-настоящему Заболоцкий пришел к
читателю только в 1980-е годы. В это время несколько
раз были переизданы его стихотворения. Как
правило, издания сопровождались портретом
автора, вступительными статьями. Появились
первые работы литературоведов, посвященные
творчеству Заболоцкого.

В 1981 году выходит книга А. Туркова
“Николай Заболоцкий. Жизнь и творчество”.

В 1984 году вышла монография И.И.
Ростовцевой “Николай Заболоцкий: Опыт
художественного познания”, в 1987 – книга А.В.
Македонова “Николай Заболоцкий: Жизнь.
Творчество. Метаморфозы”. Наконец, в 1995 году
появился сборник: Н.А. Заболоцкий “Огонь,
мерцающий в сосуде”, составленный сыном поэта
Н.Н. Заболоцким.

Только после опубликования в печати
статей об аресте поэта, когда стали известны
трагические страницы его жизни, к творчеству
поэта, к его личности стали присматриваться
внимательнее и обнаружилось, что Н. Заболоцкий –
поэт с “историей”: начав как блестящий мастер
эксперимента, он сумел прийти к русской классике
и ее традициям, освященным любовью к человеку,
природе, душе.

В поэзии Н. Заболоцкого вряд ли стоит
проводить резкие границы между ранним и поздним
творчеством. Это единая жизнь, получившая
развитие в движении. Поэт выстрадал свой путь, он
сам себя “сделал” Поэтом с большой буквы.

Я рассматриваю этот путь развития не
отрываясь от жизненного пути Заболоцкого, для
того чтобы показать динамику формирования,
развития, эволюции таланта поэта.

Таким образом, предметом этого исследования
является проблема творческой эволюции Николая
Заболоцкого.

Приложение




Следующий: