Сценарий устного журнала Любитель русского слова к 205-летию со дня рождения В. И.Даля


Действующие лица:

  • В.И. Даль
  • А.С. Пушкин
  • Ямщик
  • Ведущие: учитель, ученик, ученица
  • Ира, Наташа, Андрей – школьники
  • Сказительница
  • Воробей, Мышь, Лев, Орел

На доске эпиграф (слова В.Даля – В. Одоевскому) и
страницы устного журнала, которые учитель
листает (снимает) одну за другой.

…Перстень Пушкина, который звал он – не знаю
почему – талисманом, для меня теперь настоящий
талисман… Как гляну на него, так и пробежит во
мне искорка с ног до головы, и хочется приняться
за что-нибудь порядочное. (В. Даль – В. Одоевскому
5 апреля 1837 года.)

Вступительное слово учителя:

Человеку под силу многое, или, может быть, 200 лет
назад люди были другими… Владимиру Ивановичу
Далю, прожившему 70 лет, удалось столько успеть! Он
был врачом и морским офицером, чиновникам по
особым поручениям и писателем, географом и
этнографом, отцом пятерых детей, а главное –
собирателем “Толкового словаря Живого
великорусского языка”.

“Я полезу на нож за правду, за отечество, за
Русское слово, язык”, — говорил В.И. Даль.
Познакомьтесь с удивительной жизнью этого
человека, и вы ему поверите.

А поможет вам наш устный журнал, страницы
которого мы перелистаем сегодня.

Страница 1.

“Мое отечество Русь”

Ученик: Владимир Иванович Даль
родился 22 ноября 1801 года в местечке Лугань
Славяносербского уезда Екатеринославской
губернии. Отец его, Иоганн Даль, родом датчанин,
закончил Йенский университет, был замечательным
лингвистом, и Екатерина II пригласила его в Россию
в качестве придворного библиотекаря.

Ученица: Но место оказалось не очень
доходным, поэтому Иоганн Даль отправился в Йену,
закончил медицинский факультет и вернулся в
Россию.

Ученик: В Петербурге он женился на
Марии Фрейтаг, дочери служившего в ломбарде
чиновника. Маль Владимира Даля была хорошо
образована: свободно владела пятью языками,
детей учила всему сама (только математику и
рисование преподавали педагоги).

Ученица: Про мать Даля известно также,
что она была музыкальна, обладала “голосом
европейской певицы”, играла на фортепиано. Даль
вырос в доме, где звучала музыка и пение – это
немало значит.

Учитель: В семье всегда говорили
по-русски. Отец “при каждом случае напоминал
детям, что они русские. “Древние и новые языки”,
которыми владел отец, пять языков, на которых
говорила мать, — все это рождало в детях “чувство
языка”.

Случайность судьбы: 16-летним юношей
оказавшись в Европе, Владимир Даль попал не в
какую иную страну, а именно в Данию. Что
чувствовал юноша, оказавшись на родине своих
предков, расскажет он сам.

/Появляется Даль. Он в накинутой на плечи
шинели./

Даль: Когда я плыл к берегам Дании,
меня сильно занимало то, что я увижу отечество
моих предков, мое отечество. Ступив на берег
Дании, я на первых же парах окончательно убедился
в том, что нет у меня ничего общего с отчизной
моих предков”.

Страница 2.

Главный день его жизни

Даль (продолжает): Учиться меня отдали
в Морской кадетский корпус. Здесь я составил свой
первый словарь кадетского жаргона из 34 слов.

3 марта 1819 года мы были выпущены мичманами.

/Выходит ямщик в тулупе, с кнутом в руках/

Ямщик: Ну что, барин, будем ехать или
еще чуть погреемся?

Даль (застегивая шинель): А доберемся в
такую-то пургу?

Ямщик: Не сомневайтесь (тычет кнутом в
небо). Замолаживает.

Даль: Как это “замолаживает”?

Ямщик: Пасмурнеет. К теплу.

Даль: Это чтож, у вас в Новгородской
губернии так говорят?

Ямщик: Так. Небо тучами
заволакивается, к ненастью клонит.

/Даль вытаскивает из кармана записную книжку,
карандаш, дует на окоченевшие пальцы и начинает
что-то писать. Ямщик уходит/.



Даль: Этот морозный мартовский день
стал главным в моей жизни. Я записал первое слово.

Учитель: Летят сани по снежному полю,
метет низовка, а мичману уже не холодно. И не
потому, что замолаживает, заволакивает тучами
небо – когда еще пройдет ненастье, отпустит
мороз! – а потому, что задумался мичман о своем,
залетел смелой мыслью далеко за край бескрайнего
поля. И про холод забыл.

Морозный мартовский день 1819 года оказался
самым главным в жизни мичмана. На пути из
Петербурга в Москву, где-то у Зимогорского Яма,
затерянного в новгородских снегах, человек
принял решение, которое повернуло его жизнь.
Застывшими пальцами исписал в книжке первую
страничку. Одна страница – какая малость, но, как
говорил Пушкин, “понемногу сокровища растут”.
Это было рождение “Толкового словаря”.

И еще один главный день в жизни Даля случился
через 10 лет. Зимой 1829 года Даль оказался на
фронте. Шла война с Турцией.

Врач В.И. Даль оперировал, лечил, перевязывал. И
был у Даля свой верблюд. Обыкновенный живой
верблюд, с горбами, с тяжелыми, мягкими лапами, с
грустными глазами, теплой мордой и презрительно
поджатыми губами.

Далю верблюд был дороже золота. Он возил не
поклажу, а 10 лет жизни. Верблюд был нагружен
тетрадями со словами

Верблюд пропал во время боя. Даль перевязывал
раненых, а когда вернулся в обоз – верблюда нет.
Даль признавался потом, что осиротел с пропажею
своих записок.

Через неделю казаки привели отбитого верблюда.
Туркам не понадобилось 10 лет жизни Даля. Слова
были целы.

Даль обнял верблюда за шею, прижался лбом к
пыльной и жаркой шерсти, да так и стоял, ослабев.

Может, и хорошо, что пропали записки. Он понял,
что не увлечение это было, а призвание. Так
“золотой верблюд” укрепил решение Даля –
заниматься собиранием слов.

Страница 3.

Явление казака Луганского.

(“Русские сказки. Пяток первый”)

Учитель: Работа по составлению
“Толкового словаря” долгая. Она продолжалась в
течение 53 лет. А еще в это время Даль собирал,
обрабатывал народные сказки и сочинял свои.
Первый его литературный опыт горячо одобрил
Александр Сергеевич Пушкин.

Ученик: Год 1832, осень. Даль взял книгу
своих “Русских сказок” и отправился к Пушкину.
Пушкин сразу показался Далю очень русским – не
африканцем. Может быть, оттого что даль привык не
только рассматривать людей, но и слушать, у
Пушкина был великолепный московский говор.

Ученица: Перелистывая “Пяток первый”
(так назвал Даль свой сборник сказок), Пушкин
сказал: “Сказка сказкой, а язык наш сам по
себе…” Пушкин в это время был уже не только
великий поэт, прозаик, драматург, но и сказочник.
Даль мог быть доволен. Пушкин понял его, он
восхитился обилием накопленных пословиц и
поговорок, которые использовались в сказках.

/Появляется сказительница/

Сказительница: Жил-был в селе мужичок,
крестьянин исправный, и работы не боялся, и о
людях печаловался: коли кто был в горе да в нужде,
всяк к нему за советом шел, а коли у кого было
хлеба в недостаче, шли к его закрому, как к своему.
У кого хлеб родился сам – четверг, сам – пят, а у
кого нередко и сам – десят! Сожнет мужичок хлеб,
свезет в овин, перечтет снопы и каждый десятый
сноп к стороне отложит, примолвя: “Это на долю
бедной братии”. Услышал однажды это воробей…

/Размахивая крыльями, выбегает Воробей/

Воробей: Чив. Чив, чив! Мужичок полон
овин хлеба навалил, да и на нашу братию
видимо-невидимо отложил (втаскивает два мешка).

/Появляется Мышь/

Мышь: Ш-ш-ш, не кричи во весь рот! Не то
все услышат: налетит наша братия, крылатая стая,
все по зернышку разнесет, и нам ничего не
достанется!

Воробей: Давай-де, мышка-норушка,
совьем себе по гнездышку – я под стрехой, ты – в
подполье – и станем жить да быть да хозяйской
подачкой питаться, и будет у нас все вместе, все
пополам (показывает на мешки).

Мышь: Давай. (В строну) Как же, буду я с
тобой делиться (хватает мешки и пытается удрать).



Воробей: Ах ты, мышь подпольная, вишь
что затеяла! Да где же твоя правда? Взяла и
обобрала товарища!

Мышь: Я ничего знать не знаю!

/Начинают отнимать друг у друга мешки и драться/

Воробей: Раз так, пойду я к звериному
царю Льву на тебя жаловаться.

/Появляется Лев. Мышь усаживается возле его ног/

Воробей (кланяясь Льву): Лев-государь,
вот так и так: я положил уговор с твоей холопкой,
Мышью зубастой, жить в одном амбаре, есть из
одного закрома. Но мышь подпольная слукавила.
Стал я ее унимать, а она, злодейка, так меня
ощипала кругом, что стыдно в люди показаться.
Повели, царь, Мышь ту казнить, а все зерно мне
отдать. Коли же ты, государь, нас с мышью не
рассудишь, так я полечу к своему царю с
челобитной!

Лев: И давно бы так, иди к своему Орлу!

/Лев укладывается спать. Воробей идет к Орлу,
подает ему бумагу. Орел молча читает/

Орел: Эй, трубачи! Трубите великий сбор
моим богатырям: беркутам, соколам, коршунам,
ястребам, гусям и всему птичьему роду, чтобы
клювы точили, когти вострили; будет-де вам пир на
весь мир. А звериному царю разлетную грамоту
несите: за то-де, что ты царь-потатчик, присяги не
помятуешь, своих зверюшек в страхе не держишь,
наших жалоб не разбираешь, вот за то-де и
подымается на тебя тьма-тьмущая, сила великая.

Лев (просыпаясь): Ах так! (обращается к
мыши). Зови мое царство звериное: барсов, волков,
медведей, крупных и мелких зверей. Воевать будем.

/За дверью раздается шум. Воробей и Мышь
всматриваются вдаль/

Воробей: Вон, вон, наши побеждают!

Мышь: А теперь наши в наступление
пошли.

Воробей: Давай, ребята! Так их! Ура!
Побеждаем!

/Мышь пятится в ту сторону, где находится Лев,
хочет прошмыгнуть мимо него. Но Лев хватает ее/

Лев: Ах ты, Мышь, мелюзга подпольная,
из-за тебя, мелкой сошки, бились мы, не жалеючи
себя, а ты же первая тыл показала! Эй, звери
лесные! Бейте отбой, замиренья просите! Присуждаю
весь награбленный хлеб Воробью отдать!

/Уходят/

Сказительница: Воробушек разжился, и
стал у него что ни день, то праздник. Гостей
видимо-невидимо, вся крыша вплотную засажена
воробьями, и чирикают они на все село былину про
Мышь подпольную, про Воробья богатого да про свою
удаль молодецкую.

/Уходит

/

Учитель: Пушкин открывал книгу сказок
с начала, с конца, где придется, и, радостно
посмеиваясь, перебирал вслух низанные Далем
ожерелки из чудесных слов, пословиц, поговорок и
метких образных словечек.

“Что за роскошь, что за смысл, какой толк в
каждой поговорке нашей!” — восклицал поэт.

Поддержал Пушкин Даля. Придал толк его делу,
смысл, значение. А еще Пушкин посоветовал Далю
заняться составлением словаря. Этим и была
дорога встреча. “Я не пропустил дня, чтобы не
записать речь, слово, оборот на пополнение своих
запасов”, — писал Даль на закате дней. И дальше:
Пушкин “горячо поддерживал это направление
мое”.

Страница 4.

Толковый словарь Живого
великорусского языка

Ира: Андрюха, привет! Что это ты так
нагрузился?

Андрей: Да Тамара Михайловна задание
дала: написать творческую работу о словаре Даля.

Ира: Обыкновенный словарь. И чего
учительница так восхищалась: “Кладезь мудрости!
Кладезь мудрости!”

Андрей: А я вот начал выполнять
задание, открыл книгу и увидел, что тут много
интересного.

Наташа: Ну что может быть интересного
в словаре? Куча обыкновенных слов.

Андрей: Странно. Что же вы в таком
случае в своих работах написали?

Ира (открывает тетрадь): В толковом
словаре Даля собрано много слов. Они расположены
по алфавиту, ко многим подобраны однокоренные
слова и синонимы. Например: слово, словарь,
словник, словотолковник, словотолк, словарик.

Наташа: И у меня тоже самое. Только я
еще написала, что ко многим словам в качестве
примеров автор подобрал пословицы, поговорки и
даже загадки (обращается к зрителям): “В воде
родится, а воды боится. (Зрители отгадывают)
(Соль). Мать толста, дочь красна, сын кудреват, в
поднебесье ушел”. (Зрители отгадывают) (Печь,
огонь, дым).

Ира: Вот и все. Что тут сложного.
Носитесь с этим словарем, как кошка с котятами.

Андрей: Говоришь, как кошка с
котятами… А ведь это выражение из словаря Даля.
Оно поясняет значение слова “кошка”. Что
по-вашему оно означает?

Ира (смеется): Ну ты даешь! Да кто же
этого не знает?

Наташа: Тебе и трехлетний ребенок
ответит.

Андрей: А все-таки?..

Ира (растягивая слова): Кошка – это
домашнее животное.

Андрей: И только?

Наташа: А что же еще?

Андрей: А ведь Даль дает девять
толкований слова “кошка” (открывает книгу). Это
и домашнее животное. И якорь о четырех лапах. И
снаряд для осмотра выбоин в орудиях. И кожаный
кошелек, который носят на поясе. А еще плетка с
несколькими хвостами, коса на взморье или отмель,
рыбачий сачок, растение, игра.

Ира (задумчиво): Да… А что там еще про
эту кошку?

Андрей: Пословицы: “Рано пташка
запела, как бы кошка не съела”. “Знай кошка свое
лукошко”. “Напала на кошку спесь, не хочет с печи
слезть”.

Наташа (тоже заглядывая в книгу): Тут и
загадка про кошку есть: “Две ковырки, две
подковырки, один вертун, два войка, третья
маковка”.

Ира (присоединяясь к ним): А теперь
отгадайте, что это: “Белая кошка лезет в окошко?”
(Андрей и Наташа молчат). Свет. Вот еще одна:
“Сидят три кошки, против каждой кошки две кошки,
много ли всех?”

Андрей и Наташа (вместе): Три!

Наташа: Пожалуй, в кино мы сегодня не
пойдем – давай лучше работу переписывать.

Учитель: Ушли дети переписывать
творческую работу. Мы еще с ними увидимся и
услышим, что нового они узнали о словаре
Владимира Ивановича Даля. А сейчас давайте
перелистнем следующую страницу нашего журнала.

Страница 5.

Рядом — Пушкин

Учитель: И снова встреча! Даль и Пушкин
встретились осенью 1833 года в Оренбургской
губернии. С мая этого года В.И. Даль – чиновник
особых поручений при оренбургском
генерал-губернаторе В.А. Перовском, а Пушкин
приехал в далекую губернию для изучения
исторических мест восстания Е. Пугачева.

Ученик: Даль и Пушкин, задыхаясь
степным воздухом, в течение пяти дней объезжали
исторические места восстания Пугачева.

Ученица: Даль сопровождал Пушкина,
показывал ему места восстания, помогал
встречаться и налаживать беседу с нужными
людьми: посетили Бердскую станицу – место
пребывания Пугачева во время осады Оренбурга,

Ученик (добавляет): …встречались с
75-летней казачкой Бунтовой и другими, помнившими
восстание Пугачева. Пушкин расспрашивал их,
заносил в записную книжку их рассказы и
понравившуюся ему живую образную речь.

Ученица: Даль также делал пометки,
записывал те же слова, пословицы, поговорки и
песни.

Учитель: В Уральске 23 сентября 1833 года
Даль проводил Пушкина, спешившего в Болдино…

А через три года Даль с трепетным вниманием
прочтет созданные великим Пушкиным
“Капитанскую дочку” и “Историю Пугачева”, где
узнает, конечно, знакомые места и своих друзей.

Страница 6.

“Какова выползина!”



Учитель: Страница с таким названием
кажется нам очень загадочной. Что же такое
выползина? Для того, чтобы узнать значение этого
слова, нам надо перенестись в зиму 1837 года.

/Появляется Даль/

Даль: С легкой руки Александра
Сергеевича я занялся составлением словаря
русского языка. Зиму 1837 года провел в Петербурге.
Как всегда много работал. Однажды вечером ко мне
заехал Пушкин.

/Вбегает Пушкин. На ходу сбрасывает накидку/

Пушкин: Покажите, покажите, что нового
появилось в вашей коллекции. (Даль показывает ему
свои записи. Пушкин берет листок, читает).
Приметы. Кота убить – семь лет ни в чем удачи не
видеть. (Читает следующую запись). Подавая соль,
смейся, не то поссоришься. (Читает следующую
запись). При первой кукушке брякни деньгами,
чтобы водились. Ложка, забытая на столе, — к гостю.
А вот просто слова: медуница, выступки, калуга,
выползина. Выползина… Это еще что такое?

Даль: Выползиной называют шкурку,
которую сбрасывает с себя змея.

Пушкин: Ишь ты!.. А у меня сегодня сюртук новый.
Посмотрите, какая выползина! Ну, из этой
выползины я еще не скоро выползу! В этой
выползине я еще такое напишу!..

/Пушкин уходит/

Учитель: Пушкин хотел сказать, что
этого сюртука ему “надолго станет”. Он
действительно не снял этого сюртука, его спороли
с него 27 января 1837 года, чтобы облегчить
смертельную муку от раны. Умирающий Пушкин
скажет Далю прерывающимся голосом: “Выползину
тоже возьми себе”. Это будет позже… А тогда, “…
какой сильный ветер хлестал землю в этот
проклятый день – 27 января 1837 года!”

Страница 7.

“Брат Даль”

/слова читаются на фоне музыки Свиридова/

Ученик: Дантес и секунданты
утаптывают снег; Пушкин, запахнув широкую шубу,
уселся прямо в сугроб. Торопит Дантеса: “Ну что
там?” Секунданты отмеряют шаги, шинелями
отмечают барьеры, разводят противников по
местам.

Ученица: Потом будет выстрел,
смертельное ранение, любимый Пушкиным диван
возле книжных полок, а возле дивана, где лежал
умирающий Пушкин, – он, В.И. Даль.

Даль: Пушкин взял меня за руку и
сказал: “Скажи мне правду, брат Даль, скоро ли я
умру?” — “Мы за тебя надеемся еще, право,
надеемся!” — Он пожал мне руку и сказал: “Ну,
спасибо”.

Ученик: Даль садится возле дивана –
теперь он не уйдет отсюда до конца.

Ученица: На память о Пушкине достались
Далю простреленный черный сюртук с небольшой
дырочкой против паха (тот самый выползень) и
перстень, который сам поэт называл талисманом.

Даль: Можно подхватить перстень
кончиками пальцев, поднести к глазам, заглянуть в
чуть продолговатый зеленый камень: камень
бездонно глубок, до черноты, и лучист. Так смотрят
в глаза… Как гляну на него, так и пробежит во мне
искорка с ног до головы, и хочется приняться за
что-нибудь порядочное.

Я держу в руках мой “Толковый словарь Живого
великорусского языка”. Это труд всей моей жизни.
Но до последних дней моей жизни я буду записывать
новые слова и их значения. И перед самой смертью,
уже не в силах встать с постели, позову дочь и
попрошу: “Запиши словечко”.

Учитель: Хороший читатель всегда
перечитывает страницы доброй книги. Предлагаю и
нам вернуться на четвертую страницу, где мы
расстались с юными школьниками.

/Появляются Андрей, Ира и Наташа/

Ира: Толковый словарь Даля состоит из
четырех томов и содержит более двухсот тысяч
слов и тридцать тысяч пословиц, поговорок,
загадок.

Андрей: Владимир Иванович Даль был
моряком, врачом, писателем, натуралистом. Он
плавал по морям, воевал, путешествовал. Но где бы
ни был Даль, чем бы ни занимался, он прислушивался
к речи людей – крестьян, ремесленников, солдат.

Наташа: Идут годы, десятилетия. Многое
в жизни изменилось. Одни слова из нашей речи
исчезли, другие в ней появились. Но так же, как и
раньше, мы открываем замечательную книгу
“Толковый словарь Живого великорусского языка”
и с благодарностью вспоминаем его автора –
Владимира Ивановича Даля. Человека, который
любил слова.




Следующий: