Методическая разработка урока-беседы по рассказу М. А. Булгакова Морфий

Учитель (в дальнейшем – У): Наркоман…
Обывательские ассоциации на этот счет особым
разнообразием не отличаются: темные круги под
глазами, ввалившиеся щеки, неряшливый вид, –
опустившийся НЕ – человек. Но… Не суди – да не
судим будешь… Эдгар По, Мэрилин Монро, Элвис
Пресли, Владимир Высоцкий… Список имен долог и,
увы, не закрыт…

В этом печальном ряду – имя известнейшего
русского писателя, автора бессмертных, вечных
книг, Михаила Афанасьевича Булгакова.

В его творческом наследии есть рассказ под
названием “Морфий”. Рассказ, печатающийся редко
по вполне понятным причинам: как же это – великий
писатель и пишет о наркомане?! Даже сейчас, в наше
время информационной свободы, найти это
произведение достаточно трудно. Поэтому , ребята,
я предлагаю вам сегодня на уроке познакомиться с
содержанием рассказа и попытаться понять, что
толкает умного, интеллигентного человека, врача
(кому, как ни ему, знать все страшные последствия
употребления наркотиков?!) в эту страшную бездну
и возможно ли спасение?

Впервые рассказ был напечатан в декабре 1927 года
в журнале “Медицинский вестник”. Как вы думаете,
почему солидный медицинский журнал решил
напечатать на своих страницах произведение
художественной литературы?

Ребята (здесь и далее –
предполагаемые ответы учащихся, прим. Н.П.):
Повествование Булгакова реалистично, достоверно
с медицинской точки зрения.

У: Еще один факт: рукопись рассказа не
сохранилась. О чем он, этот факт, свидетельствует,
как вы думаете?

Р: Может быть, излечившись, Булгаков не
хотел вспоминать о своей болезни? Может быть,
повествование очень лично, интимно?

У: Работу над рассказом Булгаков начал
еще в Вязьме, во второй половине 1917 года.
Первоначально рассказ получил название
“Недуг”. Замысел прямо был связан с
биографическими обстоятельствами – с возникшей
в 1916–1917 гг. привычкой к морфию, разрушительно
действовавшей на Булгакова вплоть до 1918–1919 гг.,
когда удалось избавиться от нее окончательно.
Автобиографичными являются и другие
обстоятельства рассказа: как и доктор Бомгард, от
лица которого ведется повествование, М.Булгаков
20 сентября 1917 года был командирован из села
Никольского в распоряжение Вяземской уездной
земской управы и испытал большое облегчение, так
как условия работы были совсем иными (на меньшее
количество населения приходилось три врача).

“…я …был счастлив в 1917 году, зимой. Начавшаяся
вьюга… перенесла меня с глухого участка в
уездный город. Велика штука, подумаешь, уездный
город? Но если кто-нибудь подобно мне просидел, в
снегу зимой, в строгих и бедных лесах летом,
полтора года, не отлучаясь ни на один день…,
ежели кто-нибудь ездил на роды за 18 верст в санях,
запряженных гуськом, тот, надо полагать, поймет
меня”.

Случайно ли, на ваш взгляд, выбрано время
действия? Каково отношение Булгакова к этому
времени?

Р: Время действия рассказа выбрано не
случайно – это 1917–1918 годы, годы, страшные и для
России, и для Булгакова, видевшего в Революции
крушение основ мироздания – Дома, Красоты,
Гармонии.

У: События, переворачивающие
российскую жизнь, совпали с тяжелейшей личной
коллизией главного героя, доктора Полякова
(отъезд, а по сути бегство жены заграницу), и это,
возможно, помогло автору выбрать нужный сюжетный
ход – отстраняющий героя от происходящего.
Примечательно, что первую инъекцию наркотика
герой рассказа делает до начала революционных
событий (в феврале 1917 года), будто заранее готовя
себе анестезию.

Случайны ли эти совпадения?

Р: Нет, наряду с обычным любопытством
личные драмы, неприятности являются причиной,
толкающей человека к наркотикам.

У: А можно ли, по-вашему, исключить эту
причину?

Р: Да, рецепт прост: внимание к тому,
кто с тобой рядом, чуткость к ближнему.

У: Но сложность ситуации, в которую
попал герой Булгакова, в страшных социальных
потрясениях. События февраля – марта, а затем
октября – ноября 1917 года восприняты сквозь дымку
помрачающей сознание героя болезни. Для писателя
это художественно значимый угол зрения на
революцию: герои переживают ее, болея, и сама она
предстает как феномен болезни (то же мы видим и в
“Записках на манжетах”).

Интересна и сама форма рассказа – это дневник
наркомана – морфиниста, который доктор Поляков,
автор дневника, перед своей смертью (он стреляет
в себя из браунинга, не в силах более
противостоять болезни) передает своему
университетскому другу, доктору Бомгарду.

“Я раздумал лечиться. Это безнадежно. И
мучиться я тоже больше не хочу. Я достаточно
попробовал. Других предостерегаю: будьте
осторожны с белыми, растворимыми в 25 частях воды
кристаллами. Я слишком им доверился, и они меня
погубили…”

Как вы думаете, почему наркоманы достаточно
часто ведут дневники?

Р: Наркоман чаще всего одинок, ему не с
кем поделиться своими проблемами, он боится быть
непонятым.

У: Это действительно так! В тексте мы
находим слова, обращенные Поляковым к дневнику: “…мой
единственный друг в мире”, “мой друг, мой верный
дневник”.

А закономерен ли итог, финал: Поляков
застрелился?

Р: Да, самоубийства среди наркоманов –
явление , увы, обычное.

У: Так стоит ли?..

Кстати, узнали ли вы повествовательный ход:
произведение, созданное кем-то, печатает другое
лицо?

Р: Да, “Повести Белкина” А.С.Пушкина,
“Герой нашего времени” М.Ю.Лермонтова.

У: Итак, попробуем проследить,
основываясь на тексте рассказа, трагедию
морфиниста, описанную автором с медицинской
тщательностью.

Сергей Поляков впервые принял наркотик по двум
причинам. Во-первых, его жена, “оперная певица,..
пожила с ним год и ушла”
. Во-вторых, “…боли в
области желудка. Но какие! Холодный пот выступил
у меня на лбу”. “Говорят, что я был совершенно
зеленый”.
Анна Кирилловна, фельдшерица – акушерка,
женщина, которая становится единственным другом
Полякова (кроме дневника!), была вынуждена для
снятия боли “впрыснуть морфий”.

(Можно выслушать сообщения заранее
подготовившихся учащихся о видах наркотических
веществ.)

Ощущение, которое испытывает Поляков после
первой инъекции, типично: облегчение, эйфория
или, как говорят сами наркоманы, “кайф”.

“Не могу не воздать хвалу тому, кто первый
извлек из маковых головок морфий. Истинный
благодетель человечества”. “После укола
впервые за последние месяцы спал глубоко и
хорошо, – без мыслей о моей, обманувшей меня”.

Чем же так привлекателен наркотик?

Р: Для слабого человека он –
избавление от боли, физической и душевной.

У: Именно поэтому, когда вновь “пришла
боль, но не сильная, как тень вчерашней боли…,
опасаясь вчерашнего припадка, … сам себе
впрыснул в бедро один сантиграмм. Боль
прекратилась мгновенно почти”.

Осознает ли начинающий наркоман, насколько
страшны последствия?

Р: Как правило, нет.

У: И доктор Поляков считает поначалу: “Четыре
укола нестрашны”
. Хотя как врач прекрасно
понимает: “Доктор Поляков, будьте осторожны!”.

М.Булгаков дает подробнейшее, как в медицинском
справочнике, описание первой стадии действия
наркотика на организм человека:

“Первая минута: ощущение прикосновения к шее.
Это прикосновение становиться теплым и
расширяется. Во вторую минуту внезапно проходит
волна под ложечкой, а вслед за этим начинается
необыкновенное прояснение мыслей и взрыв
работоспособности. Абсолютно все неприятные
ощущения прекращаются. Это высшая точка
проявления духовной силы человека. И если б я не
был испорчен медицинским образованием, я бы
сказал, что нормально человека может работать
только после укола морфием”.

Именно так думают наркоманы, подавляющее
большинство которых “не испорчено медицинским
образованием”.

Одним из обманчиво привлекательных
последствий приема наркотиков являются
необыкновенные, странно – привлекательные сны (“таких
снов я еще никогда не видел”
), зрительные и
слуховые галлюцинации (“музыка – великий
аккорд”
), ложное ощущение собственной силы и
спокойствия (“теперь я спокоен”).

А как сами наркоманы реагируют на то, что
становятся больными, зависимыми?

Р: Как правило, это возмущение, обида,
агрессия.

У: именно так реагирует Поляков на
слова Анны, когда она говорит ему: “Вы
становитесь
морфинистом”, и отказывается
готовить раствор: “Я впервые обнаружил в себе
неприятную способность злиться и , главное,
кричать на людей, когда я не прав”
. Испытывая
потребность в наркотике, наркоман готов пойти на
все , чтобы получить заветную дозу. Доктор
Поляков опускается все ниже и ниже: использует
морфий из запасов больничной аптеки, обманом
выписывает его на уездном складе и наконец
крадет в лечебнице.

Закономерна ли цепь этих поступков?

Р: Наркомания идет “рука об руку” с
преступлением, воровством и даже убийством.

У: Первая стадия проходит довольно
быстро: привыкание, зависимость от морфия у
Полякова сформировалась через два месяца. Теперь
состояние эйфории все короче, и покупается оно
ценой последующих страшных мук:

“Кокаин – черт в склянке! При вспрыскивании…
почти мгновенно наступает состояние
спокойствия, тотчас переходящее в восторг и
блаженство. И продолжается только одну, две
минуты. И потом все исчезает бесследно, как не
было. Наступает боль, ужас, тьма”.

В минуты прояснения Поляков понимает: “Я –
несчастный доктор Поляков, заболевший в феврале
этого года (запись датирована апрелем – прим.
Н.П.) морфинизмом, предупреждаю всех, кому выпадет
на долю такая же участь, как и мне не пробовать
заменить морфий кокаином. Кокаин – сквернейший и
коварнейший яд. Вчера Анна еле отходила меня
камфарой, а сегодня я полутруп…”

У: Как вы думаете, кому, помимо,
наркомана, который испытывает физические боли,
приходится страдать морально?

Р: Близким людям, на глазах которых
происходит моральное разложение и физическая
гибель человека. Зачастую они бессильны.

У: Именно так страдает Анна. Ее муки
тяжелы еще и потому, что она считает себя
виновницей случившегося с Сергеем (“себя
проклинаю за то, что я сделала вам

впрыскивание”), потому, что она медик и понимает: “Я
теперь уже знаю, что вы пропали”.

Наркоман постепенно становится одержим манией
разоблачения: “Мне все кажется, что кто-нибудь
узнает о моем пороке”. Но этот период опасен
кратковременен: употребляющий наркотики обычно
уверен: “ничто не выдаст меня”. Каков же
отличительный признак наркомана?

Р: Суженные, “игольчатые” зрачки,
которые они часто скрывают за темными очками.

У: Или находят другой выход, как доктор
Поляков: “зрачки, только зрачки опасны, и
поэтому ставлю себе за правило: вечером с людьми
не сталкиваться”.

Как сами наркоманы говорят о своей зависимости?

Р: Захочу – брошу.

У: Но это непросто, а зачастую и
невозможно. Так произошло и с нашим героем. Он
пытается бросить, но…

“Смерть медленно овладевает морфинистом, лишь
только вы на час или два лишите его морфия. …в
теле нет клеточки, которая бы его не жаждала …
Словом, человека нет. Он выключен. Движется,
тоскует, страдает труп. Он ничего не хочет, ни о
чем не мыслит, кроме морфия. Морфия!”

Р: Страшное признание!

У: Мы намеренно не касаемся сегодня
художественных сторон рассказа, но на одном из
ярких приемов, который использует Булгаков для
передачи мучительного состояния своего героя,
задержим внимание.

“Смерть от жажды – райская, блаженная смерть
по сравнению с жаждой морфия. Так заживо
погребенный, вероятно, ловит последние ничтожные
пузырьки воздуха в гробу и раздирает кожу на
груди ногтями. Так еретик на костре стонет и
шевелится, когда первые языки пламени лижут его
ноги…”

Какой прием использует здесь автор?

Р: Это сравнение, причем для усиления
впечатления он нанизывает одно на другое.

У: “Глупая борьба” доктора Полякова с
морфием безрезультатна: он пробует лечиться, но
сбегает из клиники, совершив кражу морфия.
Продолжается дальнейшая деградация его
личности: периоды просветления, понимания всего
ужаса того, что происходит, все более
кратковременны и сменяются полным безразличием
к мнению окружающих.

“ Я дегенерат. Совершенно верно. У меня начался
моральный распад личности”.

– “В конце концов, почему я должен прятаться,
бояться? Кому какое дело, в конце концов?”

“ Анна. – Фельдшер знает.

Я. – Неужели? Все равно. Пустяки”.

Физическое состояние Полякова, как и любого
наркомана “со стажем”, ужасно: к постоянным
галлюцинациям добавляются рвота “я лежу после
припадка рвоты,
слабый”), слабость (“я
несколько ослабел в последнее время… Но я
действительно сам не пойму, почему я так быстро
ослабел? Ведь неполный год, как я болею…”),

потеря веса (“Внешний вид: худ, бледен восковой
бледностью. В прошлом году я весил 4 пуда, теперь 3
пуда 15 фунтов”), “на предплечьях
непрекращающиеся нарывы, то же на бедрах. Я не
умею стерильно готовить растворы, кроме того
раза три я впрыскивал некипяченым шприцем, очень
спешил перед поездкой”.

Какие штрихи вы могли бы добавить к этой
безрадостной картине?

Р: Пользуясь одним шприцем, наркоманы
заражаются еще более страшными болезнями:
гепатитом, СПИДом…

У: Но мозг наркомана, находящегося в
полной зависимости от наркотика, работает только
на одно: любым способом достать дозу. Отказаться
от этого невозможно: “Не могу расстаться с моим
кристаллическим божком. Во время лечения я
погибну”.

Жизнь Полякова превращается в существование от
укола до укола. Последние записи в дневнике –
только об этом: “15 – го января. Рвота утром. Три
шприца 4% – ного раствора в сумерки. Три шприца 4%-
ного раствора ночью”.

Все. Тупик. “Я погиб, надежды нет”. “Позорно
было бы хоть минуту длить свою жизнь. Такую – нет,
нельзя”.
В период 14 – часового воздержания от
укола Сергей Васильевич находит единственный
выход: “Лекарство у меня под рукой” –
браунинг. “Я никому ничего не должен. Погубил я
только себя. И Анну”.

Согласны ли вы с выбором Полякова?

Р: Разные мнения.

У: Но в одном, я думаю, мы будем
единодушны: наркотик не стоит такой дорогой цены,
которую за него приходиться платить: здоровье,
счастье близких, жизнь. И, конечно, восхищения
заслуживает сам автор рассказа, М.А.Булгаков –
человек, нашедший в себе силы победить болезнь и
оставить нам замечательный рассказ, рассказ –
исповедь, рассказ – предупреждение.

После урока ребятам может быть предложена
анкета (по желанию учащихся – анонимная):

  1. Какие наркотические средства вам известны?
  2. Пробовали ли вы когда-нибудь наркотики?
  3. Если нет, то возникало ли у вас желание это
    сделать?
  4. Есть ли среди ваших знакомых люди,
    употребляющие наркотики?
  5. Знаете ли вы, где в нашем городе можно достать
    наркотики?
  6. Как вы думаете, что является причиной обращения
    человека к наркотику?
  7. Кто такие, на ваш взгляд, наркоманы? (Слабые люди,
    изгои, больные люди, нуждающиеся в помощи, ваши
    варианты.)
  8. Если бы кто-то из ваших близких, друзей, стал
    употреблять наркотики, что бы вы стали делать?
  9. Как бы вы отнеслись к тому, если бы в нашем
    классе оказались люди, употреблявшие или
    употребляющие наркотики?

Следующий: