Какое стихотворение посоветуете выучить на конкурс? Эдуард…

какое стихотворение посоветуете выучить на конкурс?

  • Эдуард Асадов — легко запоминается и для души можно найти.
  • Учи, что душе понравится, а то времени уже у тебя до завтра мало осталось.
  • Светка В обтяжечку юбка…, сапожки…, беретка… , Взвод «съел» бы девчонку одними глазами, И вот уже кто-то из строя ей — Светка! Бросай медсанбат и ай-да вместе с нами! Отставить! — глазами сверкну на «пехоту», Утихнут смешки и сотрутся усмешки, Оболтусы точно, но к нам, в разведроту Таких и берут — чтоб орлы, а не решки. Она обернётся, помашет рукою, И в ту же секунду мы встретимся взглядом, Прочту по глазам: я хочу быть с тобою! И мне бы всегда, чтобы ты была рядом! Вот только сегодня на сутки — разлука, «Язык» — до зарезу, четвёртая ходка — Три раза срывалось, такая вот штука.. . Да где-то у сердца — Светланкина фотка. А после войны мы поедем на море — Москвичка она, и на Чёрном — ни разу, Проснуться вдвоём.. . тени веток на шторе, И никогда никуда — по приказу.. . Тогда, на «ничейной», где ивы и речка, Где ты — просто женщина, я — твой мужчина, Сказала, примерив из гильзы колечко, : — Я после войны подарю тебе сына.. . Потом под распев курских птах, на рассвете, Испуганно вскрикнула: — стой, окаянный! А я все цветы, что бывают на свете, Рвал с минного поля восторженно — пьяный.. . …мы взяли его, и спустились в ложбину, Но сзади рассыпалась дробь пулемёта, Ударила пуля как обухом в спину — Прошила насквозь через Светкино фото.. . …и больно, и шорох песка под брезентом, И каждая кочка — как будто с размаха.. . — Терпи, лейтенант! тут сто метров — моментом.. . Свистит в левом лёгком на выдохе птаха.. . …ребята, сюда! Это ж наша «разведка»!… …давай потихонечку.. . немца тащите! Терпи, лейтенант! Эй, славяне, где Светка? Держи, твою мать! Медсестру позовите!.. . …холодные пальцы на губы сухие — Родной мой, сейчас я тебя забинтую.. . В порядке твой немец…, ребята живые, Молчи…, ну конечно же я поцелую.. . …как много в палате халатов и света.. . …у старшего — шитый погон генерала.. . Какое число? Помню только, что лето.. . Комдив что-то выглядит очень устало.. . — Тебе тут гостинцы.. . махорка и сало, Помог очень Фронту твой фриц конопатый! Светлана?.. . Она медсанбату отход прикрывала.. . Когда окружили.. . последней гранатой.. . Не знаю, как справишься с этой бедою.. . Отправил в Штаб Фронта на вас наградные.. . Тебя вот на «Знамя»… Светлану — к «Герою»… Фашисты бегут, но потери большие.. . А чем вас тут кормят? Тушёнка и гречка? Хорошая пища — здоровье солдата.. . Тут Светкины письма.. . Ещё вот — колечко.. . Давай, поправляйся — cкучают ребята.
  • Можно стихи.. . Александр Блок * * * Когда вы стоите на моем пути, Такая живая, такая красивая.. . А можно и интересную прозу.. . Марина Цветаева «Повесть о Сонечке «монолог — Ах, Марина! Как я люблю — любить! Как я безумно люблю — сама любить! С утра, нет, до утра, в то самое до-утро — еще спать и уже знать, что опять.. . Вы когда-нибудь забываете, когда любите — что любите? Я — никогда. Это как зубная боль — только наоборот, наоборотная зубная боль, только там ноет, а здесь — и слова нет. (Подумав: поЈт? ) Ну, как сахар обратное соли, но той же силы. Ах, Марина! Марина! Марина! Какие они дикие дураки. (Я, все же изумленная: — Кто? ) — Да те, кто не любят, сами не любят, точно в том дело, чтобы тебя любили. Я не говорю.. . конечно.. . -устаешь — как в стену. Но Вы знаете, Марина (таинственно) , нет такой стены, которую бы я не пробила! Ведь и Юрочка.. . минуточками.. . у него почти любящие глаза! Но у него — у меня такое чувство — нет сил сказать это, ему легче гору поднять, чем сказать это слово. Потому что ему нечем его поддержать, а у меня за горою — еще гора, и еще гора, и еще гора.. . -целые Гималаи любви, Марина! Вы замечаете, Марина, как все они, даже самые целующие, даже самые как будто любящие, боятся сказать это слово, как они его никогда не говорят? ! Мне один объяснял, что это.. . грубо.. . (фыркает).. . отстало, что: зачем слова, когда — дела? (то есть поцелуи и так далее) . А я ему — ?Э-э! нет! Дело еще ничего не доказывает, а слово — всЈ?. Мне ведь только этого от человека нужно: люблю, и больше ничего, пусть потом что угодно делают, как угодно не любят, я делам не поверю, потому что слово — было. Я только этим словом кормилась, Марина, потому так и отощала. О, какие они скупые, расчетливые, опасливые, Марина! Мне всегда хочется сказать: — Ты только — скажи. Я проверять — не буду. Но не говорят, потому что думают, что это — жениться, связаться, не развязаться. Если я первым скажу, то никогда уже первым не смогу уйти. (Они и вторым не говорят, Марина, никоторым. ) Точно со мной можно не-первому уйти! Марина! Я — в жизни! — не уходила первая. И в жизни — сколько мне ее еще Бог отпустит — первая не уйду. Я просто не могу. Я всегда жду, чтобы другой ушел, все делаю, чтобы другой ушел, потому что мне первой уйти — легче перейти через собственный труп. (Какое страшное слово. Совсем мертвое. Ах, поняла: это тот мертвый, которого никто никогда не любил. Но для меня и такого мертвого нет, Марина! ) Я и внутри себя никогда не уходила первая. Никогда первая не переставала любить. Всегда — до последней возможности, до самой последней капельки — как когда в детстве пьешь. И уж жарко от пустого стакана — а все еще тянешь, и только собственный пар! Ах, знаете, вы будете смеяться — это была совсем короткая встреча — в одном турне — неважно, кто — совсем молодой — и я безумно в него влюбилась, потому что он все вечера садился в первый ряд — и бедно одетый, Марина! не по деньгам садился, а по глазам, и на третий вечер так на меня смотрел, что — либо глаза выскочат, либо сам — вскочит на сцену. (Говорю, двигаюсь, а сама все кошусь: ну, как? нет, еще сидит. ) Только это нужно понять! Потому что это не был обычный влюбленный мужской едящий взгляд (он был почти мальчик) — это был пьющий взгляд, Марина, он глядел как завороженный, точно я его каждым словом и движением — как на нитке — как на канате — притягиваю, наматываю — это чувство должны знать русалки — и еще скрипачи, верней смычки — и реки.. . И пожары, Марина!. . Что вот-вот вскочит в меня — как в костер. Я просто не знаю, как доиграла. Потому что у меня, Марина, все время было чувство, что в него, в эти глаза — оступлюсь.
  • Людей неинтересных в мире нет. Их судьбы — как истории планет. У каждой все особое, свое, и нет планет, похожих на нее. А если кто-то незаметно жил и с этой незаметностью дружил, он интересен был среди людей самой неинтересностью своей. У каждого — свой тайный личный мир. Есть в мире этом самый лучший миг. Есть в мире этом самый страшный час, но это все неведомо для нас. И если умирает человек, с ним умирает первый его снег, и первый поцелуй, и первый бой.. . Все это забирает он с собой. Да, остаются книги и мосты, машины и художников холсты, да, многому остаться суждено, но что-то ведь уходит все равно! Таков закон безжалостной игры. Не люди умирают, а миры. Людей мы помним, грешных и земных. А что мы знали, в сущности, о них? Что знаем мы про братьев, про друзей, что знаем о единственной своей? И про отца родного своего мы, зная все, не знаем ничего. Уходят люди.. . Их не возвратить. Их тайные миры не возродить. И каждый раз мне хочется опять от этой невозвратности кричать. 1961,Евгений Евтушенко.
  • Берегите, девочки, ум и душу, Не читайте, девочки, Мураками, Я прошу вас, девочки, стих послушать: Не встречайтесь, девочки, с мудаками. Девочки красивые (ножки, глазки) , Неужели слёзки вам лить охота? Вы не верьте, девочки в песни-сказки, Не влюбляйтесь, девочки в идиотов. На безрыбье, девочки, от безделья Постарайтесь, девочки, быть разумны, Жизнь не книжка, девочки, не Коэльо, Не любите, девочки, шибко умных. Одевайтесь, девочки, по сезону, Зонт носите, девочки, если дождик, Опасайтесь, девочки, дыр озонных И таких, кто говорит: «Я — художник» Жизнь по правилам должна со-вершаться, Между зимами всегда будет лето, Только боже упаси вас влюбляться В тромбонистов, трубачей и поэтов. Ведь в любви, как при покупке машины, Очень дорого платить по кредиту, Если слишком интересен мужчина, Лучше вежливо сказать: «Да иди ты! «. Грубое слово можно заменить на дураками
  • По улице моей который год звучат шаги — мои друзья уходят. Друзей моих медлительный уход той темноте за окнами угоден. Запущены моих друзей дела, нет в их домах ни музыки, ни пенья, и лишь, как прежде, девочки Дега голубенькие оправляют перья. Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх вас, беззащитных, среди этой ночи. К предательству таинственная страсть, друзья мои, туманит ваши очи. О одиночество, как твой характер крут! Посверкивая циркулем железным, как холодно ты замыкаешь круг, не внемля увереньям бесполезным. Так призови меня и награди! Твой баловень, обласканный тобою, утешусь, прислонясь к твоей груди, умоюсь твоей стужей голубою. Дай стать на цыпочки в твоем лесу, на том конце замедленного жеста найти листву, и поднести к лицу, и ощутить сиротство, как блаженство. Даруй мне тишь твоих библиотек, твоих концертов строгие мотивы, и — мудрая — я позабуду тех, кто умерли или доселе живы. И я познаю мудрость и печаль, свой тайный смысл доверят мне предметы. Природа, прислонясь к моим плечам, объявит свои детские секреты. И вот тогда — из слез, из темноты, из бедного невежества былого друзей моих прекрасные черты появятся и растворятся снова. 1959
  • Мне очень нравится «Погиб поэт»…в него душу можно вложить… еще неплох монолог Чацкого



Следующий: