Спектакль-воспоминание Ленинградский метроном сценарий и постановка


Гаснет свет. Сцена освещена. За кадром
звучит фонограмма.

Мне тебя забыть бы надо,
Мне тебя забыть бы надо,
Только всё напоминает
Мне сегодня об одном:
Ленинградская блокада,
Ленинградская блокада
И стучащий неустанно
Ленинградский метроном…

Начинает звучать увертюра. На сцену
поднимаются ведущие. Увертюра стихает до
фона.

ВЕДУЩИЙ: 65 лет… Как много времени
прошло с тех пор, целая человеческая жизнь!
Всё забывается, но ничто не забыто! Да и
можно ли забыть такое? Всё помнят защитники
нашего города. Цепко держат в своей памяти
произошедшее дети блокадного Ленинграда.
Они блокаду выстояли, героически, изо дня в
день переносили все её тяготы и лишения. Но
мы, не пережившие ужасов блокады, имеем ли
мы право забыть это? Имеем ли право не
стараться, как можно больше узнать о
трагических и героических днях нашего
города, чтобы передать это будущим
поколениям? Можем ли мы прервать эту
цепочку памяти? Безгранична наша скорбь о
погибших в блокаду. Но она рождает силу духа,
восхищение и гордость за то, что мы -
ленинградцы, петербуржцы! Наш долг быть
благодарными людям, отдавшим свою жизнь,
ради нашей, и помнить…

ВЕДУЩИЙ:

Нежданная осень пришла в Ленинград,
Пожухлой листвой шелестит непогода,
И наша Нева вспоминает опять
Дождливый сентябрь сорок первого года.
Не те уже воды уносит река,
Блокадное время давно пролетело,
Но страшная надпись стучится в сердца,
Как память войны, как гроза артобстрела!
Их мало осталось – седых стариков,
Героев войны, рядовых обороны,
Прорвавших блокады стальное кольцо,
По Жизни – дороге, ведя эшелоны!
Редеют шеренги – мы помним о них
Печален мотив уходящих мгновений…
И корочка хлеба, и детский отчаянный крик

Пусть всё сохранится навечно в сердцах
поколений!
И стук метронома, и скрежет, и грохот вдали…
И город наш мирный, и Летнего сада ограда …
На всех языках, в лексиконах земли:
Война, Ленинград, сорок первый, Блокада!

ВЕДУЩИЙ: Наш вечер посвящён 65
годовщине полного освобождения Ленинграда
от вражеской блокады, всем тем, для кого 27
января 1944 года навсегда останется Днём
Победы Ленинграда.

Завершается увертюра. С последними
аккордами открывается занавес. Звучит
мелодия песни «Город над вольной Невой». На
экране сменяются виды города.

ВЕДУЩИЙ: Это наш родной Петербург,
Ленинград – самый красивый город в мире и
на него в 1941 году поднял руку фашизм. Начало
лета было холодным, но накануне 22 июня
солнце вышло из-за туч и день был по-летнему
теплым. Белая ночь на Неве! На улицах,
площадях и набережных вчерашние
десятиклассники отмечали окончание школы.
Особенно многолюдно было у «Медного
всадника», на стрелке Васильевского
острова, на Невском проспекте. Встречались
у «Лягушатника» и «Елисеевского», пели
песни под гитару на набережных. Из «Астории»
доносились жизнерадостные танцевальные
ритмы модного в те годы джаза Эдди Рознера.
Жизнь была наполнена миром и счастьем.

Танец на мелодию джаза Эдди Рознера.

ВЕДУЩИЙ: Белая ночь над Невой…
Последняя мирная ночь… Она разделила жизнь
на довоенную и военную, а людей – на живых и
мёртвых.

Сообщение о начале войны, песня «Священная
война», хроника первых дней войны.

ВЕДУЩИЙ: Первые, самые тяжёлые дни
войны. Главные удары фашистских армий были
направлены на Москву и Ленинград. По плану «Барбаросса»
Ленинград должен был быть взят в первый же
месяц войны. Когда этот план провалился,
появилась директива главного командования
германской армии.

ВЕДУЩИЙ: Директива 1601 от 22
сентября 1941 года:

« 1. Фюрер принял решение стереть город
Петербург с лица земли…

2. Предполагается окружить город тесным
кольцом и путём обстрела из артиллерии всех
калибров и беспрерывной бомбёжки с воздуха
сровнять с землёй.

3. Если, вследствие создавшегося в городе
положения, будут заявлены просьбы о сдаче,
они будут отвергнуты…»

Я уничтожу этот город! Он никогда не
возродится! Его уже нет! Нет! Нет!

Звучит песня «Город, которого нет».
Мизансцена «Город, которого нет»

ВЕДУЩИЙ: Вскоре после начала войны
Ленинград стал прифронтовым городом:
строились рубежи обороны, эвакуировались в
тыл заводы и фабрики, театральные и
музыкальные коллективы. В грустную минуту
расставания с родным городом композитор
Соловьёв — Седой написал песню «Вечер на
рейде», которую очень полюбили ленинградцы.
В дни блокады, в полдень, городское радио
объявляло о норме выдачи хлеба. Осенью-зимой
41- 42 года эта норма постоянно уменьшалась.
Бывали жестокие дни, когда сказать было
нечего, в городе не было никакого
продовольствия. Об этом не объявляли: по
радио звучал метроном и песня «Вечер на
рейде».

Песня вокальной группы «Вечер на рейде».

ВЕДУЩИЙ: В конце августа
германская армия захватила станцию Мга, а 8
сентября пал

Шлиссельбург. Была перерезана последняя
сухопутная граница, которая связывала
Ленинград с остальной страной. Город
оказался в кольце врага. Началась 900-
дневная блокада Ленинграда.

Звучит вступление «Эгмонт» Бетховена.
Выходят участники литературной части.

ВЕДУЩИЙ: Тогда никто не мог
предположить, сколько горя и страданий
принесёт блокада .Улицы опустели, в городе
появились военные патрули, введено
затемнение.

Горожан можно было увидеть в очередях у
магазинов и у репродукторов.Они, затаив
дыхание, слушали сводки Совинформбюро.

Голос Левитана сменяется сигналом
воздушной тревоги, а затем метрономом.

ВЕДУЩИЙ: Ежедневные налёты
вражеской авиации и многочасовые обстрелы
города артиллерией стали настоящим
бедствием для ленинградцев. После одной из
бомбёжек была уничтожена самая крупная
продовольственная база – Бадаевские
склады. В городе стало не хватать продуктов
питания. А с ноябрьскими морозами в город
пришёл голод, страшный голод! Война шла
везде и везде умирали люди. Но от голода и
холода умирали только в Ленинграде. Умирали
по дороге на работу, в очереди за хлебом,
умирали в своих холодных постелях, не имея
сил встать. И так 900 дней и ночей.

Вивальди , танец.

ВЕДУЩИЙ: Люди умирали целыми
семьями, домами, кварталами. На глазах
матерей умирали дети, младенцы оставались
без матерей и, если их не находили, они были
обречены. Из воспоминаний очевидца:

ВЕДУЩИЙ: «Они лежали неподвижно в
своих кроватках, истощённые, с широко
раскрытыми глазами. В них застыл ужас от
всего перенесённого. Кожа лица и рук была
непроницаема от грязи. Вши ползали по
исхудавшим тельцам. Многие дети больше
месяца не видели никакой горячей пищи, даже
кипятка..»

ВЕДУЩИЙ: 20 ноября норма выдачи
хлеба уменьшилась в очередной раз: рабочие
стали получать 250, а все остальные – 125
граммов хлеба. Первую половину января
неработающее население города и дети
никаких продуктов питания вообще не
получали. Вот страшная хроника тех
блокадных дней: «В ноябре голод унёс 11 тысяч
человеческих жизней, в декабре – 53 тысячи, в
январе-72 тысячи, в феврале – 83 тысячи, в
марте – свыше 110 тысяч жизней ленинградцев».
С первыми тёплыми днями весны 1942 года под
растаявшим снегом нашли ещё около 13 тысяч
трупов.

Звучит музыка Свиридова к повести
Пушкина «Метель».

ЧТЕЦ:

Наш город в снег до пояса закопан,
И, если с крыш на город посмотреть,
То улицы похожи на окопы,
В которых побывать успела смерть.
Луна скользит по небу одиноко,
Как по щеке холодная слеза.
И тёмные дома стоят без стёкол,
Как люди, потерявшие глаза.
Но в то, что умер город наш, — не верьте!
Нас не согнут отчаянье и страх!
Мы знаем от людей, сражённых смертью,
Что означает: «Смертью смерть поправ».
Мы знаем, клятвы говорить не просто,
И, если в Ленинград ворвётся враг,
Мы разорвём последнюю из простынь,
Лишь на бинты, но не на белый флаг!
Продолжает звучать мелодия Г.Свиридова,
танец.

ВЕДУЩИЙ: В городе не работали
водопровод и канализация, стоял весь
городской транспорт, в домах не было света,
тепла. В «буржуйках» жгли мебель, паркет,
книги. Но ни в одном из парков и садов города
не тронули ни одного дерева.

ЧТЕЦ:

Они зимой сжигали всё, что было:
Шкафы и двери, стулья и столы.
Но их рука деревьев не рубила.
Сады не знали голоса пилы.

ЧТЕЦ:

Им над Невой шуметь и красоваться,
Шагая к людям будущих годов.
Деревья, поклонитесь ленинградцам,
Закопанным в гробах и без гробов.

ЧТЕЦ:

Скрипят, скрипят по Невскому полозья.
На детских санках узеньких, смешных
В кастрюльках воду голубую возят,
Дрова и скарб, умерших и больных…

ВЕДУЩИЙ: Страна помнила о
Ленинграде и ленинградцах. В кратчайшие
сроки по льду Ладожского озера была
построена дорога. Над ней постоянно кружили
вражеские самолёты, сбрасывая свой
смертоносный груз. Она день и ночь
обстреливалась из орудий. Машины уходили на
дно вместе с продуктами и теми, кто пытался
спасти ленинградцев. Первое её название – «Дорога
смерти». Но ленинградцы называли её «Дорогой
жизни». Ведь только по ней можно было
доставить продовольствие умиравшим
горожанам, и только по ней – вывезти людей
из блокады.

ЧТЕЦ:

Дороги, дороги, вас много кругом:
Широких, весёлых и шумных, как гром.
Проносятся ветры, весенние грозы,
На кромках растут тополя и берёзы.
Я помню, я знаю дорогу иную,
Дорогу по Ладоге, всю ледяную,
По ней вывозили людей из блокады…

Чтец:

Птицы смерти в зените стоят,
Кто придёт выручать Ленинград?
Не шумите вокруг, он дышит,
Он живой ещё, он всё слышит:
Как на влажном балтийском дне
Сыновья его стонут во сне,
Как из недр его вопли: «Хлеба!»
До седьмого доходят неба…

Песня Розенбаума. Хроника блокадного
Ленинграда.

ВЕДУЩИЙ: Несмотря на
нечеловеческие страдания, сильные духом не
сдавались.

Женщины заменили на заводах своих отцов и
мужей. 12- летние подростки выполняли
рабочие нормы, а вечерами дежурили на
крышах домов, чтобы сбросить «зажигалки» и
уберечь родной город от пожаров.

Песня вокальной группы «Но были они
ленинградцы».

ВЕДУЩИЙ: Во время блокады город
продолжал жить: работали библиотеки,
регулярно проводились экскурсии по залам
Эрмитажа, всю блокаду не прекращал работу
театр Музыкальной комедии. Агитбригады
артистов и школьников выезжали с
концертами на передовую и в госпиталя. Это
помогало выживать.

ЧТЕЦ:

В грязи, во мраке, в голоде, в печали,
Где смерть как тень тащилась по пятам,
Такими мы счастливыми бывали,
Такой свободой бурною дышали,
Что внуки позавидовали б нам…

ЧТЕЦ:

Я никогда героем не была,
Не жаждала ни славы, ни награды
Дыша одним дыханьем с Ленинградом,
Я не геройствовала, я жила.

ЧТЕЦ:

Нас немцы называют: «мёртвый город».
Но где, когда был мёртвым нужен стих?
А здесь сквозь грохот бомб и лютый холод –
Он, славя павших, жить зовёт живых.

ВЕДУЩИЙ: это строки ленинградской
поэтессы Ольги Берггольц. Её голос
ежедневно звучал по радио. Он придавал
ленинградцам силы. А как слушали эти стихи!
Из воспоминаний Ольги Берггольц:

ВЕДУЩИЙ: «Я думаю, что никогда
больше люди не будут слушать стихи так, как
слушали их в ту страшную зиму голодные,
опухшие, еле живые ленинградцы.
Свидетельством величия их духа останется
эта способность в таком кошмаре, среди
таких физических и нравственных терзаний,
отзываться на поэзию, на искусство».

Звучит «Адажио».

ВЕДУЩИЙ: На 2 линии Васильевского
острова в доме 13 жила большая семья
Савичевых: пятеро детей, их мать Мария
Игнатьевна, бабушка и два брата рано
умершего отца. Самой младшей была 11-летняя
Таня – весёлая, жизнерадостная девочка,
общая любимица. Савичевы были очень дружной
семьёй и, когда пришла беда решили никуда не
уезжать из родного города и быть вместе.
Тогда, в августе, они не могли себе
представить, какие тяжёлые испытания ждут
их семью.До нас дошли девять листков из
дневника Тани. Страшные записи, потрясшие
миллионы сердец. Детская рука с трудом
выводила слова. Хрупкая душа, душа,
измученная невыносимыми страданиями, была
неспособна на живые эмоции. Таня просто
фиксировала реальные факты своей жизни.

Сцена «Дневник Тани Савичевой»
сопровождается показом на экране листков
дневника.

ВЕДУЩИЙ: Таню, потерявшую сознание
от голода, нашли служащие специальных
санитарных команд, обходивших квартиры в
поисках осиротевших детей. Жизнь едва
теплилась в ней. Вместе с другими
ленинградскими детьми её эвакуировали по «Дороге
Жизни». Но спасти Таню было уже невозможно.
Она умерла 1 августа 1944 года. Судьба юной
ленинградки стала олицетворением
стойкости и страданий, которые выпали на
долю всех детей блокады.

ВЕДУЩИЙ: Трудно себе представить,
но в этих условиях в городе продолжало
работать 39 школ. Маленькие ленинградцы
хотели учиться.

ЧТЕЦ:

Девчонка руки протянула
И головой – на край стола,
Сначала думали – уснула,
А оказалось – умерла.
Никто не обронил ни слова,
Лишь хрипло, сквозь метельный стон,
Учитель выдавил, что снова
Уроки – после похорон.

ЧТЕЦ:

Блокада. Далеко как это слово
От наших с вами мирных дней.
Произношу его и вижу снова
Голодных, умирающих детей.
Как опустели целые кварталы,
И как трамваи вмёрзли на пути,
И матерей, которые не в силах.
Своих детей на кладбище везти.

Звучит «Реквием» Моцарта. Мизансцена «На
Пискарёвское кладбище».

ВЕДУЩИЙ: В блокадном городе музы
не молчали. Здесь начал писать свою седьмую
симфонию Дмитрий Шостакович. Осенью 1941 года
Большой симфонический оркестр
ленинградского радио приступил к
репетициям первых трёх её частей. Но в
декабре репетиции пришлось прекратить:
музыканты умирали, падали в голодные
обмороки прямо на сцене. Когда в марте 42
года они возобновились, от оркестра
осталось всего 15 ослабевших музыкантов. Но
Ленинград уже ждал этот концерт, и он не мог
не состояться. В город самолётом была
доставлена партитура всей симфонии, с
фронта отозваны бойцы – музыканты, чтобы
заменить умерших оркестрантов. Теперь
симфония называлась «Ленинградской».

Начинает звучать «Ленинградская
симфония» Д. Шостаковича.

ВЕДУЩИЙ: 9 августа 1942 года в
Большом зале филармонии горели все
хрустальные люстры. В зале сидели моряки,
пехотинцы, бойцы ПВО исхудавшие
ленинградцы – завсегдатаи филармонии.
Исполнение длилось 80 минут и за всё это
время на город не упало ни одной бомбы,
орудия врага молчали – их подавила мощным
огнём наша артиллерия, защищавшая город.
Новое произведение Шостаковича потрясло
слушателей. Музыка сумела выразить то, что
их объединяло в это трудное время: героизм,
любовь к своему городу, вера в победу. Из
воспоминаний Анны Ахматовой:



ВЕДУЩИЙ: «… Всё было в этой
симфонии: грохот орудий, вспышки пожаров,
бомбы, сирены, самолёты – всё смешалось.
Искусство и реальность слились воедино».

ЧТЕЦ:

Какая музыка была!
Какая музыка играла!
Когда и души и тела
Война проклятая попрала.
Какая музыка во всём,
Всем и для всех – не по ранжиру.
Осилим… выстоим… спасём…
Ах, не до жиру – быть бы живу…
Солдатам голову кружа,
Трёхрядка под накатом брёвен
Была нужней для блиндажа,
Чем для Германии Бетховен.
И через всю страну струна,
Натянутая трепетала,
Когда проклятая война
И души и тела топтала.
Стенали яростно, навзрыд
Одной – единой страсти ради
На полустанке – инвалид,
И Шостакович – в Ленинграде.

ВЕДУЩИЙ: Исполнение
транслировалось по радио, его слышали не
только жители города, но и, через
громкоговорители, немецкие солдаты,
осаждавшие город. Они обезумели от
услышанного. Они считали, что перед ними
мёртвый город, а он жил, он слушал симфонию
Шостаковича!

«Ленинградская симфония» — полный звук
до конца.

ВЕДУЩИЙ: Из воспоминаний пленного
немецкого офицера: «… именно тогда, 9
августа 1942 года, я понял, что у этого народа
войну мы не выиграем. Я ощутил его могучую
силу, способность преодолеть голод, страх,
смерть …».

ВЕДУЩИЙ: И город выстоял!
Полуживые, голодные и замёрзшие
ленинградцы самоотверженно трудились.
Наконец, они просто жили в блокадном городе,
одно это уже было подвигом. В январе 1943 года
Ленинград получил связь с Большой Землёй –
узкую полоску земли шириной 10 километров,
которую, ценой больших потерь отвоевала у
врага советская армия.

Сообщение о прорыве блокады «Гимн
великому городу». Хроника.

ВЕДУЩИЙ: Под бомбами и снарядами в
город пошли поезда с продовольствием для
ленинградцев. Блокада была прорвана, но до
полного освобождения оставался ещё целый
год. В январе 1944 года сильная орудийная
канонада разбудила ленинградцев. Ещё не
прошёл страх перед возможным штурмом
города. Но это били наши орудия. Войска
Ленинградского фронта перешли в
наступление и отбросили врага от города. 27
января освобождение Ленинграда от
вражеской блокады было завершено. Это был
праздник со слезами на глазах. В городе
гремел салют!

ЧТЕЦ:



Такого дня не видел Ленинград,
И радости подобной не бывало!
Казалось, наше небо грохотало,
Приветствуя великое начало
Весны, уже не знающей преград.
Гремел неумолкаемо салют
Из боевых прославленных орудий.
Смеялись, пели, обнимались люди,
И воздух взморья жадно пили груди
В огнях незабываемых минут.
И гордый город, доблестный боец,
Сквозь стужу, мрак и пламень обороны
Плыл, как корабль, отвагой окрылённый –
Недрогнувший, несдавший, непреклонный,
Вздохнувший полной грудью, наконец!

ЧТЕЦ:

За залпом залп. Гремит салют
Ракеты в воздухе горячем
Цветами пёстрыми цветут,
А ленинградцы тихо плачут.
Ни успокаивать пока,
Ни утешать людей не надо,
Их радость слишком велика –
Гремит салют над Ленинградом!
Их радость велика, но боль
Заговорила и прорвалась:
На праздничный салют с тобой
Пол – Ленинграда не поднялось.
Рыдают люди и поют,
И лиц заплаканных не прячут.
Сегодня в городе салют!
Сегодня ленинградцы плачут…

Начинает звучать саундтрек Д.Вильямса к
фильму «Список Шиндлера», стихает до фона.

ВЕДУЩИЙ: Есть в нашем городе самое
большое в мире кладбище – Пискарёвское. Нет,
не по площади, а по количеству людей,
похороненных в его братских могилах. С утра
до вечера идут сюда люди: в мороз и зной, в
праздники и будни. Но особенно много здесь
бывает ленинградцев, петербуржцев – родных
и близких тех, кто покоится под холмами
братских могил.

ЧТЕЦ:

Здесь лежат ленинградцы.
Здесь горожане – мужчины, женщины, дети.
Рядом с ними солдаты-красноармейцы.
Всею жизнью своею
Они защищали тебя, Ленинград,
Колыбель революции.
Их имён благородных мы здесь перечислить
не сможем,
Так их много под вечной охраной гранита.
Но знай, внимающий этим камням,
Никто не забыт и ничто не забыто.
В город ломились враги – в броню и железо
одеты,
Но с армией вместе встали –
Рабочие, школьники, учителя, ополченцы.
И все как один, сказали они:
«Скорее смерть испугается нас, чем мы
смерти».
Так пусть же пред жизнью бессмертною вашей,
На этом печально – торжественном поле.
Вечно склоняет знамёна народ благодарный,
Родина – мать и город – герой Ленинград.

ВЕДУЩИЙ: Этот мемориал – символ
стойкости, мужества и силы духа советских
людей, символ неисчислимых страданий,
которые принесла миру война. Много времени
прошло с тех пор, многое изменилось. Выросли
поколения, не знавшие войны и блокады. Но
никакие сроки не смогут заслонить величия
подвига ленинградцев – подвига, равного
которому не знает история. До конца
осмыслить их беспримерное мужество, узнать
его страшную цену, невозможно не увидев
Пискарёвского кладбища, не услышав его,
пронзающей сердце тишины.



ЧТЕЦ:

Вот опять – через столько лет!
Эта женщина в День Победы,
Не венок, не цветы, а хлеб
Принесла на могилу деда.

ЧТЕЦ:

Простор и дымка музыки… молчишь.
Холодные ладони мнёшь до хруста –
Вокруг земля засеяна так густо.
Что зябко от того, на чём стоишь.

Начинает звучать «Адажио» Альбинони.
Полный звук стихает до фона.

ВЕДУЩИЙ: Мало ленинградцев дожили
до дня освобождения от блокады: тысячи
погибли под бомбами и снарядами во время
ежедневных обстрелов города. Десятки и
сотни тысяч умерли от голода и холода. Им,
навсегда оставшимся в родном городе, мы
обязаны своей жизнью, с нами на века память
о них. Эта память – наша благодарность за их
боль и страдания, которые перешли в радость
сегодняшней жизни. И только от нас зависит,
сможем ли мы сохранить эту память.

ЧТЕЦ:

Помните!
Через века, через года – помните!
О тех, кто уже не придёт никогда – помните!
Не плачьте! В горле сдержите стоны, горькие
стоны.
Памяти павших будьте достойны! Вечно
достойны!
Хлебом и песней, мечтой и стихами,
Жизнью просторной, каждой секундой,
Каждым дыханьем будьте достойны!
Люди! Покуда сердца стучатся. – помните!
Какою ценой завоёвано счастье, -
пожалуйста, помните!
Песню свою, отправляя в полёт, — помните!
О тех, кто уже никогда не споёт, — помните!
Детям своим расскажите о них, чтоб помнили!
Детям детей расскажите о них, чтоб тоже
запомнили!
Во все времена бессмертной земли, — помните!
К мерцающим звёздам, ведя корабли, о
погибших – помните!
Встречайте трепетную весну, люди Земли!
Убейте войну, прокляните войну, люди Земли!
Мечту пронесите через года и жизнью
наполните!
Но о тех, кто уже не придёт никогда,
заклинаю, — помните!

Танец.

Снова начинает звучать «Адажио», все
участники спектакля выходят на сцену.

ВЕДУЩИЙ: … Минута молчания… Самая
длинная минута праздника. В ней не 60 секунд,
в ней 900 страшных блокадных дней. В ней
навсегда сотни тысяч героических
защитников и мирных жителей Ленинграда.

ВЕДУЩИЙ: …Минута молчания… Она
освещена огнём боёв и огнём салюта. Самая
тихая минута праздника…, самая грустная
минута праздника…, и самая гордая минута
праздника…

ВЕДУЩИЙ: …Минута молчания… Всё
меньше остаётся защитников Ленинграда, но
живы дети блокады. Не было и, дай бог,
никогда больше не будет на земле детей,
которым придётся пережить то, что пережили
эти дети.

ВЕДУЩИЙ: …Минута молчания…Блокадники
вспомнят родных, близких, друзей, которые
покоятся в братских могилах Пискарёвского,
Серафимовского, Богословского и других
кладбищ города. А в нас, вместе с нашими
сердцами, пусть всегда стучит
ленинградский метроном и звук его будет
слышен всем последующим поколениям…
Минута молчания…

Стук метронома. Минута молчания. В конце
минуты молчания звучит сюита «Память».

Финальная песня «Ленинград». Танец.

Спектакль можно посмотреть в Интернете:
depositfiles.com/files/u1r9mbr1x




Следующий: