Можно ли оправдать полковника в цене экзекуции? Лев Николаевич…

Можно ли оправдать полковника в цене экзекуции? Лев Николаевич Толстой Рассказ «После бала»

  • надо было пожить в то время
  • Можно, но не нужно
  • В николаевские времена это наказание было узаконено. Может быть, полковник просто выполнял свой долг? Нет! Полковник был человеком очень жестоким. Иначе он мог бы не брать для наказания свежие шпицрутены, он мог бы не следить так зорко за тем, чтобы солдаты били татарина изо всех сил. Он мог бы не бить молодого солдата за слабый удар.
  • «Оправдать» — значит вынести окончательное решение и «закрыть дело»? Но хорошая литература не пишется для окончательного решения вопроса, если таковое имеется. Рассказ «После бала» должен оставить у читателя чувство легкого оторопения — «как же так» и желание разобраться — не в полковнике, а в мироустройстве. Ибо полковник совсем не садист, он аккуратный ревностный служака, для которого на службе Устав — закон жизни, и отправлять его нужно на совесть, а стало быть, и драть провинившегося от души. А солдат, которые стегали, можно оправдать? Они ведь тоже по большей части делали это от души, понимая, что — служба! и нечего побеги устраивать, сам виноват! А унтер-офицеров, которые солдата сквозь строй тащили, можно оправдать? Главный вопрос рассказа не этот (можно или нельзя оправдать полковника) , а другой, тот, что в самом начале: «для личного совершенствования необходимо прежде изменить условия, среди которых живут люди» — так это или нет? Условия таковы, что беглых солдат нужно драть, однако же Иван Васильевич с такими условиями не согласен. Он протестует, но пассивно: чувствует, что не может связать свою жизнь с этой семьей, не хочет делить ответственность за ложь подобной жизни. Это протест неучастием. Он и наказан обществом за свой протест — не женился на любимой девушке, прожил бобылем. Причем наказан тоже пассивно, общество не отвергало его, он, можно сказать, сам себя наказал. Но он, Иван Васильевич, НЕ ОПРАВДАЛ БЫ СЕБЯ, став зятем полковника.
  • Обычное разделение работы и личной жизни. «Живой щит» на МКАДе из той же серии, по-моему. Думай само, дите.
  • Конечно можно, человек выполняет свою работу, исполняет свой долг.
  • Я считаю что нельзя потому что по моему мнению он очень жестокий человек!
  • Он мог: Он мог: попытаться спасти солдата; бороться за осуждение и отставку садиста-полковника; начать движение за права солдат; спасти девушку от отца-садиста, и вообще — что-то хоть д е л а т ь.. . А девушка — «это была самая сильная моя любовь». Увидев, что отец девушки — садист, влюбленный.. . просто сбежал от нее. Он даже не попытался поговорить с ней перед побегом, и читателям так и неизвестно, что знает об отце девушка, как полковник ведет себя в семье, что девушка думает об отце.. . и просто — а что она думает о случившемся после бала? Удивительно, что ее мнение влюбленному неинтересно.. . Читателям также интересна дальнейшая судьба героев. Рассказчику -нет. Мы ничего не знаем, что сталось с солдатом-татарином. Мы ничего не знаем, что сталось с полковником. Было ли в судьбе полковника наказание за садизм? Мы знаем, что девушка сейчас «дочерей женила». А как ее муж справился с отцом, — или не справился? Или он его одобряет? Как их семья вообще относится к полковнику? Что за человек ее муж, повезло ли ей после такого отца? Рассказчик не интересовался ничем этим….



Следующий: