Мифологические образы в рассказе Евгения Носова Живое пламя

Каждый урок воспитывает. Урок литературы – это
не просто пересказать текст, это значит
подняться на одну ступеньку выше в своем
духовном развитии. Однако для этого необходимо
обеспечить полноценное общение с произведением
искусства, то есть ученик должен не просто понять
художественный образ, но и “эмоционально
пережить” его. Лишь тогда “обращенный к уму,
анализ произведения через ум вновь ведет к
сердцу”
[1]. В теории методики давно известно,
что активность творческого воображения и
образного мышления – это одна из составляющих,
от которой зависит эффективность урока
литературы. А.В. Запорожец считал, что “обучение
не может происходить успешно, если оно не
опирается на достаточно развитое воображение”

[2]. Воображение позволяет воспринимать один
художественный образ и на его основе создавать
другой, возникающий из ассоциативной связи с
предыдущим. В рассказе Евгения Носова “Живое
пламя” таким исходным образом становится мак. Без
обращения к специальной литературе любой
читатель скажет, что мак здесь – центральный
образ, напрямую связанный с основной идеей
произведения. Мак сравнивается с человеческой
жизнью: “Короткая у него жизнь. Зато без оглядки,
в полную силу прожита. И у людей так бывает”
. Это
предложение дает понять, для чего автор вводит в
произведение этот интересный образ, и кажется,
что никаких дальнейших рассуждений не нужно:
смысл рассказа и так становится ясен. Однако,
если рассмотреть слово мак с точки зрения
мифологической трактовки и проследить
ассоциативно-символическую связь между
основными концептами рассказа, можно открыть
новые грани в анализе произведения.

Предлагаем систему вопросов к тексту и
краткий комментарий, теоретический материал,
раскрывающий мифологический подтекст ключевых
образов рассказа.

1. Найдите в тексте описание клумбы. Каким
цветам автор уделяет особое внимание?
2. Можно ли сказать, что маттиолы, анютины
глазки, куртинки так же сильно волновали сердце
героя, как и маки?
3. “Издали маки походили на зажженные факелы
с живыми, весело полыхающими на ветру языками
пламени”. Символика какой мировой стихии
прослеживается в этих и последующих строках
рассказа?
4. Каково отношение к огню в русской традиции?
5. Какой эпитет автор подбирает к слову пламя?
Почему же живым называет рассказчик огонь
полыхающих цветов?
6. Найдите эпитеты, которые выражают
эмоциональное отношение героя к макам.
7. Рассмотрите цепочку глаголов: пламенели
– осыпались – погасли.
Как называется
художественный прием, основанный на усилении
или, наоборот, ослаблении какого-либо признака? (Градация)
8. С чем сравнивает тетя Оля короткую жизнь
мака?
9. О погибшем на войне Алексее, сыне тети Оли,
мы узнаем из последних строк рассказа. Почему мы
можем назвать эти строки ключевыми в
произведении Носова?
10. Подберите ассоциации к сочетанию “живое
пламя”.

11. Каким эмоциональным настроением
проникнуты последние строки: “А снизу, из
влажной, полной жизненной силы земли подымались
все новые и новые туго свернутые бутоны, чтобы не
дать погаснуть живому огню”?
12. Можно ли сказать, что в последних строках
образ живого огня ассоциируется с вечным огнем?
13. Чему же учит рассказ Евгения Ивановича
Носова?

Мак – в мифопоэтической традиции мак
связан со сном и смертью. В греческой мифологии
Гипнос, божество сна, с помощью мака усыпляет,
приносит всем сладкое успокоение. Происхождение
мака связывается в мифах и фольклоре с кровью
убитого человека. В христианской литературе
распространено представление, что маки растут на
крови распятого на кресте Христа (мак как символ
невинно пролитой крови) [3].

Теперь становится ясно, почему автор выбирает
из всей “цветочной аристократии” именно мак и
делает его главным образом. Сконцентрировав
внимание на подробном описании клумбы, Носов тем
самым намечает два противоположных, контрастных
образа: образ мака и всех остальных цветов. Обращение
к мифологической природе слова “мак” помогает
увидеть эти два полюса, раскрывая ассоциативные
границы главного образа. Конечно, можно
рассмотреть мифологическое значение других
цветов (львиного зева, маттиол, анютиных глазок),
но в данном случае эта работа будет лишена
смысла: обращение к мифологическому образу на
уроках литературы оправдано лишь тогда, когда
оно “открывает” произведение с какой-то новой,
ранее не рассмотренной стороны. В рассказе “цветочная
аристократия”
“кажется настоящим ковром”,
если рядом – маки. Но без них “сразу на пышной
клумбе стало пусто”.

Становясь ключевым образом, слово мак
одновременно взаимодействует с наибольшим
количеством словесного материала, предельно
расширяя цепочку ассоциаций. Тропы, сочетающиеся
с этим словом, являются вспомогательными,
вторичными образами: они “высвечивают те или
иные грани, свойства предметов, тем самым
участвуя в создании образа как эстетического
объекта
” [4]. Эпитеты, скрытые сравнения,
метафоры, связанные с символикой огня, как
лейтмотив проходят через все повествование и
невольно заставляют обратить внимание читателя
на особый, глубинный подтекст. Маки не просто
цветут, а вспыхивают трепетно-ярким огнем.



Огонь – с давних времен считался
священным. Огонь издревле ассоциировался с
предками, душами покойников. С огнем было связано
множество народных обрядов и поверий, он
использовался буквально повсюду: при родах и при
похоронах, на свадьбах и при болезнях, для защиты,
очищения и т. д. [3].

Живым огнем славяне считали огонь, добытый
“особым способом с помощью веретена, вращаемого
в щели печного столба. В некоторых местах такой
чистый огонь добывали трением веревки о палку”
[3]. Но сочетание “живой огонь” имело еще
и другое толкование: огонь часто представлялся
живым существом, “по некоторым поверьям, огни,
как и люди, различаются между собой и даже имеют
свои собственные имена. Согласно народным
поверьям, огонь ест, пьет и спит, подобно
человеку” [3]. В древности существовали легенды,
что душа человека может “прорастать на могилах
деревьями, цветами или травами” [5]. Маки,
подобно человеческой жизни, сначала распустились,
затем пламенели, гасли и сгорели.
Жизнь человека так же коротка, но прекрасна.
Огонь в рассказе ассоциируется с душой человека,
отдавшего свою жизнь во имя жизни других. Маки
как символ внезапно оборвавшейся молодой жизни
горят, “пламенеют”, но огонь этот живой,
приносящий слезы очищения. И если в центре
рассказа перед нами всего несколько маков, то в
финале – это уже “большой костер” огненных
цветов. Он напоминает вечный огонь. Знак вечной
памяти и молчания. Смысл всего творчества Е.
Носова можно выразить словами:

“Я только хочу, чтобы вы, мужчины и женщины,
бывшие солдаты и солдатские жены, участники и
очевидцы,… передали бы своим детям и внукам
священную память о павших из рук в руки, от сердца
к сердцу…”
(«Шопен, соната номер два”)

Теперь сопоставим все ассоциации и посмотрим,
как меняется символика мака по мере развития
сюжета:


Лексическая цепочка слов

Мифологическое
соответствие

Ассоциации

Мак Сон, сладкое успокоение, невинно
пролитая кровь
Растение, красный – красивый, яркие
лепестки
“Выбросили навстречу солнцу три
тугих бутона”
Солярная символика Красота, свет, добро
“Походили на зажженные факелы”, “алые
лепестки”, “раскрывали свои огненные языки”,
“полыхали, точно искры”, “наливались густым
багрянцем”

“вспыхивали трепетно-ярким огнем”

Огонь как посредник между человеком и
божеством, одна из основных стихий мира
Огонь,
молодость,
страсть,
жажда жизни,
яркость впечатлений

чувственность,
эмоциональность

“пламенели – осыпались – погасли”, “И
у людей так бывает”

“свежий, в капельках росы лепесток”

Огонь как живое существо, связь огня с
сердцем, душой умершего
Быстротечность человеческой жизни,
оборвавшаяся жизнь, трагизм, боль, скорбь

молодость,
красота, смерть

Живое пламя Живой огонь – новый, святой, небесный Чистый, непрекращающийся,
небесный,
вечный огонь,
память,
благодарность,
слезы,
очищение,
молчание
“А снизу… подымались все новые и новые
туго свернутые бутоны, чтобы не дать погаснуть
живому огню”
Надежда

Литература

1. Айзерман Л.С. Поэзия без стихотворений и
стихотворения без поэзии. Статья вторая//
Литература в школе. – 2005. – №3. С.29.
2. Мосунова Л.А. Условия развития личности на
уроках литературы// Русская словесность. – 2004. –
№ 3. С.17.
3. Шарапова Н.С. Краткая энциклопедия
славянской мифологии. – Москва: Астрель. Русские
словари, 2004. – С. 90, 385.
4. Чернец Л.В. Виды образа в литературном
произведении// Филологические науки. – 2003. –№4. С.
10.
5. Левкиевская В. Мифы русского народа. –
Москва: Астрель, 2003. – С. 140.




Следующий: