Тема раскола противоборство светской и духовной власти в литературе и искусстве


Цель
урока:

  • расширить
    знания по истории России, показать влияние церковной жизни на процессы,
    происходящие в стране и в сознании людей;
  • выявить,
    какую роль играла Русская православная церковь в жизни страны;
  • познакомить
    учащихся с людьми нашего далёкого прошлого и памятником древнерусской
    литературы «Житие Аввакума, им самим написанное»;
  • выяснить,
    почему Д.С. Лихачёв назвал Аввакума пророком, борцом, мучеником и
    страдальцем;
  • показать
    влияние исторических событий на искусство и их изображение в литературе и
    живописи;
  • отметить
    нараставшее в искусстве стремление показать личность, раскрыть её
    внутренний мир.

Отличие
данного урока от обычных в том, что все задания носят межпредметный характер.
Ученики работают в группах, что развивает навыки ведения дискуссии. На уроке
используются различные типы заданий:

а) сравнить
эпизод  из художественного текста с тем, как он представлен в историческом
документе;

б) сопоставить
эпизод, образ, деталь в художественном произведении, историческом памятнике и
живописном воплощении;

в) понять
закономерности историко-литературного процесса, причинно-следственные связи
происходящих в истории событий и явлений.

Методический
приём:

тематическое объединение урока истории по теме «Раскол в Русской православной
церкви» и «Житие Аввакума, им самим написанное» как памятник ораторского
мастерства по литературе. Урок проводится в 8 классе по программе к учебнику
автора-составителя Г.И. Беленького: «Литература, 8 класс, М.; Просвещение,
2001».

Ход  урока

1. Начать
урок можно с рассказа о роли церкви в жизни страны:

а) церковные реформы;
уделить особое внимание появлению кружка  ревнителей древнего благочестия и
мнению его членов о введении единообразия в богослужении и церковных книгах;

б) Никон и его  реформы;
Никон – собинный друг царя, реформы касаются обрядовой стороны веры и
насаждаются резко и деспотично. Многим реформы  Никона казались не исправлением
обрядов, а их нарушением, и люди видели в этом отступление от истинной веры;

в) обвинение противников
Никона в расколе Церкви; идеолог старообрядцев  протопоп Аввакум Петров(1621 –
1682). Служба Аввакума на Красной площади в Казанском соборе, призывы к борьбе
с Никоном. За верность своим убеждениям Аввакум поплатился ссылкой. Судьба
Никона;

г) собор 1666 года
осудил протопопа Аввакума, его лишают сана и предают анафеме. Ссылка Аввакума в
 северный  Пустозёрск. 15лет в земляной тюрьме не изменяют его веры. В 1682
году за великие на царский дом хулы Аввакума сожгли на костре.

2.Знакомство
со страницами из романа Д. Мордовцева  «Великий раскол». Можно предложить
заранее приготовить выразительное чтение одному из учащихся или размножить
страницы и раздать учащимся. Может прочитать и сам учитель.



3. Старообрядцы.
Старообрядчество как всесословное  явление. Верность старым русским традициям,
твёрдость убеждений, неприятие церковных новшеств – главное для раскольников.
Они отгородились от мира. Причиной тому была враждебность к ним светских и
духовных властей. Только в 1971 году Русская Православная Церковь отменила
решения церковных соборов, предавших старообрядцев проклятию.

4. Чтение
и комментирование отрывков из «Жития».
Работа над пояснениями учебника и
трудностями, которые возникают у учащихся в понимании текста. Учащиеся
прослеживают жизненный путь Аввакума по отрывкам из Жития, из романа Д.Мордовцева
и делают выводы о характере Аввакума. Приводят примеры  непреклонности воли,
верности героя своим убеждениям, необычайной его жизнестойкости, позволявшей
ему переносить физические и нравственные мучения, издевательства, пытки, голод,
побои, тюремное заключение, и вместе с тем о его человеколюбии, доброй душе
(отношение к Марковне, детям, немного сентиментальный, но берущий за сердце
рассказ о «курочке чёрненькой» ).

5. Провести
наблюдения над стилем жития.

А)
Отметим, что автор – талантливый художник, воссоздающий с помощью портретных
зарисовок, диалогов, описаний и прямых оценок характеры людей, раскрывающий
свой внутренний мир.

Б) Его
повествование отличается силой, краткостью, выразительностью («И сидел три дни,
ни ел, ни пил; во тьме сидя, кланялся на чепи, не знаю – на восток, не знаю –
на запад»; «И что у волка осталось, то мы глодали, а иные и самых озяблых
волков и лисц ели»).

В) Отрывок
о берегах Енисея, о горах, в которых обретаются разные птицы и звери, исполнен
трагического лиризма.

Г) В посланиях
к царю Алексею Михайловичу, к своим единомышленникам Аввакум выступает как
трибун, как философ, верующий в торжество истины и бессмертие праведников.

Д) В
письме к боярыне Морозовой сказывается необузданный нрав Аввакума, не желающего
даже в мелочах идти на уступки («не носи себе треухов тех»), и в то же время –
его мягкость и гуманность («Ну, дружи со мной, не сердитуй же!»).

Е )Аввакум
владеет и высокой ораторской речью проповедника, и просторечием человека из
народа. Учащиеся приводят необходимые примеры.

6. Кроме  старообрядцев,
 раскол Церкви служил убежищем для  недовольных политикой царя и
крепостническими порядками в стране. Государство и Церковь преследовали
староверов, поэтому раскольники уходили в далёкие и глухие места, где
основывали свои поселения – скиты. Фанатично преданные своей вере, они нередко
устраивали коллективные самосожжения в скитах. Отвергли церковные нововведения
и монахи Соловецкого монастыря. Восемь лет продолжалась осада монастыря.
Восставшие не поступились своими убеждениями. Более того, они отказались
молиться за государя. Фанатичной сторонницей старообрядцев была и боярыня
Морозова. Её верным другом и наставником был протопоп Аввакум.  Учащимся
предлагается прочитать материал учебника на стр.25, рассмотреть картину
художника В.И.Сурикова «Боярыня Морозова»
и ответить на вопросы:

а) Кто
такие старообрядцы?

б) Почему
раскол Русской Православной Церкви стал трагической страницей в истории России?

в) Как
отображён раскол общества на картине «Боярыня Морозова»?

7. Во второй
половине 17 века в Русской православной Церкви произошёл раскол. Часть
духовенства и мирян отвергла церковные реформы Патриарха Никона. Появилось
Старообрядчество. Дело доходило со стороны тех и других до абсолютной
нетерпимости. Правильно сформулировать вывод помогают слова рассказчика из
романа Ю.Азарова «Печора»: «Страшен мне протопоп,  ненавижу в нём
протопоповщину – и тогда,  когда он хлестал кнутом прихожан, чтобы вера их чище
была, и тогда, когда своих друзей, якобы во имя веры, предавал, и тогда, когда
злобность в нём пылала, когда главные грехи – гордость, помноженная на
гневность, — в нём клокотали, — и близок мне униженный и смиренный протопоп,
продрогший и плачущий, любящий жену свою Марковну…» И вместе с тем рассказчик
ценит в Аввакуме высокий дух, верность своим идеям: «…Аввакума называют первым
ссыльным всероссийской каторги, потому что он вынес все мучения и не предал
своей веры». Его подвиг не раз повторили русские люди в тяжёлые для России
годы.

8. Дискуссия
на уроке.
Выскажи своё мнение по следующим вопросам:

1.Охарактеризуйте
личности Никона и Аввакума. Что их роднит, а что отличает?

2.Почему в
рядах противников реформы Церкви оказались люди, принадлежавшие к
противоположным по имущественному положению слоям населения?

3.Почему 
М.Горький назвал «Житие Аввакума» непревзойдённым образцом пламенной и
страстной речи бойца?



4.Приведите
факты из русской истории и искусства, подтверждающие слова Аввакума: «Из каждой
золинки их, из пепла, аки из золы феникса, изростут миллионы верующих…»

9. Д/З.
Повторить изученное в разделе «Люди Древней Руси»,   подготовиться к сочинению 
на тему: «На подвиг их вдохновил Аввакум». Можно опираться на факты истории или
произведения искусства, известные вам.

Приложение. Отрывок из романа Д . Мордовцева
«Великий раскол»

Через час, из открытой двери подземелья, в
котором четырнадцать лет высидел Аввакум, ни разу не
видав ни неба, ни земли, вышел стрелец с алебардой, а за ним
Аввакум, сопровождаемый другими стрельцами. Узник,
которому, казалось, лет под восемьдесят, ступив на землю,
поднял голову и несколько минут стоял так, глядя на небо, на
беловатые облачка, кучившиеся к полудню, на свою
землянку, на темную зелень далекого бора, как бы стараясь
что-то припомнить и убедиться, так ли все еще сине и
глубоко небо, каким оно было четырнадцать лет назад, так ли
светит в этой голубой выси солнце, так ли, как прежде, плавают по
небу облака, зеленеет лес, порхают в воздухе ласточки,
стрижи…

Убедившись, что мир божий остался все таким
же прекрасным, каким был и четырнадцать лет назад, он
как-то не то горько, не то радостно тряхнул головой и,
смахнув со щек выкатившиеся из глаз слезы, широко,
размашисто перекрестился. Он хотел было двинуться за передним стрельцом дальше, к выходу
из ограды, которою обнесена была его тюрьма,
как услыхал позади себя звяканье цепей. Оглянувшись, он увидел, как из трех других таких же, как его, землянок выходили тоже узники с стрелками, и в
этих узниках он отчасти узнал,
отчасти догадывался, что узнал — так неузнаваемо изменились они в четырнадцать
лет! — друга своего, попа Лазаря,
дьякона Благовещенского собора Федора и
духовника своего, инока Епифания, того самого, которому сейчас только писал в «житии» своем,
как «Богородица беса в руках
мяла и ему, Епифанию, отдала» и прочее.

Аввакум радостно всплеснул руками.

— Друга мои светы!.. Вместе ко Господу идем!

— Аввакумушко! Протопоп божий!

— Епифанушко, миленький Федорушко, братец!



— Живы еще! все живы! и помрем вместе! Лазарушко! и ты с нами!

Они обнимались и плакали, звеня цепями.
Стрельцы, глядя на них, супились и отворачивались,
чтобы скрыть слезы.

Звякнула щеколда оградной калитки, калитка
распахнулась, и в ней показалось красное, прыщавое
лицо «людоеда».

— Эй! лизаться, пустосвяты,
вздумали!- закричал Кузмищев. — Еще нацелуетесь с дымом да с полымем…

— Веди их, стрельцы!

Узников развели и повели гуськом к калитке.
Впереди всех шел Аввакум. За тюремной оградой глазам
арестантов представился большой сруб, наполненный щепами и
уставленный снопами сухого сена, перемешанного с
берестой да паклей. Около сруба толпился народ.

Кузмищев, взяв у стоявшего около сруба с
зажженными свечами монаха четыре восковые свечечки,
роздал их осужденным.

— За мною, друга мои, венцы
царски ловить! — воскликнул Аввакум, 
поднимая  вверх свечу и твердо  всходя на костер.

Товарищи последовали за ним и стали на
костре рядом, взявшись за руки.

Кузмищев достал из-за пазухи бумагу,
медленно развернул ее, откашлялся. Но в этот момент Аввакум,
перекрестившись и поклонившись на все четыре стороны, быстро
нагнулся и, подобно старице Юстине в Боровске, в разных местах, сам своею свечою подпалил сено и бересту. Пламя мгновенно охватило костер…
В толпе послышались крики ужаса… Все поснимали
шапки и крестились…

Подьячий окончательно растерялся…

— Охти мне!.. Ах, изверги!..

Из пламени высунулась вся опаленная чья-то
рука с двумя истово сложенными пальцами…

— Православные!  вот так
креститесь!  —  раздался  из пламени
сильный, резкий голос Аввакума. — Коли таким крестом будете молиться — вовек не погибнете, а покинете этот крест — и город ваш песок занесет, и свету
конец настанет!

— Аминь! аминь! аминь! —
прозвучал в толпе голос, столь знакомый
всей Москве.

Из толпы выделился черный низенький
клобучок, а из-под  клобучка светились зеленоватым светом рысьи
глазки матери Мелании.

— Охти мне! Ах, злодеи, воры,
аспиды! — метался подьячий с бумагой
в руках.

Костер, между тем, трещал и пылал, как одна
гигантская свеча, от которой огненный язычище с малыми
языками высоко взвивался к небу, обрываясь там,
развеваясь и расплываясь в воздухе серою дымкою.

Кругом, казалось, все засумрачилось,
потемнело, словно бы на землю разом опустились сумерки.
Онемевший от страха народ не смел шевельнуться. Сумрак сгущался
все более и более. Костра уже не было — оставалась и перегорало огромная куча огненного угля…

Вдруг как из ведра полил дождь…

Батюшки! православные! небо плачет! небушко
заплакало  от  эково  злодеяния…   О-о-ох!   —  раздался  в  толпе отчаянный вопль женщины.

Кузмищев встрепенулся, словно его кнутом
полоснуло.

— Эй! лови ее, лови! держи
воруху! держи злодейку!

Но Мелании — это она выкрикнула — и след
простыл… «В воду, братцы, канула — сгинула, провалилась…» Народ сунулся к залитому дождем костру — собирать напамять
«святые косточки», чтоб разнести их потом по всему московскому государству… Аввакум был прав,
говоря о сожигаемых:  «Из каждой
золинки их,  из пепла,  аки из золы феникса,
изростут миллионы верующих…»

Так и вышло…

Мордовцев
Д.Л. (1830-1905) – русский и украинский писатель, автор рассказов, исторических
работ и романов




Следующий: