Сценарий урока Маленькие шедевры Г. В. Свиридова музыкальные иллюстрации к повести А. С. Пушкина Метель


Вступительное слово педагога:


Сбирайтесь иногда читать мой свиток верный
И, долго слушая, скажите: это он:
Вот речь его. А я, забыв могильный сон,
Взойду невидимо и сяду между вами,
И сам заслушаюсь…

По традиции мы открываем гостиную этими
строками А.С.Пушкина. Горит свеча – свеча души
любимого поэта, поэта-жизнелюба, поэта-искателя и
ценителя в людях высокого дара таланта,
ниспосланного музами.

Наша гостиная посвящена предстоящей 195-ой
годовщине образования Царскосельского Лицея -
элитного учебного заведения. Именно здесь, “ПОД
СЕНЬЮ ДРУЖНЫХ МУЗ…”, в лицейских стенах,
родилось братство одаренных молодых людей.

Вы уже знаете, что лицеисты были своего рода
затворниками: им не разрешалось выезжать за
пределы учебного заведения.

Праздниками для лицеистов были гостиные; они
устраивались в квартире гувернера Сергея
Гавриловича Чирикова (сюда приходили любители
литературных занятий); в доме директора, Егора
Антоновича Энгельгардта,- здесь все чувствовали
себя спокойно, просто, к услугам лицеистов были
книги, ноты, музыкальные инструменты, краски,
карандаши…Каждый занимался тем, что ему
нравилось.

Не менее интересны были гостиные в доме
лицейского учителя музыки – барона Вильгельма
Теппера де Фергюсона.

Представим себе, что мы находимся в этой
гостиной.

“Под сенью дружных муз…” собрались лицеисты и
их гости (представляет):

  • Александр Пушкин,
  • Иван Пущин,
  • Антон Дельвиг,
  • Алексей Илличевский,
  • Николай Корсаков,
  • Александр Горчаков,
  • Вильгельм Кюхельбекер.
  • Александр Бакунин,
  • Михаил Яковлев,
  • Екатерина Бакунина,
  • Ольга Пушкина,
  • сестры Вельо – дочери придворного банкира.

Звучит музыка.

Илличевский:

Друзья, здорово бывать у нашего
Теппера! Только странно, что при его-то таланте он
просто учитель пения?!

Пущин:

А я хочу поведать вам историю его
прежней жизни. Барон Теппер де Фергюсон родился в
Польше, в семье богатого банкира. Но в одну из
тамошних революций отец его погиб, а с ним и все
богатство.

Дельвиг:

Я слышал, что наш Теппер в это время
путешествовал, как какой-нибудь “лорд” по
Европе.

Пущин:

Но, узнав о случившемся, он не
растерялся. Напечатал в Вене в газете объявление,
что дает уроки музыки. Восемь лет он провел в
столице Австрии. В Вене тогда жили многие
выдающиеся музыканты, среди них Моцарт, Сальери,
молодой Бетховен.

/звучит “Лунная соната” Бетховена/

Дельвиг:

Теппер и Бетховен совершенствовали
свое мастерство у одного учителя!

Пущин:

Теппер стал известен в Вене и других
городах Европы как превосходнейший пианист и
композитор. В XIX столетии переехал в Россию,
женился и поселился здесь, в Царском Селе. Егор
Антонович пригласил его преподавать пение нам –
лицеистам.

Пушкин:

Теппер всегда привлекал меня своим
благородным обликом. Мне стало известно, что Егор
Антонович поручил ему написать музыку
“Прощальной песни…” к нашему выпуску. Я уверен,
что он с заданием справится с блеском.

Гостья №1:

Ольга, правда, что вы с Александром
были близки с детства?

Ольга:

Конечно, мы вместе играли, ставили
написанные им французские комедии. Я и сейчас к
нему очень привязана, скучаю, если долго не
удается приехать сюда, в Царское Село. Брат
посвятил мне несколько стихотворений. В 1814 году я
получила в письме стихотворение “К сестре”.

Тайком взошед в диванную,
Хоть помощью пера,
О, как тебя застану,
Любезная сестра?
Чем сердце занимаешь
Вечернею порой?
Жан-Жака ли читаешь,
Жанлиса ль пред тобой?
Иль с резвым Гамильтоном
Смеешься всей душой?
Иль Греем и Томсоном
Ты пренеслась мечтой
В поля, где от дубравы
В дол веет ветерок,
И шепчет лес кудрявый,
И мчится величавый
С вершины гор поток?
Иль моську престарелу,
В подушках поседелу,
Окутав в длину шаль
И с нежностью лелея,
Ты к ней зовешь Морфея?
Иль смотришь в темну даль
Задумчивой Светланой
Над шумною Невой?
Иль звучным фортепьяно
Под беглою рукой
Моцарта оживляешь?..



Гостья №1:

Прекрасно!

/звучит сонатина Моцарта/

Бакунина:

Мне очень нравится бывать у вас в
Царском Селе. Здесь я встречаюсь с братом и
поклонниками: Пущиным, Илличевским и, конечно же,
Пушкиным.

29 ноября он записал в своем дневнике:

“Я счастлив был… нет, я вчера не был счастлив,
поутру я мучился ожиданием, с неописанным
волнением стоял под окошком… ее не было видно!
Наконец я потерял надежду, вдруг, нечаянно
встречаюсь с ней на лестнице, сладкая минута!”



мне Александр посвятил несколько
стихотворений, а стихотворение “К живописцу”
Миша Яковлев и Николай Корсаков переложили на
музыку. Так родился романс.

/звучит романс “К живописцу”: слова
А.С.Пушкина, музыка Н.Корсакова

/

Дитя харит и вдохновенья,
В порыве пламенной души,
Небрежной кистью наслажденья
Мне друга сердца напиши;

Красу невинности прелестной,
Надежды милые черты,
Улыбку радости небесной
И взоры самой красоты.

Вкруг тонкого Гебеи стана
Венерин пояс повяжи,
Сокрытый прелестью Альбана
Мою царицу окружи.

Прозрачны волны покрывала
Накинь на трепетную грудь,
Чтоб и под ним она дышала.
Хотела тайно отдохнуть.

Представь мечту любви стыдливой,
И той, которою дышу,
Рукой любовника счастливой
Внизу я имя подпишу.

Илличевский:

Катенька, в этом стихотворении
Егоза обращался ко мне как к живописцу с просьбой
написать Ваш портрет. Но мне известно, что Вы
прекрасно рисуете сами, что Вас тоже осенили музы
талантом художника.

Бакунина:

Да, Олосенька, увлечение рисованием
одно из главных в моей жизни. Я беру уроки
рисования у самого великого Карла Брюллова.
Конечно, мне далеко еще до его таланта, но я могу
представить на ваш суд автопортрет, выполненный
углем. Мне кажется, сходство есть, да и
задумчивость облика, так желаемая, сохранена. Ну
что, Илличевский, скажете?

Илличевский:

На мой взгляд, портрет выполнен
мастерски.

/звучит вальс Шопена/

Гостья №2:

Друзья, а давайте играть!
Приготовьте свои фанты.

Игра в фанты.

Гостья №2:

Этому фанту я предлагаю разыграть
сценку из вашей лицейской жизни. Пущин, это Ваш
фант!

Пущин:

Я придумал, это будет сцена клятвы в
вечной дружбе. Александр, помоги, пожалуйста, а
ты, Виля, стань на минуту камергинером Леонтием.

/Сценка клятвы дружбы/

Гостья №2:

А этот фант должен предложить нам
для разгадывания шараду. Ольга, это Ваш фант!

Ольга:


Прекрасно, послушайте и отгадайте:
Первый слог – в шкафу живет,
Любит мехом поживиться.
Совершая свой полет,
Может жизнью поплатиться.
Слог второй – ну, например,
Пусть звучит, как буква Ъ.

Дельвиг:

Мольер – великий французский
писатель. Кстати, Француз, я слышал, я слышал, что
ты в детстве похищал у него пьесы.

Пушкин:

Ольга, это ты раскрыла ему наш
семейный секрет? Но я горячо раскаивался в
похищении.

/звучит вальс Шопена/

Гостья №1:

Александр, в своих стихах Вы часто
перевоплощаетесь: то Вы старец, то юная дева, то
дерзновенный казак. Как это Вам удается?

Пушкин:

Я по своей натуре – мечтатель. У меня
и стихотворение под таким названием есть.

/звучит стихотворение “Мечтатель”/


По небу крадется луна,
На холмах тьма седеет,
На воды пала тишина,
С долины ветер веет,
Молчит певица вешних дней
В пустыне темной рощи,
Стада почили средь полей,
И тих полет полнощи;

И мирной неги уголок
Ночь сумраком одела,
В камине гаснет огонек,
И свечка нагорела;
Стоит богов домашних лик
В кивоте небогатом,
И бледный теплится ночник
Пред глиняным пенатом.

Главою на руку склонен,
В забвении глубоком,
Я в сладки думы погружен
На ложе одиноком;
С волшебной ночи темнотой,
При месячном сиянье,
Слетают резвою толпой
Крылатые мечтанья,
И тихий, тихий льется глас;
Дрожат златые струны.
В глухой, безмолвный мрака час
Поет мечтатель юный;
Исполнен тайною тоской,
Молчаньем вдохновенный,
Летает резвою рукой
На лире оживленной.

Блажен, кто в низкий свой шалаш
В мольбах не просит Счастья!
Ему Зевес надежный страж
От грозного ненастья;
На маках лени, в тихий час,
Он сладко засыпает,
И бранных труб ужасный глас
Его не пробуждает.

Пускай, ударяя в звучный щит
И с видом дерзновенным,
Мне Слава издали грозит
Перстом окровавленным,
И бранны вьются знамена,
И пышет бой кровавый –
Прелестна сердцу тишина;
Нейду, нейду за Славой.

Нашел в глуши я мирный кров
И дни веду смиренно;
Дана мне лира от богов,
Поэту дар бесценный;
И муза верная со мной:
Хвала тебе, богиня!
Тобою красен домик мой
И дикая пустыня.

На слабом утре дней златых
Певца ты осенила,
Венком из миртов молодых
Чело его покрыла,
И, горним светом озаряясь,
Влетела в скромну келью
И чуть дышала, преклоняясь
Над детской колыбелью.

О, будь мне спутницей младой
До самых врат могилы!
Летай с мечтаньем надо мной,
Расправя легки крылы;
Гоните мрачную печаль,
Пленяйте ум…обманом
И милой жизни светлу даль
Кажите за туманом!

И тих мой будет поздний час;
И смерти добрый гений
Шепнет, у двери постучась:
“Пора в жилище теней!..”
Так в зимний вечер сладкий сон
Приходит в мирны сени,
Венчанный маком и склонен
На посох томной лени…

Дельвиг:


Браво, Француз! Я верю в твое славное будущее.
Пушкин! Он и в лесах не укроется;
Лира выдаст его громким пением.
И от смертных восхитит бессмертного
Аполлон на Олимп торжествующий…

Пушкин: Тосенька, и ты вслед за стариком
Державиным предсказываешь мне великое
поэтическое поприще?

Илличевский: И я от души говорю: “Дай Бог тебе
успеха. Лучи славы твоей будут отсвечиваться в
твоих товарищах”.



Корсаков:

Друзья, хотелось бы знать, что будет
с нами лет, эдак, через десять. Ты, Горчаков,
станешь, наверное, известным дипломатом.
Суворочка – видным военным деятелем. Ты, Жанно,
проживешь жизнь “для общей пользы”, возможны, в
лишениях, а я стану композитором.

Пушкин:

А я обязуюсь к каждой годовщине Лицея
– 19 октября – писать стихи-посвящения
“лицейскому братству”.

/звучит песня “Бог помочь вам, друзья мои…”.

Стихи А.Пушкина, музыка Г.Свиридова/

Пушкин:


Разлука ждет нас у порога,
Зовет нас дальний света шум,
И каждый смотрит на дорогу
С волненьем гордых, юных дум.

Дельвиг: По поручению Егора
Антоновича я написал слова “Прощальной
песни…”. И музыка к ним господина Теппера
готова. Предлагаю попробовать силы в исполнении.

/звучит “Прощальная песнь лицеистов…”.

Слова А. Дельвига, музыка Теппера де Фергюсона/

Пушкин:

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он, как душа, неразделим и вечен –
Неколебим, свободен и беспечен
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Все те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

/звучит вальс Шопена/

Учитель:

Вот и подошла к концу программа
нашей гостиной. Думаем, что сегодня покровитель
муз, Аполлон, не будет на нас в обиде: у нас
побывали в гостях все музы.

И хотя эта гостиная – всего лишь плод фантазии,
основанной на материалах воспоминаний
лицеистов, строках из их писем, стихотворений и
книг, посвященных лицейскому творчеству
А.С.Пушкина и его друзей, но благодаря общему
творческому труду мы совершили увлекательное
путешествие в золотой XIX век, в эпоху Пушкина.

Учитель музыки:

В гостиной прозвучали:
иллюстрации Георгия Свиридова к повести
А.С.Пушкина “Метель”; вальс Шопена; сонатина
Моцарта; музыка Теппера де Фергюсона, хозяина
гостиной, и музыка лицеиста – Николая Корсакова.

/звучит музыка Г.Свиридова/

/дети, готовившие гостиную, раздают гостям
подарки: “Лицейские листки”/

Библиография

  1. Басина М. Жизнь Пушкина. – СПб: Пушкинский фонд,
    1996.
  2. Галкина Т.И., Михайлова Л.Б., Павлова С.В.
    “Отечество нам Царское село”. – М: “Гелиос
    АРВ”, 2003.
  3. Грот К.Я. Пушкинский Лицей. СПб: “Академический
    проект”,1998.
  4. Любавин М.А. Лицейские учителя Пушкина и их
    книги. СПб: “Сударыня”, 1997.
  5. Павлова С.В. Императорский Александровский
    (бывший Царскосельский) Лицей. СПб: “Паритет”,
    2002.
  6. Руденская М., Руденская С. “Наставникам…за
    благо воздадим”. Л: “Лениздат”, 1986.
  7. Руденская С.Д. Царскосельский Александровский
    Лицей. СПб: “Лениздат”, 1999.



Следующий: