Сценарий устного журнала Тебе, певцу Тебе, герою!, посвященного герою Отечественной войны 1812 г. Денису Давыдову

Пролог.

Звучит романс на стихи Д. Давыдова (муз. Журбина)

“Я люблю кровавый бой”.

Смотрим кадры фильма “Эскадрон гусар летучих”.

Слово учителя:

Здравствуйте, дамы и господа! Рады видеть вас в нашей пушкинской гостиной.
Вам сегодня предстоит стать зрителями устного журнала, названного нами “Тебе –
певцу! Тебе – герою!” и посвященного Денису Васильевичу Давыдову.

Денис Давыдов…

Это человек, еще при жизни ставший национальным героем, поэт, увековеченный
кистью Джорджа Доу и пером Льва Толстого, воспетый крупнейшими поэтами “золотого
века” русской литературы: Жуковским, Батюшковым, Вяземским, Баратынским,
Языковым и, конечно, А.С. Пушкиным…

Известность нашего героя шагнула далеко за пределы России: так, Наполеон не
мог равнодушно слышать его имя и считал его своим личным врагом, а знаменитый
английский писатель Вальтер Скотт обращался к нему за помощью и на своем рабочем
столе поставил его портрет.

Итак, дамы и господа, мы открываем наш устный журнал, посвященный знаменитому
прозаику и поэту, легендарному гусару и партизану Денису Васильевичу Давыдову.

Страница 1. Как становятся военными.

1. Ведущий 2:

Из “Автобиографии” Дениса Давыдова: “Денис Васильевич Давыдов родился в
Москве1784 года июля 16 дня, в год смерти Дениса Дидерота (Дени Дидро).
Обстоятельство сие примечательно, что оба сии Денисы обратили на себя внимание
земляков своих бог знает за какие услуги на словесном поприще!

Давыдов, как все дети, с младенчества своего оказал страсть к маршированию,
метанию ружьем и проч. Страсть эта получила высшее направление в 1793 г. (в 9
лет) от нечаянного внимания к нему графа Александра Васильевича Суворова,
который при осмотре Полтавского легкоконного полка, находившегося тогда под
начальством родителя Давыдова, заметил резвого ребенка…”

2.

Сценка.

– Граф, посмотрите – вот дети Василья Денисовича!
– Где они? Где они? … Гляди-ко, какие молодцы у тебя, Василий Денисович. Помилуй
бог, молодцы! Как зовут-то вас?
– Денисом.
– А я Евдоким.
– Любишь ли ты солдат, друг мой? (Денису.)
– Я люблю графа Суворова! В нем все – и солдаты, и победа, и слава!
– О, помилуй бог, какой удалой! Это будет не иначе как военный человек; помяните
меня, я не умру, а он уже три сражения выиграет!

3. Ведущий 2:

Из статьи Виссариона Белинского: “… эти три сражения – три славы Давыдова:
слава воина, слава поэта и слава отличного прозаического писателя”.

4. Ведущий 1:

1800 год. Рождество. Василий Денисович Давыдов возвращается из Петербурга,
куда он ездил хлопотать об устройстве старшего сына. Приняв во внимание слова
Суворова, которые они с женою почитали чуть ли не пророческими, он записал
Дениса в кавалергарды.

5.

Сценка /мама Давыдова /:

– В кавалергарды? (С сомнением.) Эк ты хватил, да ведь туда, сказывают, все
рослых берут. А наш-то вон, словно шарик катается (ласково ухмыльнувшись).
Ничего, к 16-то годам, когда срок подойдет в полк ехать, глядишь, и подрастет,
вытянется. А время-то, слава богу, еще есть.
– Верю, что служить будет достойно и фамилии нашей доброй не посрамит. Ведь
благословил его на военное поприще сам великий Суворов…

6. Ведущий 1.

Как предполагала Елена Евдокимовна, малый рост Дениса, действительно, стал
серьезным препятствием на пути к военной карьере. Дежурный офицер, к которому
было Денис заявился для представления, отказал наотрез.

7.

Сценка.

– И не думай, братец, и не мечтай. Недомеркам в кавалергарды ходу нет. С этим
у нас строго. Будь хоть семи пядей во лбу, а коли ростом не вышел – прощевай. В
кавалергарды он метит (ухмыляется)…

8. Ведущий 1.

Для того, чтобы попасть в кавалергарды, пришлось Денису Давыдову обращаться
за помощью к двоюродному брату Александру Михайловичу Каховскому, в прошлом
адъютанту Суворова. Тот помог, рассудив так:

9.

Сценка /Давыдов и Каховский/.

– Вон Бонапарт при малом росте своем уже до императоров дошагался, да и князь
Суворов, как ты и сам видывал, отнюдь был не из великанов. Величье человеческое
не ростом измеряется, а высотою духа и деяний его… Помни про это.

10.

Ведущий 2: Именно так Денис Васильевич Давыдов стал кавалергардом! Так началась его
большая и долгая (30-летняя!) военная карьера.

Ну а теперь мы перевернем страницу нашего устного журнала и узнаем, а как
становятся знаменитыми гусарами?!

Страница 2. Как становятся знаменитыми гусарами.

11.

Ведущий 1. Он регулярно нес дежурство близ императорских покоев Зимнего дворца.
Свободного времени было много. Он посвящал его поэтическому творчеству. Особенно
широкую известность в среде военной молодежи получили три его сатирические басни
“Голова и Ноги”, “Река и Зеркало”, “Орлица, Турухтан и Тетерев”, сатира “Сон”,
отличавшиеся остроумием и свободомыслием.

Написанию Денисом Давыдовым басни “Голова и Ноги” предшествовал его разговор
с Каховским. Речь шла об убийстве царя Павла Первого.

12.

Сценка (Каховский и Д.Давыдов). Приложение 1.

13.

Сценка. Инсценировка басни “Голова и Ноги”. Приложение 2.

14. Ведущий 2.

Сатирические произведения Дениса Давыдова в многочисленных рукописных списках
с неимоверной быстротой разлетелись по всему Петербургу. Без преувеличения, они
прогремели в российском обществе наподобие разорвавшейся бомбе.

То, что сатирические сочинения Давыдова сразу же легли на стол Александра
I и вызвали его бешенство,
несомненно. Царь не забудет сей обиды никогда и неоднократно сумеет доказать
это.

На Давыдова за малейшую промашку, а то и без оной одно за другим посылались
дисциплинарные взыскания по службе.

15. Светское общество.

– Ах, дамы и господа, среди нас сын Дениса Давыдова!
– Самого Дениса Давыдова!
– А что вы можете сказать о карьере своего знаменитого батюшки?
– Отец мой, несмотря на … редкое сочетание качеств, не только не сделал себе
карьеры, но даже каждый знак отличия должен был брать грудью… Увы! Тому причиною
общий порок семьи: дух свободы, не терпящий стеснения слова, действия без
оглядки, русское удальство очертя голову и за все ответ – своей головой.

Таков был отец. На первых же порах своего служения обратил на себя внимание
начальства… баснями.., за которые он был переведен из кавалергардов в
Белорусский гусарский полк… Слава его росла, но вместе с нею и злоба задетых
лиц, и служебная карьера моего отца горько поплатилась за нее”.

16.

Ведущий 2.

На экране фрагменты фильма “Эскадрон гусар летучих”, кадры битв и пирушек.

В 1804 г. Денис Давыдов был исключен из гвардии и переведен в армейский
гусарский полк, расквартированный в глухом местечке Киевской губернии.

Но молодой Денис Давыдов (ему 20 лет!) не был расположен к унынию. Очень
скоро среди гусар он почувствовал себя совершенно своим человеком. По сердцу
пришелся ему дух вольного гусарского братства, с его веселой, бравирующей
бесшабашностью…

17.

Ведущий 2. Итак, по сердцу пришелся ему дух вольного гусарского братства, с его веселой,
бравирующей бесшабашностью, презрением к опасностям и пренебрежением к
богатству.

Этот веселый и лихой дух всею своею сутью бунтовал и противился против
официального формализма и казенщины, против механических “прусских порядков”,
насаждаемых в армии.

Живым его воплощением для Д.Давыдова явился разбитной и разгульный, отчаянный
рубака и бессеребренник, гусарский поручик Алексей Бурцов.

18

. Ведущий 1. Натура Бурцова была кипящею и буйною, совершенно не умещающейся в твердые
берега здравого смысла. Он мог, например, отдать первому встречному нищему свой
последний золотой червонец, потрясти еврея-шинкаря, обиравшего округу, и,
потребовав у него под пистолетом долговые книги, изрубить их “в перси”;
ворваться на чужую свадьбу, прослышав от кого-то, что невесту выдают против
воли, и расстроить вконец сие торжество; въехать на коне на спор в дом
дворянского предводителя… Да мало ли чего мог еще забубенная голова Алеша Бурцов,
известный всей армии.

Ему-то и посвятит Денис Давыдов свои лихие и звонкие гусарские “зачашные
песни”.

19.

Чтец. “Бурцову, приглашение на пунш”, 1804.
Приложение 3.

20.

Звучит романс “Гусарский пир” (“Ради Бога, трубку дай!”).
Приложение 4.

На экране портрет Дениса Давыдова.

21. Светское общество.

– Как мы помним, сам великий Суворов предрек Давыдову три победы…
– …которые он одержит еще до смерти его, Суворова…
– А Виссарион Белинский в своей статье одну из этих побед назвал его славу как
поэта!

Страница 3. Поэтическая слава Дениса Давыдова.

22. Светское общество.

– Дамы и господа, “Литературная газета”, 1848 год. Пишут: “Кто в молодые годы
не повторял стихов Давыдова, кто не вписывал этих удалых стихов в одну заветную
тетрадку? Кто из молодых людей двадцатых годов не воображал себя Бурцовым?”

А вот В.Г. Белинский пишет: “В его стихах преужасные пуншевые
стаканы и чаши не оскорбляют образованного чувства, но звучат весело и отрадно…
Все, что у других так пошло, притворно, безвкусно, оскорбительно для чувства…
все это у Давыдова получает значение, преисполняется жизнью, облагораживается
формою… Вот истинно русская душа – широкая, свежая, могучая, раскидистая: коли
пошла она гулять – так держитесь вы, мнимые моралисты!”

23. Ведущий 1.

П.А. Вяземский пишет: “…нелишне заметить, что певец вина и веселых попоек в
этом отношении несколько поэтизирован. Радушный и приятный собутыльник, он на
деле был довольно скромен и трезв. Он не оправдывал собой нашей пословицы: пьян
да умен, два угодья в нем. Умен он был, а пьяным не бывал”.

24. Ведущий 2.

1) Благодаря созданию гусарских стихотворений – песен Д. Давыдов стал яркой
звездой “на небосклоне русской поэзии”. В его “зачашных песнях” перед читателями
впервые предстал военный быт со всеми его красочными деталями – саблей,
“ухарским конем”, трубками, пуншевыми стаканами – и, главное, живописный образ
лихого гусара, пламенного патриота, человека прямого и искреннего.

Стихи Д. Давыдова поражают ощущением полноты жизни, ценности каждого
мгновения бытия. Не оттого ли, что многие из них “писаны на привалах, на дневках
… между двух сражений, как бы на грани жизни и смерти?”

От гусарской поэзии Давыдова веет удалью, задором, удивительным жизнелюбием,
неслучайно, обращаясь к Давыдову, Пушкин восклицал: “Я слушаю тебя и сердцем
молодею!”

25. Светское общество.

– Вяземский сравнивал “пылкий стих” Дениса Давыдова с пробкой шампанского,
“рвущейся в потолок”, и с “хладным кипятком” шампанского, льющимся из бутылки.
По его словам стихи Давыдова

Так и скачут, так и льются
Крупно, звонко, горячо,
Кровь кипит…

– Николай Михайлович Языков характеризовал его стих как

… стих могучий,
Достопамятно – живой,
Упоительный, кипучий,
И воинственно – летучий,
И разгульно – удалой.

– Иван Сергеевич Тургенев в “Воспоминаниях, написанных в связи с изданием
собрания сочинений Д. Давыдова” в 1860 пишет: “Давно, давно не читал я ваших
стихотворений. А как мне памятны они! Бывало, еще мальчиком, как прочтешь ваши
стихи… как проникнешься “песней старого гусара”, так и пожалеешь, что сидишь еще
на школьной скамейке…

Мы, школьники, боготворили все старого гусара. Как завидовали вам и готовы
были лететь, если не на войну, то по крайней мере на драку”.

26.

Ведущий 2. Сам же Денис Давыдов не имел притязаний на славу поэта.

27.

Чтец. Д.В. Давыдов “Ответ” (1826 г.) Приложение 5.

Страница 4. Воинская слава Дениса Давыдова. 1812 год.

28. Ведущий.

Литературная известность Д. Давыдова опередила его боевую славу. А слава эта
была поистине громкою! Военному делу Давыдов посвятил почти 30 лет жизни.

29. Ведущий.

Человек огромной силы воли и необычайной отваги, он был одним из самых
талантливых, образованных и храбрых офицеров русской армии и гордился своим
участием в восьми военных кампаниях, т.е. во всех войнах, которые вела Россия в
1-ой трети 19 в. Когда в 1831 году Давыдову пришлось окончательно оставить
военную службу, В.А. Жуковский попросил у него на память левый ус, как ближайший
к сердцу. В ответ на просьбу Давыдов послал ему ус с письмом, где говорилось…

30. Денис Давыдов.

– Любезные, позвольте я оглашу публике мой ответ Василию Андреевичу?!

“Ты хотел иметь левый ус мой, как ближайший к сердцу, вот десятая часть
оного, то есть все то, что я смог собрать из-под губительных ножни, лишивших
меня этой боевой вывески. Посылаю тебе ее, она осребрилась восемью войнами и еще
пахнет порохом последней битвы…”

При сем я приложил завернутые в бумагу волосы, с надписью на бумажке
/читает/: “Послужной список уса Давыдова. Войны:

  1. В Пруссии 1806 и 1807 г.
  2. В Финляндии 1808 г.
  3. В Турции 1809 и 1810 г.
  4. Отечественная война 1812 г.
  5. В Германии 1813 г.
  6. Во Франции 1814 г.
  7. В Персии 1826 г.
  8. В Польше 1831 г.”

31. Ведущий.

Современники и потомки будут восхищаться прежде всего Давыдовым партизаном,
самим о себе сказавшим: “Я врубил имя свое в 1812 год!” (Из письма к другу.)

32. Ведущий.

Весьма примечательно, что генеральное сражение Отечественной войны 1812 года
произошло у деревни Бородино, принадлежавшей семье Давыдовых.

33. Денис Давыдов.

Д. Давыдов “Дневник партизанских действий 1812 года”: “ Между тем мы подошли
к Бородину. Эти поля, это село мне были более, нежели другим, знакомы!… Там я
провел и беспечные Леты детства моего и ощутил первые порывы сердца к любви и
славе… Слезы воспоминания сверкнули в глазах моих, но скоро осушило их чувство
счастия видеть себя и обоих братьев своих вкладчиками крови и имущества в сию
священную лотерею!”



34. Ведущий.

Однако Давыдову не пришлось участвовать в Бородинской битве: за несколько
дней до нее он предложил командованию план партизанских действий и по приказу
Кутузова отправился в тыл врага во главе первого армейского партизанского
отряда.

35.

Светское общество.

“Давыдов был не хорош собою; но умная, живая физиономия и блестящие,
выразительные глаза с первого раза привлекли внимание в его пользу. Голос он
имел пискливый; нос необыкновенно мал; росту был среднего, но сложен крепко и на
коне, говорят, был как прикован к седлу. Наконец он был черноволос и с белым
клоком на одной стороне лба” /М. Дмитриев “Мелочи из запаса моей памяти!, 1869
год/

36.

Чтец. Н. Языков “Д.В. Давыдову” (1835). Приложение 6.

37.

Денис Давыдов.

Дневник: “Кочевье на соломе под крышею неба! Вседневная встреча со смертью!
Неугомонная, залетная жизнь партизанская…

Я надел мужицкий кафтан, стал отпускать бороду, вместо ордена Св. Анны
повесил образ св. Николая и заговорил… языком народным”.

38. Ведущий.

Именно таким он описывается Л. Толстым. Давыдов послужил прототипом Василия
Денисова в романе “Война и мир”: “Впереди на вороном донце ехал Денисов. Денисов
был одет в папаху и мужицкий кафтан с большим образом Николая Чудотворца на
груди и высокие сапоги. За кушаком у него был пистолет, через плечо шашка. Он
сидел бочком, подкорчив свои короткие мускулистые ножки, и, громко смеясь,
оборотив назад голову, кричал что-то офицеру, ехавшему сзади. Лицо его было
худее и желтее обыкновенного. Черная, густая борода обросла нижнюю часть его
лица, и глаза казались еще чернее и блестящее, чем обыкновенно”.

39. Ведущий.

За три месяца беспрерывных партизанских боев число французов, взятых
Давыдовым и его людьми в плен, достигло 6 тысяч.

Казачий атаман Матвей Платов так в эти дни наставлял Давыдова: “Бей и воюй,
достойный Денис Васильевич, с нашедшею вражескою силою на Россию и умножай
оружия Российского и собственною свою славу”.

40.

Светское общество.

– Дамы и господа, а вы слышали, что пишет генерал-майор Ермолов Давыдову?
“Рад успехам твоим и для пользы службы, и для тебя… Ты моложе меня, но как будто
из одной мы школы; теперь ты еще более мне брат”.
– Ермолов и Давыдов состоят в родстве. Они двоюродные братья.
– Вы слышали?! Дерзкие и успешные действия отряда Дениса Давыдова в тылу Великой
армии привели Бонапарта в неистовство. В пылающей Москве на листе с описанием
примет Д. Давыдова он размашисто начертал неукоснительный приговор: “При
задержании – расстрелять на месте”.
– Говорят, Давыдов встречался с Кутузовым!
– Да-да, я тоже об этом слышала.

41.

Сценка /Кутузов и Давыдов/. Приложение 7.

Страница 5. После 1812 года.

42.

Ведущий.

“Сборник биографий кавалергардов”. Том 3.

Во время мира Давыдов получил было назначение состоять при начальнике 2
конно-егерской дивизии, расположенной около его имения в Орловской губернии.

Но к занятию… этой должности явилось неодолимое препятствие: надо было сбрить
усы, которые носили тогда лишь гусары…

Из письма Д. Давыдова своему другу, дежурному генералу Главного штаба
Закревскому.

43.

Денис Давыдов /пишет письмо/.

“… даю тебе честное слово, что минуты не останусь начальником штаба, если
вздумают лишить сих остатков моего партизанства – особенно усов, которые я ношу
с тех пор, как они пробиваться стали… Ради Бога, любезный друг, спаси меня от
посрамления!..”

44.

Чтец.

Я каюсь! я гусар давно, всегда гусар,
И с проседью усов – все раб младой привычки:
Люблю разгульный шум, умов, речей пожар
И громогласные шампанского оттычки.
От юности моей враг чопорных утех, –
Мне душно на пирах без воли и распашки.
Давай мне хор цыган! Давай мне спор и смех,
И дым столбом от трубочной затяжки!
Но не скажу, чтобы в безумный день
Не погрешил и я, не посетил круг модный;
Чтоб не искал присесть под благодатну тень
Рассказчицы и сплетницы дородной;
Чтоб схватки с остряком бонтонным убегал,
Или сквозь локоны любовь не напевал
Красавице, мазуркой утомленной.

45. Ведущий 3

. Звучит фрагмент из романа Л.Н. Толстого “Война и мир”.
Приложение 8.

Пары вальсируют.

46.

Чтец. Денис Давыдов.

Напрасно думаете вы,
Чтобы гусар, питомец славы,
Любил лишь только бой кровавый
И был отступником любви.

В нас сердце не всегда желает
Услышать стон, увидеть бой…
Ах, часто и гусар вздыхает,
А в кивере его весной
Голубка гнездышко свивает…

47. Ведущий.

“Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в
лицо Ростову.

– Ей пишу, – сказал он… Ты видишь ли, друг… Мы спим, пока не любим. Мы дети
праха.., а полюбим – и ты бог, ты чист, как в первый день создания…”

Л.Н. Толстой “Война и мир”.

48. Ведущий.

Денис Давыдов. Дневник: “Смешно сказать, но любовь и война так разделили
направо пришедшее ленью поприще, что и поныне я ничем не поверяю хронологию моей
жизни, как соображением эпох службы с эпохами любовных увлечений”.

Звучит романс на стихи Давыдова “Я не хочу воспоминаний”.

Ведущим переворачивается очередная страница журнала



Страницы: 1 | 2 | Весь текст


Следующий: