Конспект открытого урока по литературе в 6-м классе по теме: Николай Васильевич Гоголь — создатель Вечеров на хуторе близ Диканьки

Цель:

  • Знать сведения о Н.В.Гоголя из прошлых классов.
  • Уметь выразительно читать, анализировать
    прочитанное, учиться делать обобщение и выводы.
  • Задумываться над поставленными автором
    проблемами.
  • Воспитание патриотизма, такта в обращении между
    ровесниками.

Оборудование:

  • Портрет Н.В.Гоголя, рядом рушник, украинские
    сувениры, рисунки детей к повести.
  • На доске портрет Н.В.Гоголя, рядом рушник, слева
    украинские слова из повести, справа эпиграф.

…человек, который своим именем
означил эпоху в истории нашей литературы;
человек, которым мы гордимся как одной из слав
наших.

И.С.Тургенев

(Слова из некролога на смерть
писателя)

Урок начинается со слов учителя о Н.В.Гоголе.

- Среди великих, знаменитых, известных
писателей России одним из первых стоит имя Н.В.Гоголя.
Его творчество, действительно, целая эпоха в
нашей литературе.

Мы уже раннее читали с вами повесть “Майская
ночь”, а ещё вы познакомитесь с господином
Чичиковым, с Хлестаковым и другими героями
произведений писателя.

Но сегодня мы с вами будем говорить о Гоголе -
создателе “Вечеров на хуторе близ Диканьки”. Её
написал молодой Гоголь. Мы узнаём о его мыслях и
чувствах в период до и во время создания повести.
А когда вы её всю прочитаете, вы много узнаете из
малороссийского быта (Малороссия — официальное
название Украины в царской России). А узнать
правду нам помогут письма Гоголя и воспоминания
людей, близко знавших его.

- Ребята, чужие письма читать нельзя,
неприлично. Но письма великого человека
принадлежат миру, людям, потому что всю свою
жизнь и творчество он отдал этим людям.

- Ребята, перед прослушиванием запишите вопрос,
на который вы дадите ответы.

- Каким был или, по крайней мере, каким
представляется вам молодой Гоголь?

Группа учеников выходят к доске, у них в руках
переписанные письма Гоголя и воспоминания о нём.
Выразительно читают с места.

1 ученик: Скрипку и другие присланные
вами мне вещи исправно получил. Но вы еще писали,
что присылаете мне деньги на смычок, которых я не
получил и не могу до сих пор узнать, почему они не
дошли ко мне, или вы забыли, или что-нибудь другое.

Извините, что я вам не посылаю картин. Вы, видно,
не поняли, что я вам говорил, потому что эти
картины, которые я вам хочу послать, были
рисованы пастельными карандашами и не могут
никак дня пробыть, чтоб не потереться, ежели
сейчас не вставить в рамки…

Уведомляю вас, что я учусь хорошо, по крайней
мере сколько дозволяют силы. Вы пишете, что я вас
не извещаю о том, что у нас делается и случается
со мною. Позвольте мне вам сказать, что мне бы
самому очень бы было любопытно знать, что
делается как с вами, так и с посторонними лицами.
Например, к величайшему моему сожалению, узнал я
о смерти Василия Васильевича Капниста. Но вы мне
об этом ничего не сказали. Как будто бы еще о сю
пору я ребенок и еще но в совершенных летах и
будто бы на меня ничего нельзя положиться. Я
думаю, дражайший папенька, ежели бы меня увидели,
то точно бы сказали, что я переменился как в
нравственности, так и успехах. Ежели бы вы
увидели, как я теперь рисую! (Я говорю о себе без
всякого самолюбия)…

Машеньку вы отдали в пансион или нет? Что делает
Анинька и Лизанька? Надеюсь, что вы на это мне
дадите ответ. Ожидая ж оного, остаюсь вашим
послушнейшим и искренно Вас любящим сыном.

(ГОГОЛЬ В. А. и М. И.
ГОГОЛЯМ-ЯНОВСКИМ, 22 января 1824 г., Нежин)

2 ученик: …Вы знаете, какой я охотник
до всего радостного? Вы одни только видели, что
под видом иногда для других холодным, угрюмым
таилось кипучее желание веселости (разумеется,
но буйной) и часто в часы задумчивости, когда
другим казался я печальным, когда они видели или
хотели видеть во мне признаки сентиментальной
мечтательности, я разгадывал науку веселой,
счастливой жизни, удивлялся, как люди, жадные
счастья, немедленно убегают его, встретясь с ним.

Ежели об чем я теперь думаю, так это все о
будущей жизни моей. Во сне и наяву мне грезится
Петербург, с ним вместе и служба государству.

(ГОГОЛЬ М. М. ГОГОЛЬ, 26 февраля 1827
г.)

3 ученик: Мой план жизни теперь
удивительно строг и точен во всех отношениях;
каждая копейка теперь имеет у меня место. Я
отказываю себе даже в самых крайних нуждах, с тем
чтобы иметь хотя малейшую возможность
поддержать себя в таком состоянии, в каком
нахожусь, чтобы иметь возможность удовлетворить
моей жажде видеть и чувствовать прекрасное. Для
него-то я с трудом величайшим собираю все годовое
свое жалование откладывая малую часть на
нужнейшие издержки. За Шиллера, которого я
выписал из Лемберта, дал я 40 рублей — деньги
весьма немаловажные, по моему состоянию, но я
награжден с излишком и теперь несколько часов в
день провожу с величайшей приятностью. Но
забываю также и русских и выписываю что только
выходит самого отличного. Разумеется, что я
ограничиваюсь одним только чем-либо; в целые
полгода я не приобретаю более одной книжки, и это
меня крушит чрезвычайно.

(Гогол ь- М.И. Гоголь, 6 апреля 1827
г.)

4 ученик: В эти годы эти долговременные
думы свои я затаил и: себе. Недоверчивый ни к кому,
скрытный, я никому не поверял своих тайных
помышлений, не делал ничего, что бы могло выявить
глубь души моей. — Да и кому бы я поверил и для
чего бы высказал себя,— не для того ли, чтобы
смеялись над моим сумасбродством, чтобы считали
пылким мечтателем, пустым человеком? — Никому, и
даже из своих товарищей, я не открывался, хотя
между ними было много истинно достойных. Я не
знаю, почему я проговорился теперь перед вами,—
оттого ли, что вы, может быть, принимали во мне
более других участия, или по связи близкого
родства, этого не скажу; что-то непонятное
двигало пером моим, какая-то невидимая сила
натолкнула меня, предчувствие вошло в грудь мою,
что вы не почтете ничтожным мечтателем того,
который около трех лет неуклонно держится одной
цепи и которого насмешки, намеки более заставят
укрепить в предположенном начертании. — Ежели же
вы и не поучаствуете во мне, по крайней мере вы
затаите мое письмо, так же как я затаил в себе
одном свои упрямые предначертания.
Доказательством сему может быть, что во все время
бытия моего с вами я ни разу не давал себя узнать,
занимался игрушками и никогда почти не заводил
речь о выборе будущей своей службы, о моих планах
и пр.

(ГОГОЛЬ П. П. КОСЯРОВСКОМУ , 3
октября 1827
г.)

5 ученик: Я еду в Петербург непременно
в начало зимы… меня самого не берет охота
ворочаться когда-либо домой, особливо бывши
несколько раз свидетелем, как эта необыкновенная
мать наша бьется, мучится, иногда даже об
какой-нибудь копейке, как эти беспокойства
убийственно разрушают ее здоровье, и все для
того, чтобы доставить нужное нам и удовлетворить
даже прихотям нашим…

Я с своей стороны все сделал, денег беру с собой
немного, чтобы стало на проезд и на первое
обзаведение, а для обеспечения ее состояния
отказываюсь от своего наследия и теперь
занимаюсь составлением дарственной записи, по
которой часть имения, принадлежащего по
завещанию мне, с домом, садом, лесом и прудами,
оставляется матери моей в вечное пользование.

(ГОГОЛЬ П. П. КОСЯРОВСКОМУ, 8 сентября
1828 г.)

6 ученик: Нынешние известия письма
моего не будут слишком утешительны для вас,
почтеннейшая маменька…

Мне предлагают место с 1000 рублей жалованья в
год. Но за цену ли, едва могущую выкупить годовой
наем квартиры и стола, мне должно продать свое
здоровье и драгоценное время? и на совершенные
пустяки, на что это похоже? в день иметь
свободного времени не более, как два часа, а
прочее время не отходить от стола и переписывать
старые бредни и глупости господ
столоначальников и проч., в которых мне столько
пользы, сколько Елисею Васильевичу
Надержинскому в сухом дереве, на котором нет ни
хорошего листу, не рясных ветвей. Итак, я стою в
раздумья на жизненном пути, ожидая решения еще
некоторым моим ожиданиям. Может быть, на днях
откроется место немного выгоднее и благороднее,
но признаюсь, ежели и там мне нужно будет
употребить столько времени на глупые занятия, то
я — слуга покорный.

Наконец я принужден снова просить у вас, добрая,
великодушная моя маменька, вспомоществования.
Чувствую, что в это время это будет почти
невозможно вам, но всеми силами постараюсь не
докучать вам более, дайте только мне еще
несколько времени укорениться здесь, тогда
надеюсь как-нибудь зажить своим состоянием.
денег мне необходимо теперь нужно 300 рублей…

(ГОГОЛЬ М. И. ГОГОЛЬ, 22 мая 1829 г.)

7 ученик: …Жалованья получаю сущую
безделицу. Весь мой доход состоит в том, что
иногда напишу или переведу какую-нибудь статейку
дома для г.г. журналистов, и потому вы не
сердитесь, моя Великодушная маменька, если я вас
часто беспокою просьбою доставлять мне сведения
о Малороссии или что-либо подобное. Это
составляет мой хлеб… В столице нельзя пропасть с
голоду имеющему хотя скудный от бога талант.
Одного только нужно опасаться здесь бедняку -
заболеть. Тогда-то уж ему почти нет спасения:
источники его доходов прекращаются, издержки на
лекарства и лекарей для него совершенно
невозможны, и ему остается одно средство —
умереть… Как бы хотелось мне хотя на мгновение
оторваться от душных стен столицы и подышать
хоть на мгновение воздухом деревни! Н неумолимая
судьба истребляет даже надежду на то. Как подумаю
о будущем лете, теперь даже томительная грусть
залегает в душу. Вы помните, я думаю, как всегда я
рвался в это время на Вольный Воздух, как для меня
убийственны были стены даже маленького Нежина.
Что же теперь должно происходить в это время,
когда столица пуста и мертва, как могила, когда
почти живой души не остается в обширных улицах,
когда громады домов с вечно раскаленными крышами
одно только кидаются в глаза, И ни деревца, ни
зелени…



(ГОГОЛЬ — М. И. ГОГОЛЬ, 2 феврали 1830 г.)

8 ученик: …Литературные мои занятия и
участие в журналах я давно оставил, хотя одна из
статей моих доставила мне место, ныне занимаемое.
Теперь я собираю материал и в тишине обдумываю
свой обширный труд… Судьба никаким образом не
захотела свести меня с высоты моего пятого этажа
в низменный домик на каком-нибудь из островов.
Необходимости должно повиноваться. Но я всячески
стараюсь услаждать свое заключение. Мне советуют
делать сколько можно больше движения, и я каждый
день почти прогуливаюсь по дачам и прекрасным
окрестностям. Нельзя надивиться, как здесь
научаешься ходить. Прошлый год, я помню, сделать
верст пять в день была для меня большая
трудность; теперь же я делаю свободно ворот 20 и
более и не чувствую никакой усталости.

(ГОГОЛЬ - М. И. ГОГОЛЬ, 30 июня 1830 г.)

9 ученик: Сейчас прочел “Вечера близ
Диканьки”. Они изумили меня. Вот настоящая
веселость, искренняя, непринужденная, без
жеманства, без чопорности. А местами какая
поэзия! Какая чувствительность! Все это так
необыкновенно в нашей нынешней литературе, что я
доселе не образумился. Мне сказывали, что когда
издатель вошел в типографию, где печатались
“Вечера”, то наборщики начали прыскать и
фыркать, зажимая рот рукою. Фактор объяснил их
веселость, признавшись ему, что наборщики
помирали со смеху, набирая его книгу. Мольер и
Фильдинг, вероятно, были бы рады рассмешить своих
наборщиков. Поздравляю публику с истинно веселою
книгою, а автору сердечно желаю дальнейших
успехов. Ради бога, возьмите его сторону, если
журналисты, по своему обыкновенно, нападут на неприличие
его выражений, на дурной тон и проч. Пора,
пора нам осмеять 1еs ргёсiuses гidiсu1es нашей
словесности, людей, толкующих вечно о прекрасных
читательницах, которых у них не бывало, о высшем
обществе, куда их не просят, и все это слогом
камердинера профессора Тредьяковекого.

(ПУШКИН А. Ф. ВОЕЙКОВУ, конец августа
1831 г.)

10 ученик: В 1832 году, кажется весною,
когда мы жили в доме Слепцова на Сивцевом Вражке,
Погодин привез ко мне в первый раз и совершенно
неожиданно Николая Васильевича Гоголя. “Вечера
на хуторе близ Диканькие” были давно уже
прочтены, и мы все восхищались ими. Я прочел,
впрочем, “Диканьку” нечаянно: я получил ее из
книжной лавки, вместе с другими книгами, для
чтения вслух моей жене, по случаю ее нездоровья.
Можно себе представить нашу радость при таком
сюрпризе. Не вдруг узнали мы настоящее имя
сочинителя; но Погодин ездил зачем-то в
Петербург, узнал там, кто такой был “Рудый
Панько”, познакомился с ним и привез нам
известие, что “Диканьку” написал
Гоголь-Яновский. Итак, это имя было уже нам
известно и драгоценно…

Наружный вид Гоголя был тогда совершенно
другой и невыгодный для него: хохол на голове,
гладко подстриженные височки, выбритые усы и
подбородок, большие и крепко накрахмаленные
воротнички придавали совсем другую физиономию
его лицу: нам показалось, что в нем было что-то
хохлацкое и плутоватое. В платье Гоголя приметка
была претензия на щегольство, У меня осталось в
памяти, что на нем был пестрый светлый жилет с
большой цепочкой…

К сожалению, я совершенно не помню моих
разговоров с Гоголем в первое наше свидание; но
помню, что я часто заговаривал с ним. Через час он
ушел, сказан, что побывает у меня на днях,
как-нибудь поранее утром, и попросит сводить его
к Загоскину, с которым ему очень хотелось
познакомиться и который жил очень близко от
меня…

Через несколько дней, в продолжение которых я
уже предупредил Загоскина, что Гоголь хочет с ним
познакомиться и что я приведу его к нему, явился
ко мне довольно рано Николай Васильевич. Я
обратился к нему с искренними похвалами его
“Диканьке” но, видно, слова мои показались ему
обыкновенными комплиментами, и он принял их
очень сухо.

11 ученик: В его преследовании темных
сторон человеческого существования была
страсть, которая и составляла истинное
нравственное выражение его физиономии… Он
ненавидел пошлость откровенно и наносил ей
удары, к каким только была способна его рука, с
единственной целью: потрясти ее, если можно, в
основании. Этот род одушевления сказывался тогда
во всей его особе, составляя и существенную часть
нравственной красоты ее. Честь бескорыстной
борьбы за добро, во имя только самого добра и по
одному только отвращению к извращенной и
опошленной жизни, должна быть удержана за
Гоголем этой эпохи, даже и против него самого,
если бы нужно было…

…Но кроме вдохновенных часов, каких Гоголь
просил у своего гения, и кроме положительной
деятельности, к какой приводило чувство кипящей
жизни и силы, он еще, по характеру своему,
старался действовать на толпу и внешним своим
существованием; он любил показать себя в
некоторой таинственной перспективе и скрыть от
нее некоторые мелочи, которые особенно на нее
действуют. Так, после издания “Вечеров”,
проезжая через Москву, где, между прочим, он был
принят с большим почетом тамошними литераторами,
он на заставе устроил дело так, чтоб прописаться
и попасть в “Московские ведомости” не
“коллежским регистратором”, каковым был, а
“коллежским асессором”. — Это надо… — говорил
он приятелю, его сопровождавшему.

Таким был или, но крайней мере, таким
представлялся нам молодой Гоголь.

(П. В. АННЕНКОВ. “Н. В. Гоголь в Риме
летом 1841 года)

После прослушивания ученики, дополняя друг
друга, в тетради по литературе записывают:
“Молодой писатель Н.В. Гоголь в письмах к матери,
в воспоминаниях друзей представляется нам
внимательным к родителям, заботливым, любящим
сыном. Пишет он доверчиво, искренне. Мы узнали,
что Гоголь любил читать, не жалея денег на книги,
чувствовал прекрасное. Он верный товарищ.
Постоянно стремился к знаниям. Особенно трогает
в письмах любовь к маменьке. Видно, что он честен
во всём. Так открыто, искренне звучат слова
Гоголя.

Поражает, что он восхищается талантом,
настоящим талантом, других людей, но без зависти,
по-доброму. Сам остается, холоден к комплементам.

А Анненков П. В. подчеркнул главное в Гоголе:
бескорыстную борьбу за добро против пошлости
жизни, высокую нравственность Н. В. Гоголя.

Учитель: “А теперь познакомился с
героями повести “Ночь перед рождеством”
Солохой, Вакулой и Оксаной”.

К доске выходят ученики в костюмах героев.
Ученица Романова Лена играет отрывок из текста о
Солохе.

Затем ученик Лыков Юра и Казначеева Лена
разыгрывают сценку “Вакула в хате Оксаны”.
После слов Оксаны: “Ой, стук в дверь. Это хлопцы и
девчата пришли”. К доске выходят четверо
учеников, которые исполняют украинскую народную
песню “Мiсяiгь на небi”.

Мiсяц на небi, зiроньки сяють,
Тихо по морю човен пливе
В човнi дiвчiна пiсню спiвае,
А козак Чуе, сердекько мре…

Далее по тексту.

Песня исполняется под фонограмму магнитофона
(использование технического средства на уроке).

Учитель: “А теперь я прочитаю повести
“Ночь перед рождеством”. Какие Выразительные
средства языка использовал Н В. Гоголь?”

Далее учитель читает первый абзац повести. На
вопрос учителя ученики дают правильный ответ,
что использовано олицетворение. Одни ученик из
учебника зачитывает определение термина.

Учитель: “Ребята, на доске записаны
слова: парубок, рушник, голова и т. д.”.

Н. В. Гоголь очень уважал своего будущего
читателя и внизу каждой страницы давал пояснение
слов, которые не поняли бы русские читатели. При
чтения повести вы с ними познакомитесь. Но дня
нас, жителей Белгородской области, многие из них
понятны, некоторые являются диалектами, потому
что мы соседи этого великого братского народа,
нашей общей праматери — Украины, которая подарила
миру великого русского писателя — Николая
Васильевича Гоголя. Далее учитель подводит итоги
урока, отмечает лучшие ответы, активных учеников,
выставляет оценки.

Домашнее задание классу. Прочитать
повесть до конца, озаглавить.




Следующий: