Литературная композиция по творчеству кузбасского поэта В. Баянова на тему Сторона любимая, приметная…

Цель: Познакомить учащихся с личностью, творчеством В. Баянова.

Задачи:

  • Образовательная: помочь учащимся проследить динамику развития темы природы в творчестве поэта.
  • Воспитательная: способствовать воспитанию любви к родному краю, к родным пейзажам.
  • Развивающая: развивать в учащихся художественное мышление посредством сопоставления словесного пейзажа с графическим или увиденным.

Эпиграф:

Сибирь на песни не скупая,
И я в себе их не таю,
Я их втридорога скупаю
Потом задаром отдаю.
В.Баянов. «У Ильмень-озера»

В композиции, рекомендованной для учащихся 7-8 классов, участвуют Биограф, 2 Литературоведа, Искусствовед, 4-5 Чтецов.

Чтец:

Теперь не знаю – в шесть ли, в семь ли,
А может быть, чуть-чуть поздней,
Я полюбил вот эту землю
И всё цветущее на ней.
Иные равнодушны к рощам,
А мне бы снова в дебри те,
Где я учился, между прочим
И красоте, и доброте.
Я пил прохладный сок берёзы
В старинных русских туесах.
И оттого мой чуб – белесый
И зелень лёгкая в глазах.
И вот теперь, большой и рослый,
Я вижу, что неотделим
От этой тёплой, этой росной,
От русской утренней земли,
Где молодое сено косят,
Где ветка каждая цветёт.
Земля моя меня не бросит
И никогда не подведёт.

Биограф: Виктор Михайлович Баянов родился 10 июля 1934 года в деревне Дедюево Топкинского района Кемеровской области.

Литературовед: из воспоминаний о детстве В.Баянова: «Домик наш стоял возле сельской лавки, в самом центре деревни. Под самыми окнами шумела могучая сосна и 7 белоствольных берёз. Как ни туго приходилось с топливом, за всю войну мать не тронула ни одной берёзы и только весной разрешала нам бережно прилаживать лоточки для берёзового сока. «Пусть шумят, а то отец с войны придёт, и дома своего не узнает» — говорила она. Наверное, тогда и зародилась во мне большая любовь к родной природе».

Чтец:

В 12 лет мальчишкам редко
Туманит ясные глаза
Текучая, как наша речка,
Солоноватая слеза.
Они любую неудачу
Перенесут, крепясь, тайком.
Они не чаще взрослых плачут –
Мужчины в возрасте таком.
И я, в ночи ли, спозаранку,
Теперь припомню иногда
Те, на картошке и саранке,
Полусиротские года.

Биограф: Судьба поэта во многом характерна для его поколения. Деревенское детство, пришедшееся на предвоенные годы, отрочество, опалённоё Великой Отечественной, железнодорожное училище в Топках, служба в армии, работа машинистом. За отличный труд отмечен орденами «Знак Почёта» и Дружбы народов, был неоднократно избран депутатом районного и городского Советов.

Литературовед 2: Ещё в школьные годы В.Баянов пробует перо. Впервые опубликован в армейской газете; в 29 лет в Кемеровском книжном издательстве выходит первый поэтический сборник «Росы». В 31 год он член Союза писателей СССР. В 42 – автор девяти книг.

Биограф: В.М.Баянов – поэт сугубо «местный» в лучшем смысле этого слова. Читатель воочию представляет себе и цыганское болото, которое было и не болото вовсе, а так, небольшая согорка на виду всей деревни, где любили останавливаться цыгане, и реку Камышанку, из которой когда-то пили воду, и омут, глубокий и чистый. А прямо за омутом – лесистый яр. Когда-то он казался поэту дремучей тайгой, через него он всю войну бегал с дружком к мамке на свиноферму. Отец же его, Михаил Давыдович, был ветеринаром.

Литературовед 1: Сыновья любовь поэта к своему краю – источник его вдохновения, задушевности в изображении героев, точности и в то же время красочности живописания природы.

Чтец:

Над призрачной таенной синью,
Над быстрой Томью и Усой
Гора, как будто обессилев,
Свернулась рыжею лисой.
И, приглушая крик и выстрел,
Крутя травинки на лету,
Там ветры носятся со свистом
По оголённому хребту.
Где грозно грозы назревают
Над красотой кедровых крон,
Чернеет камень ноздреватый,
Обветренный со всех сторон.
Не раскрошить его руками,
Не разломить, не разрубить.
Остался чистый твёрдый камень –
Такой, каким он должен быть.
Каким века прожить он должен.
А что не прочно – в пропасть, в ров…
Давай и мы, мой друг, подольше
Побудем на горе ветров.

Чтец:

Твои волны густы –
Гребнями, гребнями
По преданиям, ты –
Древняя, древняя.
А в глубинах, средь дня,
Будто кем велено,
Как в глазах у меня –
Зелено-зелено.
Не устала, спеша,
Биться и пениться
Сестра Иртыша,
Ангары соперница.
Ты себя не берегла,
Ленью не позорилась!
Поглажу – берега
Каменно-мозолисты.
То залив, то рукав,
Ветерки рыскают…
Дорогая мне река,
Самая близкая.

Искусствовед: В его пейзажных зарисовках мы всегда находим «очень близкое что-то», «очень местное». В только что прозвучавших стихотворениях «Гора ветров» и «Томь-река» автор любуется красотой реки, и читатель не может остаться безучастным к созерцанию этого творения природы. Каждый из нас, выросших на берегу Томи, словно по-новому видит её. Красавица Томь, как и другие пейзажи В.Баянова прямо просятся на полотно художника-живописца.

Литературовед 2: Говоря о творчестве В.Баянова, нельзя не сказать о динамике его творчества. Если в самых ранних стихах природа предстаёт часто лишь как экспозиция к последующему действию, мало связанная с ним, как фон для авторской декларации, то в последующем творчестве читатель видит стремление выявить неразъединимость человека и природы в более сложных связях. Прослушайте два стихотворения и попытайтесь увидеть это отличие.

Чтец:

Наконец-то стала даль ясна.
Не до книжек стало, не до сна.
Только чаще хочется запеть,
Только всюду хочется успеть.
Видеть, как в строительных лесах
Город молодеет на глазах…
Мы с тобою у Томи-реки,
Где шальные бродят ветерки.
И стоишь ты на горе крутой.
Как второе солнце надо мной.
Вот ты улыбаешься. Кому?
Нет, не догадаюсь, не пойму –
То ли свету белому всему,
То ли мне на свете одному.

Чтец:

За пределами российскими
Все века живёт молва,
Будто самая росистая
По утрам у нас трава.
Будто, смяв былинки хрусткие
На заре ногой босой,
Для красы девчата русские
Умываются росой.
Будто в пору сенокосную,
Коль любовь в груди крепка,
На отавы ходят росные
Женщины до сорока.
Да и сам не раз я видывал
В росах женщин пожилых
И любови их завидовал,
И наивной вере их.
Но ни разу не обмолвился –
Не вернуть, мол, вам красы:
Пусть подольше верят в молодость,
В свойства чудной росы.

Искусствовед: Нельзя не увидеть, что в стихотворении «Весеннее» Томь и её шальные ветерки для героя лишь фон для мечтаний и порывов юности. В стихотворении «За пределами российскими» человек не мыслит себя без природы; и идут российские женщины за красотой и молодостью в поле, вверяя себя росам, травам, утренней свежести и вечерней прохладе.

Литературовед 1: В последующих стихах ещё пристальнее поэтический взгляд в природу и сложнее сопоставление с человеком. Всё чаще появляется в его поэзии так называемый приём параллелизма, характерный для русского фольклора: две последние строчки сопоставляют развёрнутую выше картину природы с жизнью человека. Показательно в этом плане стихотворение «Водопад»

Я за то люблю его, как друга,
Что, стараясь, шёпот заглушить,
Он учил меня и всю округу
Только в полный голос говорить.

Искусствовед: В дальнейшем, когда взаимопроникновение, взаимосвязь человека и природы в стихах В. Баянова становятся естественными и гармоничными, ощущение параллелизма как приёма исчезает. Жизненный вывод для себя читатель может сделать из одного лишь пейзажа.

Чтец:

Там, где воды и ветра сшибка,
Почти ложатся на пески
Живущие легко и гибко
Молоденькие тальники.
И в той же речке отражённый,
Под тем же ветровым крылом
Клён встал, прямой и напряжённый,
Треща негнущимся стволом.
Он крепок. Он в расцвете кроны.
Он видит очень далеко.
И даже лёгкие поклоны
Ему даются нелегко.

Литературовед 2: Заметно присутствие в поэзии В. Баянова элемента сказочности, что идёт, безусловно, от умения удивляться миру. Одновременно происходит одушевление и даже олицетворение природы. И в прямом обращении, например, к реке:

Ты себя не берегла,
Ленью не позорилась.

И в уже прозвучавшем рассказе о водопаде, учившем людей правильным социальным отношениям. А весну поэт видит в облике женщины, которая шла рядом, отстала и смотрит из-под руки.

Литературовед 1: В зрелом творчестве пейзаж является активной составной частью сюжета, влияющей на основное действие, как в стихотворении «Мы шли таёжною тропой…»

Всё глубже и разностороннее становится поэтическое сравнение природного и человеческого

На тракт далёкий смотрят избы-вдовы
В повязанных шалашиком платках.

Искусствовед: Говоря о поэзии В. Баянова, нельзя не сказать о цветовой палитре его стихов. Очень много синего: и синий воздух, и синий омут, синие глаза, ветер, озеро, голубеющие излуки. И даже «Я под пройденным и пережитым подведу голубую черту». Случайно ли это? Вряд ли, если учесть, что синева озёр, глаз, неба для русского человека – это своего рода триединство мира: человеческое (глаза) фокусирует на себе природное: материальное (озеро) и духовное (небо).

Не обошёл поэт вниманием и другие: рябиновый, багряный, зелёный цвета. А иногда акварель оттеняется чеканной графикой вечернего пейзажа.

Время зорьки вечерней,
Время длинных теней,
Что вчеканились жизнью
В позолоту полей.

Литературовед 2: Природа родины…основа жизни…Всё сильное, всё светлое, всё чистое – от неё. Для В. Баянова она – постоянный исток вдохновения. Отношение человека к природе определяет чуткость или глухоту его к добру и злу, альтруизм или эгоизм его личности, а в конечном свете – гармонию или дисгармонию его с миром.

Искусствовед: Поэт одной темы, но тема эта необъятная – земля родная, природа и душевная красота человека, ещё не отделившегося от земли. И пусть кто-то скажет, что честь, совесть, доброта будто бы не в моде, а бескорыстие назовёт чудачеством, если не глупостью, лучшие стихи В. Баянова утверждают обратное: честь, доброта, справедливость не стареют.

Чтец:

Ах, что со мною, что со мною?
Мой быт – не ягода с куста.
Нет-нет, да за моей спиною
Шепчут: «Святая простота».
Бывает, встретят, и похвалят,
И за меня поднимут тост.
Но тут же тоненько ужалят:
Мол, не поймёт – уж больно прост.
Всему с улыбкою внимаю,
Молчанье трезвое храня,
Хоть их, быть может, понимаю
Поглубже, чем они меня.
Иду, спешу к заветным вехам.
Слова чужие бьют, как нож:
– Когда ты станешь человеком
И простоту в себе убьёшь?
Я не шумлю, я не лютую.
А в думах трудное, своё –
Не как убить её, святую, –
А как бы сохранить её.

Следующий: