Наскальная живопись севера Амурской области и традиционные верования эвенков-орочонов

Данной работой хочется привлечь внимание к
замечательным памятникам древней культуры
народов Приамурья – петроглифам, или наскальным
изображениям ее северной части, а также
рассмотреть представления эвенков-орочонов об
окружающем мире, вселенной, душе,
духах-покровителях, идолах-оберегах, отношение к
промысловым животным, дать описание различных
обрядов. Наскальные рисунки представляют собой в
высшей степени интересный, хотя и столь же
трудный материал. Не будет преувеличением
сказать, что это окно в исчезнувший мир, через
которое можно видеть древнюю культуру
человечества в самых сокровенных ее проявлениях.
Неудивительно, поэтому, что к петроглифам
постоянно обращались и обращаются все, кто хочет
заглянуть как бы в самую душу древнего человека,
понять его мировоззрение, его искусство –
эстетические проявления и этические нормы, его
взгляды на самого себя и на окружающий мир.

Исследование традиционных верований и
представлений малых народов Сибири и Дальнего
Востока, еще недавно находившихся на стадии
первобытнообщинного строя, представляет задачу
огромной важности. В настоящее время архаичные,
традиционные представления о мире довольно
быстро сменяются современными. Успехи в
хозяйственном развитии малых народов, в том
числе эвенков-орочонов, достижения в области
культуры, просвещения, здравоохранения ведут к
вытеснению традиционного уклада жизни и
религиозных верований. Изучение религиозных
систем, выявление архаичных корней, еще бытующих
ныне традиционных верований, показывает
особенности развития форм общественного
сознания на разных этапах, а также пути
исторического развития этих народов.

Эвенки-орочоны, малоизученная группа эвенков,
имели специфические особенности в языке,
хозяйстве, социальном строе, материальной и
духовной культуре, в том числе в религиозных
воззрениях.

Хронологические рамки охватывают период от
позднего плейстоцена (18 –15 тыс. лет назад) до
позднего средневековья (XY–XYII в. в.).

Северная часть Верхнего Приамурья в силу
географического положения в древности входила в
зону формирования этнических общностей. Поэтому
изучение древнего наскального искусства региона
помогает глубже понять многие узловые проблемы,
связанные с духовной культурой многих народов
населяющих территорию Приамурья, в том числе и
эвенков-орочонов.

При изучении вопроса автор использовал опыт
предыдущих исследований, современные
теоретические и научно-методические разработки,
которые нашли отражение в публикациях А. П.
Окладникова, А. П. Деревянко, В. А. Туголукова, А. И.
Мазина, построенных на обширных археологических
материалах, данных антропологии, этнографии и
других дисциплин применительно к этнокультурным
процессам.

Работа может быть использована в преподавании
курса краеведения, археологии в образовательных
учреждениях. Кроме того, материалы могут быть
использованы для подготовки к семинарам,
практическим занятиям и, что особенно важно,
учителями школ для проведения уроков, касающихся
изучения указанной выше темы и всеми,
интересующимися далеким прошлым нашего края.

Работа базируется на материалах исследований,
проведенных Дальневосточной археологической
экспедицией, сначала Центра археологии АН СССР, а
затем Сибирского отделения АН СССР под
руководством А. П. Окладникова. В работе
использованы материалы исследований академика
РАН А. П. Деревянко и доктора исторических наук
РАН А. И. Мазина.

С изучением наскального искусства связаны
имена А.К. Кузнецова, А.П. Окладникова, В.А.
Туголукова, А.И. Мазина, Б.С. Сапунова, Д.П.
Болотина. Ими были исследованы писаницы в районе
Бутихи, около бывшего пос. Средняя Нюкжа и по р.
Геткан, наскальные рисунки, расположенные по
рекам Тунгурче, Тунгурчакану и ключу Горелому.

1 — Титовская сопка; 2 — Сохатинный камень; 3 —
Бутиха; 4 — Кара; 5 — Джалинда; 6 — Средне-Шайкино; 7
— Бараун Чулутай; 8 — Кирочи; 9 — Тостуй; 10 —
Чандайча; 11 — Доно; 12 — Копчинский; 13 — Копчил; 14
— Кондуй 16 км; 15 — Цорон I; 16 — Цорон II,17 — Цорон III;
18 -Усть-Цорон; 19 — Бараун Кондуй 1; 20 — Бараун
Кондуй II; 21 — Усть-Бараун Кондуй; 22 — Могойтуй; 23
— Мехачиниха; 24 — Калашниково 25 — Малый Улистай;
26 — Маргуцек; 27 — Урулюнгуй I; 28 -Урулюнгуй II; » —
Урулюнгуй III; 30 — Нортуй I; 31 — Нортуй II; 32 –
Казачий I; 33 — Казачий II; 34 — Казачий III; 35—
Казачий IV; 36 — Бырка; 37 — Дровянка; 38 — Онёни; 39 —
Горелый; 40 — Геткан; 41 — Большой Онон; 42 — Арби; 43
— Калиновка; 44 — Смирновка; 45 — Архара; 46 —
Средняя Нюкжа; 47 — Нюкжа; 48 — Ковуйбут; 49 —
Олёкма; 50 — Тунгурчакан; 51 — Тунгурча; 52 —
Средняя Нюкжа II.

Анализ материалов этих авторов, позволяет
сделать выводы, что в эпоху палеолита в развитии
накальной живописи более четко прослеживаются
две тенденции, которые впоследствии оформляются
и выделяются в самостоятельные
историко-культурные общности «степняков» и
«таежников». В плейстоцене основным объектом
промысла были крупные животные и животные,
ведущие стадный образ жизни. В наскальных
рисунках таежной зоны Приамурья ведущее место
занимает зверь, служивший основным источником
существования: носорог, бизон, лошадь и т. д. Но, с
изменением климатических условий, сменились и
объекты промысла. Этот период в наскальном
искусстве характеризуется появлением
изображений человека-охотника со своими
духами-помощниками в зоо-, зооантропомормном и
птицеобразном обличьях. Все изображения
выполнены красной охрой сплошными контурными
линиями или заливкой по контуру.

Бырка

Нюкжа

Бутиха

Установлено, что по стилистическому написанию
и тематике сюжетов, начиная с раннего неолита,
петроглифы четко делятся на два стиля: таежный и
степной. В конце неолита в таежный стиль
вклинивается свежая стилистико-тематическая
волна. С этого момента таежный стиль разделяется
на охотничий и оленный. Степной стиль
характеризуется изображениями антропоморфных
фигурок, расположенных цепочками оградок,
заполненных округлых пятен, птиц, змееобразных
существ.



Урулюнгуй I

Нортуй I

Оленеводческие петроглифы сохраняют
неолитические традиции в написании животных и
антропоморфных фигур, но при этом на них
появляются оленеводческие сцены. По богатству
сюжетов оленеводческие петроглифы гораздо
выразительнее предшествующих неолитических. На
них появляются магические сцены с солярными
знаками, отражено возникновение животноводства.

Средняя Нюкжа

Средне-Шайкино

В эпоху раннего железного века и средневековья
в наскальном искусстве северной части Приамурья
происходят существенные перемены. Совершенно
исчезают рисунки степного и охотничьего стилей.
Рисунки, выполненные в оленном стиле,
наблюдаются вплоть до XYII в. Они продолжали
сохранять древние стилистические особенности в
написании животных и антропоморфных фигурок без
рук и с рожками на головах. На рубеже нашей эры в
наскальном искусстве Приамурья возникает
совершенно новая манера, характеризующаяся
мифологическими сценами со змееобразными
существами. Появляются новые образы Богов в
человеческом облике, они огромных размеров, а
люди рядом с ними кажутся крошечными. Но этот
стиль очень быстро исчезает. Хронологические
рамки изображений этого стиля не установлены.

Онен

Исследуя имеющийся материал, можно сделать
вывод, что традиционные верования и
представления о мире эвенков-орочонов на
рассматриваемой территории практически не
освещены. О них имеются лишь отдельные сведения у
Р.К. Маака, Г.Е. Грум-Гржимайло, Н.Г. Госсовского и в
общей характеристике религиозных представлений
эвенков у Г.М. Василевич.

На основании изученных материалов, можно
сделать следующий вывод, что традиционные
представления об окружающем мире
эвенков-орочонов являются сложной системой,
включающей различные по своим историческим и
социальным корням элементы, принадлежащие к
различным временным пластам. Все они были
трансформированы шаманством, в них можно лишь
вычленить дошаманские элементы. При этом надо
иметь в виду, что традиционные верования дошли до
нас сильно изменившимися. Каким образом
происходил переход от древнейших дошаманских
представлений, верований и обрядов к шаманизму
по имеющимся материалам можно судить лишь
приблизительно. Этот вопрос требует дальнейших
углубленных исследований. Можно лишь сказать,
что в конце XIX – начале XX в. в. религиозные
верования эвенков-орочонов представлены
шаманизмом в стадии политеизма.

Ритуальный шаманский cтолбик сэргэ,
изображающий вселенную.

Покровитель растительного и животного
мира – сэвэки.

Представления эвенков о верхнем мире,

Очень значимое место в системе традиционных
верований эвенков-орочонов занимали верования и
обряды, связанные с промысловой деятельностью,
цель которых – обеспечить успех в охоте и
рыболовстве. В основе обрядов, правил и поверий
лежат многочисленные наблюдения за жизнью
животных, природой, своеобразная промысловая
этика. Культовое отношение к лосю, оленю, медведю,
волку формировалось тысячелетиями. Это было
обусловлено не только могучей силой этих
животных, но и тем, что они играли важную роль в
повседневной жизни северных охотников, давали
мясо, теплую шкуру для одежды, кость. Среди пушных
зверьков почитались белка и соболь – объекты
пушного промысла. По всей вероятности, поверья и
обряды, связанные с этим промыслом
сформировались позднее, в то время, когда на
пушнину возник спрос и она стала единственным
источником денежных средств у кочевников.

В общей картине шаманизма народов Центральной
Азии, Сибири и Дальнего Востока эвенкийский
шаманизм отличается высоко развитым политеизмом
(многобожием) и сложностью обрядового комплекса.
Как любое общественное явление он имеет свою
структуру и выполняет целый ряд социальных
функций. Главное и характерное в шаманизме –
обожествление сил природы и умерших предков,
вера в то, что в мире существует множество богов и
духов и с помощью шаманов можно влиять на них для
обеспечения счастья, здоровья и благополучия,
отвращения беды. Все шаманские обряды можно
условно разделить на три группы. Первая группа
связана с заботой о душах сородичей: это обряды,
отражающие поиски и водворение на место
«ушедшей» или «уведенной» души, «добывание»
детских душ и проводы души покойного в мир
мертвых. Вторая группа отражает заботу о
материальном благополучии рода (обряды сэвэкан и
синкелаун, всевозможные предсказания и гадания).
Третья группа характеризуется обрядами,
связанными со становлением шаманов, шаманскими
духами и изготовлением шаманской атрибутики.
Изменение традиционного образа жизни, более
продолжительное знакомство с русскими привели к
тому, что восстановить всю систему их прежних
представлений и обрядов в настоящее время очень
сложно.

Таким образом, наскальная живопись северной
части Амурской области является ярким
свидетельством самобытности древних культур
данного региона и служит ценным историческим
источником изучения местных этносов, в том числе
и эвенков-орочонов, и формирования их культур. В
наскальной живописи эвенков-орочонов четко
прослеживается преемственность культур и
поколений от древнекаменного века до
современной таежной жизни. Сюжеты,
рассматриваемые исследователями, присутствуют в
настоящих легендах и преданиях современных
эвенков. Отдельные персонажи охотничьей магии и
раннего скотоводства, впервые прослеженные на
памятниках наскальной живописи, с большим
искусством и знаниями интерпретируется
современными эвенками.




Следующий: