Люди добрые, напишите пожалуйста стихи о детях войны


Люди добрые, напишите пожалуйста стихи о детях войны… Только не баллада, всем известная.

  • Я внука потеряла на войне.. . О нет! Он не был ни боец, ни воин. Он был так мал, так в жизни неустроен, Он должен был начать ходить к весне. Его зимою, от меня вдали, На кладбище под мышкой понесли. 15 Его эвакуацией за Волгу Метнуло. Весь вагон, куда ни глянь, Всё дети. Ехать предстояло долго.. . Так в лес детеныша уводит лань, Все думает спасти его, пока В ее сосцах хоть капля молока. 16 Он был как тот березовый росток, Который ожил в теплоте землянки И вырос на стене, как на полянке, Но долго просуществовать не мог. Хирел, мечтал о солнце, как о чуде, И вздрагивал от грохота орудий.. .
  • Леонид Серый Венский вокзал в сорок пятом Я помню «Западный» вокзал. Так, не вокзал — одно названье. Сраженья гул ушел на запад и постепенно вовсе смолк. На рельсах сидя отдыхал прошедший укомплектованье, А проще — заново рождённый, наш боевой стрелковый полк. О том, что завтра будет, мы не говорили суеверно. В дыму и копоти над Веной апрельский вечер догорал И очень юный лейтенант, учитель музыки наверно, Красиво на аккордеоне нам вальсы Штрауса играл. И на платформу вполз состав, идущий на восток куда-то, Шел медленно и осторожно, как бы стараясь не греметь, В вагонах, в тех, что возят скот, стояли дети в полосатом Так ужасающе худые, что жутко было посмотреть. Состав вздохнул и тихо встал, поскрипывая тормозами. В другое время я бы думал, что это зрения изъян — Скелетики в товарняках с пустыми темными глазами. Одни глаза. Сейчас такими рисуют инопланетян. Скупой военный разговор на полуслове прерывая, Мы замолчали. Всех вернее здесь подходило слово «шок». И наступила тишина на самом деле гробовая… Я как лунатик сел на рельсы и стал развязывать мешок. И вся стрелковая братва от онемения очнулась, Волна шинелей колыхнулась, для наших нет беды чужой, Солдаты, гравием хрустя, к вагонам шли и вверх тянулись, Протягивая этим детям всё, что имели за душой. Тушёнка, сахар, сухари, всё из потаек извлекалось, Трофейный шоколад, галеты, компот, трофейная халва, И мужики, в бою – зверьё, всё повидавшие, пытались, Сквозь неудержанные слёзы, найти поласковей слова. Сопровождавшие детей медсёстры-девушки примчали, Они метались вдоль состава, весь полк пытаясь вразумить, Отталкивая нас назад, они рыдали и кричали – Солдатики, остановитесь! Нельзя! Нельзя детей кормить! Пришедшие на тот перрон две местных тётки с узелками Упали разом на колени там, где стояли в пыль и грязь, И, наклонившись до земли, и, заслонив лицо руками, Раскачиваясь, жутко выли, то ли казнясь, то ли молясь. Гнетущий хор людской беды звучал нелепо и нестройно, Народ не мог остановиться в порыве чувства своего. И только дети в полутьме стояли тихо и спокойно И их глаза на бледных лицах не выражали ничего. До нас дошло — кормить нельзя! Мы всё сложили аккуратно На полках первого вагона, где был устроен лазарет. В последний раз я в те глаза взглянул, и стало мне понятно.. . В тот миг отчётливо и ясно я осознал – Что бога нет!!. . Война не ждёт, мы шли вперёд, наш мир нуждается в защите. Недалеко в моей колонне шел пожилой седой солдат И всё шептал: — Простите, деточки… Ох, деточки простите… Как будто он и правда в чём-то был перед ними виноват.
  • Р. Рождественский А мы не стали памяти перечить И, вспомнив дни далекие, когда Упала нам на слабенькие плечи Огромная, не детская беда. Была зима и жесткой и метельной, Была судьба у всех людей одна. У нас и детства не было отдельно, А были вместе – детство и война. И нас большая Родина хранила, И нам Отчизна матерью была. Она детей от смерти заслонила, Своих детей для жизни сберегла. Года пройдут, но эти дни и ночи Придут не раз во сне тебе и мне. И, пусть мы были маленькими очень, Мы тоже победили в той войне. Дети войны Когда отец пришёл с войны Его вопросом огорошил: — Скажи мне, папка, скольких ты Германцев укокошил? — В войну мне сильно повезло, И в финской, и в германской, Мне довелось смотреть в лицо, Лишь пленных оборванцев. Германцев я не убивал И не держал на мушке, Издалека по ним стрелял Из дальнобойной пушки. Сынок, проклятая война, В ней много горя, смерти, Но и заклятого врага Ждут дома его детки. Обидно стало за отца, Что мне его награды, Вот если б встретил я врага, Не ждать ему пощады! Наверное, не знает он, Как мы мальцы-поганцы, Как много горя в каждый дом Всем принесли германцы. Что пережить досталось нам, Мальчишкам и девчонкам, Когда несчастным матерям Вручали «похоронки». Я только взрослым осознал, Отца уж не было на свете, Как мудро он тогда сказал: — Чтобы войны не знали дети, Не мсти поверженным врагам, Прощение, сильнее мести! 08.2008г.



Следующий: