Стихи на тему «История отечества в поэзии».Только связанные с Россией. Бородино…


Стихи на тему «История отечества в поэзии».Только связанные с Россией. Бородино не предлагать :D

  • Ноябрь 20-го Трехцветное знамя, погон золотой, Я к шее коня припадаю щекой, За нашей спиной красный огненный ад, А я – эмигрант, я уже не солдат. Остался вдали берег рухнувших грез, Остался вдали край белых берез, За серым дождем незнакомый Стамбул, Что ждет тебя там, господин есаул? К чему о бедро бьется острый клинок? К чему палец лег на холодный курок? Раздавленный мозг тянет дуло к виску – Разбить о свинец ледяную тоску. А может быть прав подполковник седой, Который махал нам с причала рукой? Как эхо слова его бьются во мне – Уж, коль умирать, так в родной стороне… И рвется души крик обратно домой, О, как хороша Россия зимой! И мне наплевать, что там красный Совдеп – Белы навсегда березы и снег! Пусть буду я жить, лишь, до первой стены, Пусть мне со спины будут резать ремни, В подвалах с ума от пыток сойду – Я русским родился, и русским умру! — И он умолял повернуть пароход, И шашкой рубил металлический борт, Метался по палубе, словно слепой… Но выстрелил в спину урядник рябой. …Давно отгремели грозовые бои Жестокой и долгой Гражданской войны, Но вижу во сне – уплывают волной Корабль в Стамбул, а русский – домой
  • Зодчие. Как побил государь Золотую Орду под Казанью, Указал на подворье свое Приходить мастерам. И веле благодетель, Гласит летописца сказанье, В память оной победы Да выстроят каменный храм. И к нему привели Флорентийцев, И немцев, И прочих Иноземных мужей, Пивших чару вина в один дых. И пришли К нему двое Безвестных владимирских зодчих. Двое русских строителей, Статных, Босых, Молодых . Лился свет в слюдяное окошко. Был дух вельми спертый. . Изразцовая печка. Божница. Угар и жара. И в посконных рубахах пред Иоанном четвертым, Крепко за руки взявшись, Стояли сии мастера. Смерды! Можете ль церкву сложить Иноземных пригожей? Чтоб была благолепней заморских церквей, говорю? И, тряхнув волосами, Ответили зодчие: Можем! Прикажи, государь! И ударились в ноги царю. Государь приказал. И в субботу на вербной неделе, Помолясь на восход, Ремешками схватив волоса, Государевы зодчие Фартуки наспех надели, На широких плечах Кирпичи понесли на леса. Мастера выплетали Узоры из каменных кружев, Выводили столбы И, работой своею горды, Купол золотом жгли, Кровлю крыли глазурью снаруди И в свинцовые рамы Вставляли чешуйки слюды. И уже потянулись Стрельчатые башенки кверху, Переходы, Балкончики, Луковки и купола. И дивились ученые люди, Зане эта церковь Краше вилл италийских И пагод индийских была. Был диковинный храм Богомазами весь размалеван В алтаре и при входах И в царском притворе самом. Живописной артелью Монаха Андрея Рублева Изукрашен зело Византийским суровым письмом.. . А в ногах у постройки Торговая площадь жужжала, Таровато кричала купцам: Покажи, чем живешь! Ночью подлый народ До креста пропивался в кружалах, А утрами истошно вопил, Становясь на правеж. Тать, засеченный плетью, Лежал бездыханно, Прямов небо уставя Очесок седой бороды, И томились в московской неволе Татарские ханы, Посланцы Золотой, Переметчики Черной Орды. И над всем этим срамом Та церковь была Как невеста! И с рогожкой своей, С бирюзовым колечком во рту Непотребная девка Стояла у Лобного места И, дивясь, как на сказку, Глядела на ту красоту. А, как храм освятили, То с посохом, в шапке монашьей, Обошел его царь От подвала и служб До креста. И окинувши взороего узорчатые башни, Лепотв! Молвил царь. И ответили все! Лепота! И спросил благодетель: А Можете ль сделать пригожей? Благолепнее этого храма, Дркгой, говорю? И, тряхнув волосами, Ответили зодчие: Можем! Прикажи государь! И ударились в ноги царю. И тогда государь Повелел ослепить этих зодчих, Чтоб в земле его церковь Стояла одна такова, чтобы в суздальских землях и в землях рязанских Не поставили лучшего храма, Чем храм Покрова. Соколиные очи Кололи им шилом железным, Дабы белого света Увидеть они не могли. Их клеймии клеймом, Их секли батогами, болезных И кидали их, темных, На стылое лоно земли. А в обжорном ряду, Там, где заваль кабацкая пела, Где сивухой разило, Где было от пара темно. Где кричали дьяки: Государево слово и дело, Мастера Христа ради Просили на хлеб и вино. И стояла их церковь такая, Что словно приснилась, И звонила она, Словно их отпевала навзрыд И запретную песню Про страшную царскую милость Пели в тайных местах По широкой Руси Гусляры. Д Кедрин
  • Пушкин. Песнь о вещем Олеге. Ал. Конст. Толстой. История государства Российского от Гостомысла до Тимашева. Его же исторические баллады: Князь Михайло Репнин; Василий Шибанов; Старицкий воевода и др. http://fantlab.ru/autor2703
  • » Мы знаем, что нынче лежит на весах…. » Анна Ахматова » Валерик » Михаил Лермонтов » Василий Теркин» Твардовский » Русские женщины» Николай Некрасов



Следующий: