Подскажите ГРУСТНЫЕ стихи о России

Подскажите ГРУСТНЫЕ стихи о России. Подскажите стихи о России. Если можно то грустные или с ВОЕННОЙ тематикой.

  • Касаясь трех великих океанов, Она лежит, раскинув города, Покрыта сеткою меридианов, Непобедима, широка, горда. Но в час, когда последняя граната Уже занесена в твоей руке И в краткий миг припомнить разом надо Все, что у нас осталось вдалеке, Ты вспоминаешь не страну большую, Какую ты изъездил и узнал, Ты вспоминаешь родину — такую, Какой ее ты в детстве увидал. Клочок земли, припавший к трем березам, Далекую дорогу за леском, Речонку со скрипучим перевозом, Песчаный берег с низким ивняком. Вот где нам посчастливилось родиться, Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли Ту горсть земли, которая годится, Чтоб видеть в ней приметы всей земли. Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы, Да, можно голодать и холодать, Идти на смерть… Но эти три березы При жизни никому нельзя отдать. Константин Симонов
  • Запели тесаные дроги, Бегут равнины и кусты. Опять часовни на дороге И поминальные кресты. Опять я тёплой грустью болен От овсяного ветерка. И на извёстку колоколен Невольно крестится рука. О Русь — малиновое поле И синь, упавшая в реку, — Люблю до радости и боли Твою озёрную тоску. Холодной скорби не измерить. Ты на туманном берегу. Но не любить тебя, не верить — Я научиться не могу. И не отдам я эти цепи, И не расстанусь с долгим сном. Когда звенят родные степи Молитвословным ковылём. С. Есенин ТЫ ПОМНИШЬ АЛЕША ДОРОГИ СМОЛЕНЩИНЫ Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины, Как шли бесконечные, злые дожди, Как кринки несли нам усталые женщины, Прижав, как детей, от дождя их к груди, Как слезы они вытирали украдкою, Как вслед нам шептали: — Господь вас спаси! — И снова себя называли солдатками, Как встарь повелось на великой Руси. Слезами измеренный чаще, чем верстами, Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз: Деревни, деревни, деревни с погостами, Как будто на них вся Россия сошлась, Как будто за каждою русской околицей, Крестом своих рук ограждая живых, Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся За в бога не верящих внуков своих. Ты знаешь, наверное, все-таки Родина — Не дом городской, где я празднично жил, А эти проселки, что дедами пройдены, С простыми крестами их русских могил. Не знаю, как ты, а меня с деревенскою Дорожной тоской от села до села, Со вдовьей слезою и с песнею женскою Впервые война на проселках свела. Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом, По мертвому плачущий девичий крик, Седая старуха в салопчике плисовом, Весь в белом, как на смерть одетый, старик. Ну что им сказать, чем утешить могли мы их? Но, горе поняв своим бабьим чутьем, Ты помнишь, старуха сказала: — Родимые, Покуда идите, мы вас подождем. «Мы вас подождем! » — говорили нам пажити. «Мы вас подождем! » — говорили леса. Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется, Что следом за мной их идут голоса. По русским обычаям, только пожарища На русской земле раскидав позади, На наших глазах умирали товарищи, По-русски рубаху рванув на груди. Нас пули с тобою пока еще милуют. Но, трижды поверив, что жизнь уже вся, Я все-таки горд был за самую милую, За горькую землю, где я родился, За то, что на ней умереть мне завещано, Что русская мать нас на свет родила, Что, в бой провожая нас, русская женщина По-русски три раза меня обняла. Константин Симонов
  • Занесите Россию в Красную Книгу (Юрий Михайленко) Выгорают сосны да клёны, И не пахнут хлебом поля, По Руси сирот — миллионы! — Ты прости, Родная земля.. . Мы дрались за счастье и братство, Мы спасли от фашизма мир! — А теперь, растрепав богатства, Износились до самых дыр. И душа изгойная стонет, Будто совестью нечиста. Почему не слезят иконы Богородицы и Христа?? ? Мы не чтим ни отцов, ни дедов, Нам на святости наплевать. Почему Ты в нас самоедов Породила Святая Мать? Мы землёй и детьми торгуем, Пьём и злобствуем, как враги. Как сменить судьбу на другую? Боже праведный, помоги! Я взываю к Богу и Небу И молю Россию спасти — Всю Её с землёю и хлебом В Книгу Красную занести. От беды и смертного мига, Боже милостивый, СПАСИ, Занеси ТЫ в КРАСНУЮ КНИГУ ВСЕХ, КТО ЖИВ ЕЩЁ НА РУСИ!
  • Черная, потом пропахшая выть! Как мне тебя не ласкать, не любить. Выйду на озеро в синюю гать, К сердцу вечерняя льнет благодать. Серым веретьем стоят шалаши, Глухо баюкают хлюпь камыши. Красный костер окровил таганы, В хворосте белые веки луны. Тихо, на корточках, в пятнах зари, Слушают сказ старика косари. Где-то вдали на кукане реки Дремную песню поют рыбаки. Оловом светится лужная голь.. . Грустная песня, ты — русская боль. 1914
  • Люблю отчизну я, но странною любовью! Не победит ее рассудок мой. Ни слава, купленная кровью, Ни полный гордого доверия покой, Ни темной старины заветные преданья Не шевелят во мне отрадного мечтанья. Но я люблю — за что, не знаю сам — Ее степей холодное молчанье, Ее лесов безбрежных колыханье, Разливы рек ее, подобные морям; Проселочным путем люблю скакать в телеге И, взором медленным пронзая ночи тень, Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге, Дрожащие огни печальных деревень; Люблю дымок спаленной жнивы, В степи ночующий обоз И на холме средь желтой нивы Чету белеющих берез. С отрадой, многим незнакомой, Я вижу полное гумно, Избу, покрытую соломой, С резными ставнями окно; И в праздник, вечером росистым, Смотреть до полночи готов На пляску с топаньем и свистом Под говор пьяных мужичков. (М. Лермонтов)
  • РОССИЯ Опять, как в годы золотые, Три стертых треплются шлеи, И вязнут спицы росписные В расхлябанные колеи.. . Россия, нищая Россия, Мне избы серые твои, Твои мне песни ветровые, — Как слезы первые любви! Тебя жалеть я не умею И крест свой бережно несу.. . Какому хочешь чародею Отдай разбойную красу! Пускай заманит и обманет, — Не пропадешь, не сгинешь ты, И лишь забота затуманит Твои прекрасные черты.. . Ну что ж? Одно заботой боле — Одной слезой река шумней А ты все та же — лес, да поле, Да плат узорный до бровей.. . И невозможное возможно, Дорога долгая легка, Когда блеснет в дали дорожной Мгновенный взор из-под платка, Когда звенит тоской острожной Глухая песня ямщика!. . А. Блок
  • «Три березы» Кажется, Исаковский.
  • Ф. Тютчев Эти бедные селенья, Эта скудная природа — Край родной долготерпенья, Край ты русского народа! Не поймет и не заметит Гордый взор иноплеменный, Что сквозит и тайно светит В наготе твоей смиренной. Удрученный ношей крестной, Всю тебя, земля родная, В рабском виде царь небесный Исходил, благословляя.
  • Опять мы отходим, товарищ. Опять проиграли мы бой. Кровавое солнце позора Заходит у нас за спиной. Мы мертвым глаза не закрыли, Придется нам вдовам сказать, Что мы не успели, забыли Последнюю почесть отдать. Не в честных солдатских могилах- Лежат они прямо в пыли. Но, мертвых отдав поруганью, Зато мы — живыми пришли! Не правда ль, мы так и расскажем Их вдовам и их матерям: Мы бросили их на дороге, Зарыть было некогда нам. И вынести срама не в силах. Мне чудится в страшной ночи- Встают мертвецы всей России, Поют мертвецам трубачи. Беззвучно играют их трубы. Незримы от ног их следы. Словами беззвучной команды Их ротные строят в ряды. Они не хотят оставаться В забытых могилах своих, Чтоб вражеских пушек колеса К востоку ползли через них. В бело-зеленых мундирах, Павшие при Петре, Мертвые преображенцы Строятся молча в каре. Плачут седые капралы. Протяжно играет рожок, Впервые с Полтавского боя Уходят они на восток. Из-под твердынь Измаила, Не знавший досель ретирад, Понуро уходит последний Суворовский мертвый солдат. Гремят барабаны в Карпатах, И трубы под Бугом поют, Сибирские мертвые роты У стен Перемышля встают. И на истлевших постромках Вспять через Неман и Прут Артиллерийские кони Разбитые пушки везут. Ты слышишь, товарищ, ты слышишь Как мертвые следом идут. Ты слышишь: не только потомки, Нас предки за это клянут. Клянемся ж с тобою, товарищ. Что больше ни шагу назад! Чтоб больше не шли вслед за нами Безмолвные тени солдат. Чтоб там, где мы встали сегодня, — Пригорки да мелкий лесок. Куриный ручей в пол-аршина. Прибрежный отлогий песок, — Чтоб этот досель неизвестный Кусок нас родившей земли Стал местом последним, докуда Последние немцы дошли. Пусть то безымянное поле. Где нынче пришлось нам стоять. Вдруг станет той самой твердыней, Которую немцам не взять. Ведь только в Можайском уезде Слыхали названье села, Которое позже Россия Бородином назвала. К. Симонов
  • Вышел немец и3 тумана, вынул ножик и3 кармана.
  • Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, Я тщетно силился понять, как ты смогла себя отдать На растерзание вандалам. Из мрачной глубины веков, ты поднималась исполином Твой Петербург мирил врагов высокой доблестью полков В век золотой Екатерины, Россия! Священной музыкой времен над златоглавою Москвою Струился колокольный звон, но даже самый тихий, он Кому-то не давал покоя. А золотые купола, кому-то чёрный глаз слепили Ты раздражалась силой зла, и, видно, так их доняла Что ослепить тебя решили, Россия! Разверзлись с треском небеса, и с визгом ринулись оттуда Срубая головы церквям и славя нового царя Новоявленные иуды. Тебя связали кумачом и опустили на колени Сверкнул топор над палачом, а приговор тебе прочел Кровавый царь, великий гений, Россия! Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, Я тщетно силился понять, как ты могла себя отдать На растерзание вандалам. О, генеральская тетрадь, забытой правды возрождение, Как тяжело тебя читать Обманутому поколению.. . Игорь Тальков «Россия»

Следующий: