Роль топонимов в создании художественного образа на примере произведений В. Я. Евтушенко

Современное школьное филологическое
образование трудно представить без обращения к
потенциалу литературного краеведения. Ученики
должны увидеть не только масштабные горизонты
мировой, отечественной литературы, но и
произведения местных авторов. Без них
представления о литературе и литературном
процессе будет неполным. При изучении
литературно-краеведческого наследия мы
обращаемся к различным его граням, ищем и
рассматриваем специфические художественные
средства. Одно из таких средств – использование
топонимов. Отметим, что наиболее эффективным
изучение роли топономов в создании
художественного образа именно на краеведческом
материале.

Целью нашего исследования является оценка роли
топонимов в произведениях Владимира Яковлевича
Евтушенко. Нам предстоит ответить на вопрос, как
географические названия Донского Белогорья
превращаются в художественный инструмент.

Владимир Яковлевич Евтушенко – старейший
воронежский писатель. В июле 2006 года ему
исполнилось 80 лет. Это известный деревенский
прозаик, дважды публиковавшийся в «Роман –
газете», общие тиражи его книг превышают 6
миллионов экземпляров. Владимир Яковлевич
показал красоту воронежской земли
многомиллионной аудитории как нашей страны, так
и Европы.

Предметом исследования стали следующие его
произведения: «Гарусёновский летописец»,
«Журавль, упавший с неба», «Дыхание весны»,
«Белогорские соловьи», «Яблоня раздора» и
другие.

Нами определены следующие особенности
употребления топонимов писателем:

  1. использование реальных географических
    названий, когда Евтушенко не меняет названия
    населённых пунктов, урочищ. Например, Белогорье в
    повести «Журавль, упавший с неба», Басовка в
    произведениях «Дыхание весны», «Гарусёновский
    летописец»;
  2. «кочевание» одних и тех же топонимов из
    произведения в произведение: меняются герои,
    сюжеты, а названия остаются без изменений;
  3. использование вымышленных географических
    названий, которые основаны на реальных, легко
    узнаваемых. Например, Кошель–утёс в
    «Гарусёновском летописце» – это Кошелёва гора в
    Белогорье, хутор Подкурёнок в повести «На
    побывку в Подкуренное» – это хутор Куренное;
  4. видоизменённое название может быть связано как
    с художественным образом реального села –
    прототипа, так и перенесено на другой населённый
    пункт. Так, село Гарусёновка в «Гарусёновском
    летописце» основано на названии хутора Гарус, а
    художественный образ населённого пункта – это
    Белогорье 60-х гг. XX века.

Анализ произведений В..Я. Евтушенко позволяет
распределить топонимы на следующие группы:

  1. реальные топонимы (Басовка, Карабут, Должик);
  2. изменённые топонимы (Подкурёнок, Гарусёновка,
    Кошель–утёс);
  3. вымышленные топонимы (Кондратова гора –
    вымышленное место, связанное с реальным
    пребыванием Кондратия Рылеева в Белогорье).

Представленная картина показывает отсутствие
типичных названий сёл и деревень. Складывается
впечатление, что автор избегает таких названий,
как, например, Андреевка, Сергеевка,
присутствующих на карте края. Это можно
объяснить его вниманием к роли топонимов. Они
служат средством передачи своеобразия места
действия, позволяют подчеркнуть особенность
территории, выделить из массы сел и деревень
страны. В названиях звучит прошлое края, его
культура. Использование же универсальных
топонимов, например, Ивановка, Петровка,
обезличило бы место действия в глазах широкого
круга читателей.

Любопытен один из приемов изменения топонима
автором. Читателю, не бывавшему в Белогорье,
словосочетание «Кошелёва гора» ничего не
говорит. Писатель превращает Кошелеву гору в
Кошель-утес, и в результате мы видим героя
«Гарусеновского летописца» Никоныча,
защищающего от разработчиков карьера не
безликую гору, а величественный природный
памятник Кошель-утес.

Одному из урочищ Белогорья Евтушенко дает
название «Кондратова гора». Это служит средством
демонстрации исторической памяти народа,
жителей села, хранящих предание о пребывании
здесь Кондратия Федоровича Рылеева.
Примечательно, что в Белогорье горы с таким
названием нет, однако факт проживания декабриста
хорошо белогорьевцам известен. Писатель вводит
топоним «Кондратова гора», и это является одной
из художественных деталей, характеризующих
образ села, обобщенный образ жителя, человека,
любящего свою родину, с гордостью хранящего
старинные предания. Обратившись к теме топонимов
как художественного средства, мы убедились в том,
что под пером мастера географические названия
придают неповторимость не только земле, но и
живущему на ней человеку, ценителю исторического
наследия своего села.

В заключение проиллюстрируем место топонима в
художественном тексте Владимира Евтушенко
первыми строками одного из лучших его
произведений – повести «Гарусеновский
летописец». Заметим, как писатель обращает
внимание на красоту названий придонских сел.
Топонимы звучат в унисон с мелодичным описанием
донских ландшафтов, не выбиваясь из этой
гармонии слов и образов.

Белые горы, опоясав каменной подковой
Гарусеновку, её дома и сады, огороды и пойменный
луг, подступают к самому Дону и тянутся
правобережной грядой на десятки, сотни верст – к
Колыбелке, Карабуту, Павловску, Семейкам, Мамону,
Богучару и дальше на юг, куда несет свою тихую
небесную синь старинная русская река. Меловые
холмы местами, на крутых изломах, обнажились
пиками-утёсами, стобами-дивами, схожими с
дозорными витязями, облаченными в
серебристо-чешуйчатый панцирь и белые
остроконечные шлемы.

Кто знает, сколько лет, сколько веков несут
свою молчаливую службу эти каменные стражи –
побратимы Дона! (В.Я. Евтушенко. Гарусеновский
летописец. М., «Современник», 1981, с. 3).

Следующий: