Псевдонимы у известных литераторов и не очень


Псевдонимы у известных литераторов и не очень… Чем они вызваны?

  • Первым пришёл на ум Максим Горький. Из каких-то школьных воспоминаний всплывает, что жаловался на своё тяжёлое детство.
  • Псевдонимы брали по нескольким причинам: 1) скрыть свою личность. Например, князь романов взял псевдоним К Р 2) при незапоминающейся родной фамилии или неблагозвучном имени 3) руководствуясь модой. Например, во времена популярности французских романистов в ходу были французскообразные фамилии. 4) женщины часто брали мужские псевдонимы в былые времена, ибо писательство не приветствовалось как женская профессия.
  • просто придумывают или прозвище
  • Другой — центральная категория современной философии. Актуализация данного понятия связана с такими событиями, как антропологический и лингвистический поворот (Грицанов, А. А. , Можейко, М. А. , 2001). Другой — это не Я, тот, кто противостоит мне, находится по ту сторону меня, моих ценностей, моего мировоззрения. И вместе с тем, Другой такой же как Я: он мыслит, чувствует, ходит и т. д. Проблема Другого была центральной в работах Ф. Ницше З. Фрейд Э. Гуссерль М. Хайдеггер Ж. -П. Сартр М. Мерло-Понти Союз двоих – мужчины и женщины – манифестирует принцип ˝другости˝ в предельной его остроте. Однако, как сказал с характерной для него краткостью А. П. Чехов в черновых набросках к рассказу ˝Зеркало˝: ˝…для личного счастья недостаточно согласного дуэта. Тут нужно согласное трио, где третьим лицом была бы сама жизнь˝. Наше сознание — это отражение, поэтому, и, отставая во времени, анализируя воспринятое, мы представляем собой формулу ˝Я+ Другой˝ (эфирное тело, квантово-волновой дуализм – вторая наша половина сложена из волн, процесс сопряжения, квазитождество или резонанс) . Звук в голове, имя – как древнеегипетский компонент тела. Отсюда — имитация, подражательный рефлекс, связанный с Р-комплексом Русский психолог А. Н. Леонтьев писал: ˝Я нахожу (имею) свое Я не в себе самом (его во мне видят другие) , а вовне меня существующем — в собеседнике, любимом, в природе, а также в компьютере …в системе˝ (Леонтьев, 1983). Э. Гуссерль считал, что Другой появляется для нашего Я путем проведения аналогии со своим собственным существованием, вслед за чем Я и мой мир становится общим для меня и Другого объективным (интерсубъективным) миром . В видении Другого как себя и заключается явление обратной связи, или раппорта — особого вида контакта между загипнотизированным и гипнотизирующим. Лакан ˝Другой есть место надындивидуальной психологии, которая нас определяет˝. Е. Гротовский – свидетельствование Имя ˝Имя — это не объект, который называется этим именем. Оно относится к другому логическому типу, более высокому, чем тот, к которому принадлежит сам этот объект˝
  • ТЭФФИ «Псевдоним» Меня часто спрашивают о происхождении моего псевдонима. Действительно, почему вдруг «Тэффи»? Что за собачья кличка? Недаром в России многие из читателей «Русского Слова» давали это имя своим фоксам и левреткам. Почему русская женщина подписывает свои произведения каким-то англизированным словом? Уж если захотела взять псевдоним, можно было выбрать что-нибудь более звонкое или, по крайней мере, с налетом идейности, как Максим Горький, Демьян Бедный, Скиталец. Это все намеки на некие политические страдания и располагает к себе читателя. Кроме того, женщины-писательницы часто выбирают себе мужской псевдоним. Это очень умно и осторожно. К дамам принято относиться с легкой усмешкой и даже недоверием… .Так вот, хочу честно объяснить, как это все произошло. Происхождение этого литературного имени относится к первым шагам моей литературной деятельности. Я тогда только что напечатала два-три стихотворения, подписанные моим настоящим именем, и написала одноактную пьеску, а как надо поступить, чтобы эта пьеска попала на сцену, я совершенно не знала. Все кругом говорили, что это абсолютно невозможно, что нужно иметь связи в театральном мире и нужно иметь крупное литературное имя, иначе пьеску не только не поставят но никогда и не прочтут. — Ну кому из директоров театра охота читать всякую дребедень когда уже написан «Гамлет» и «Ревизор»? А тем более дамскую стряпню! Вот тут я и призадумалась. Прятаться за мужской псевдоним не хотелось. Малодушно и трусливо. Лучше выбрать что-нибудь непонятное, ни то, ни се. Но — что? Нужно такое имя, которое принесло бы счастье. Лучше всего имя какого-нибудь дурака — дураки всегда счастливы. За дураками, конечно, дело не стало. Я их знавала в большом количестве. И уж если выбирать, то что-нибудь отменное. И тут вспомнился мне один дурак, действительно отменный и вдобавок такой, которому везло, значит, самой судьбой за идеального дурака признанный. Звали его Степан, а домашние называли его Стеффи. Отбросив из деликатности первую букву (чтобы дурак не зазнался) , я решила подписать пьеску свою «Тэффи» и, будь что будет, послала ее прямо в дирекцию Суворинского театра. Никому ни о чем не рассказывала, потому что уверена была в провале моего предприятия. Прошло месяца два. О пьеске своей я почти забыла и из всего затем сделала только назидательный вывод, что не всегда и дураки приносят счастье. Но вот читаю как-то «Новое Время» и вижу нечто. «Принята к постановке в Малом Театре одноактная пьеса Тэффи «Женский Вопрос» «. ….На другой день я в первый раз в жизни беседовала с посетившим меня журналистом. Меня интервьюировали: — Над чем вы сейчас работаете? — Я шью туфли для куклы моей племянницы.. . — Гм.. . вот как! А что означает ваш псевдоним? — Это.. . имя одного дур.. . то есть такая фамилия.. . — А мне сказали, что это из Киплинга. Я спасена! Я спасена! Я спасена! Действительно, у Киплинга есть такое имя. Да, наконец, в «Трильби» и песенка такая есть: Taffy was a wale-man Taffy was a thief… Сразу все вспомнилось. — Ну да, конечно, из Киплинга! В газетах появился мой портрет с подписью «Taffy». Кончено. Отступления не было. Так и осталось.
  • Псевдонимы Чехова Как и всякий писатель-юморист, Чехов пользовался десятками всевозможных псевдонимов. До сих пор они раскрыты далеко не полностью, поскольку и сам Чехов при подготовке собрания сочинений для А. Ф. Маркса не мог припомнить принадлежности всех своих ранних рассказов. Функция псевдонима юмориста состояла не столько в сокрытии подлинного авторства, сколько в забавлении читателя, желании его заинтриговать (отсюда вариативность, нарочитая запутанность — читатель должен был попытаться сам угадать авторство рассказа) . Зачастую псевдоним — необходимый элемент композиции конкретного рассказа, часть литературного фарса и не может быть правильно раскрыт вне его контекста. В редких случаях подоплёка того или иного псевдонима Чехова могла быть известна лишь узкому кругу его знакомых и требовала дополнительной расшифровки. Ниже приводится список из 42 псевдонимов писателя, известных чеховедению к концу прошлого века: А. П. , А. П. Ч-в, Антоша, Антоша Ч. , Антоша Ч. ***, Антоша Чехонте, А-н Ч-те, Ан. Ч. , Ан. Ч-е, Анче, Ан. Че-в, А. Ч. , А. Ч-в, А. Че-в, А Чехонте, Г. Балдастов, Макар Балдастов, Брат моего брата, Врач без пациентов, Вспыльчивый человек, Гайка № 6, Гайка № 9,Грач, Дон Антонио Чехонте, Дяденька, Кисляев, М. Ковров, Крапива, Лаэрт, Прозаический поэт, Рувер, Рувер и Ревур, Улисс, Ц. , Ч. Б. С. , Ч. без с. , Человек без селезёнки, Чехонте, Ч. Хонте, А. , Шампанский, …въ, Z[16]. По настоянию А. С. Суворина свои «серьёзные» произведения в «Новом времени» Чехов начинает публиковать за полной фамилией, продолжая одновременно традицию литературного псевдонима в юмористической журналистике. Евге’ний Петро’в (псевдоним Евге’ния Петро’вича Ката’ева, 1902—1942) — советский писатель, соавтор Ильи Ильфа. Младший брат Валентина Катаева.
  • «(…) После известной редакционной статьи в «Правде» о Маяковском и случившегося накануне разговора со Сталиным Горький не столько был раздосадован, сколько заинтригован. Как случилось, что Сталину вдруг понадобился Маяковский? Маяковский ушел в лжеискусство, в риторику. Разве может лжеискусство быть полезным пролетариату? Горький чувствовал, что за всем этим кроется чья-то интрига, но не знал фактов. Знать мог Виктор Шкловский, но видеться с ним Горькому не хотелось. Года три назад кто-то рассказал ему, что Шкловский вписал в альбом Чуковского некий «список переименований», в котором было и такое: «Эпоха переименована в максимально горькую». И вот теперь сказано, что лучшим поэтом этой «максимально горькой» — то есть переименованной в честь него, Максима Горького, — эпохи был Маяковский. (….) » А. Гаврилов, «Из жития Максима Горького». **** Использование псевдонима обычно не подразумевает отказа его носителя от идентичности, поэтому псевдоним зачастую вытесняет настоящее имя: например, далеко не всем известно, что Сандро Боттичелли на самом деле звали Алессандро Филипепи, а Мэрилин Монро — Норма Джин Бейкер. Распространёнными мотивами использования псевдонимов этого рода являются: — стремление заменить слишком длинное имя более коротким, запоминающимся (в частности, у многих испанских, португальских, латиноамериканских спортсменов и политиков: характерен, например, случай Эдсона Арантеса ду Насименту, прославившегося под коротким именем Пеле) ; — стремление взять «говорящее» имя, соответствующее избранному роду деятельности, личной творческой или гражданской позиции, эстетическим предпочтениям эпохи: так, средневековый медик Парацельс выбрал псевдоним, отсылающий к имени знаменитого римского врача Цельса, пролетарские поэты Михаил Эпштейн и Ефим Придворов стали Михаилом Голодным и Демьяном Бедным, а их современники подписывали свои стихи именами Дир Туманный и Рюрик Рок; один из основателей русского панк-рока Николай Кунцевич известен как Ник Рок-н-Ролл; — стремление скрыть происхождение, в частности, национальность носителя имени (так поляки Вильгельм Аполлинарий Костровицкий и Юзеф Теодор Конрад Корженевский стали французским поэтом Гийомом Аполлинером и английским прозаиком Джозефом Конрадом) ; использование псевдонимов по этому мотиву зачастую вызывает болезненную реакцию у шовинистически настроенной части общества, выливающуюся, в частности, в кампании по «раскрытию псевдонимов» ; — стремление «разойтись» в именах с другим лицом, действующим в этой сфере и носящим то же или похожее имя: так, среди причин, побудивших писателя Илью Маршака стать М. Ильиным, не последнюю роль играло нежелание оказаться в тени своего старшего брата Самуила Маршака, а литературовед и переводчик Элеонора Гальперина замечала в опубликованной позднее переписке, что взяла псевдоним Нора Галь для того, чтобы её не путали с начавшей публиковаться несколько раньше литературоведом Евгенией Гальпериной. Особым случаем являются коллективные псевдонимы, призванные обозначить единым именем общую деятельность группы лиц: Кукрыниксы, Николя Бурбаки, Козьма Прутков.
  • Хочу поблагодарить Вас за интереснейшие вопросы-ответы.



Следующий: