Какие красивые и не очень длинные стихи…


Какие красивые и не очень длинные стихи вы мне посоветуете?

  • Я много стихов знаю! Например: Мир бесконечен женщины любой, В нем море чувств, эмоций рой. Улыбкой выражает их, и грацией, И голоса прелестной интонацией. Мужчина мир иначе отражает: Эмоции он матом выражает. (с) Строчки вяжутся в стишок, Море лижет сушу. Дети какают в горшок, А большие в душу. (с) Бывает, проснешься как птица — Крылатой пружиной на взводе — И хочется жить и трудиться!. . Но к завтраку это проходит. (с) Бывало, выйду утром в поле И солнцу нежно улыбнусь. Росой прохладною умоюсь, Травою мягкой подотрусь.. . (с) Не грусти, оно того не стоит, Улыбайся чаще и милей. Жизнь подвижна, нету в ней застоя, Было грустно, станет веселей. Солнце выйдет и разгонит тучи. Я приеду. Искренне любя, Твой Дружок красивый и могучий Стоя поприветствует меня! (с) В существовании своём ты ищешь смысл, а я из тех, кто этим не болеет. Ведь если смысл еще имеет наша жизнь, существованье точно смысла не имеет. (С) Ну и напоследок самое оптимистичное и философское. И тоже о нашей жизни: Качусь я по крыше, Качусь и молчу. Чего же орать-то — Еще не лечу (с) А теперь интересные факты: Если Вас уже третий рабочий день подряд клонит в сон, значит сегодня среда. Разгадывая кроссворд, оптимист пишет ручкой, а пессимист — карандашом. Детей интересует вопрос, откуда все берется, взрослых — куда все девается. Каждую секунду, тыкая в клавиши, мы давим насмерть не менее тысячи микробов. Hет такой чистой и светлой мысли, которую русский человек не смог бы выразить в грязной матерной форме. Если еще надо — обращайся. Удачи тебе! И помни: в жизни как в боксе, только раскрылся как личность — сразу получаешь ряд чувствительных ударов))
  • Сусальным золотом горят В лесу рождественские елки; В кустах игрушечные волки Глазами страшными глядят. О, вечная моя печаль, О, тихая моя свобода И неживого небосвода Всегда смеющийся хрусталь! О. Мандельштам
  • Я лично очень люблю стихи о войне. Вот недавно нашла очень классный стих. Она несла ребенка на груди, То был сынок ее новорождённый. Расстрел и лагерь были позади, А впереди — путь, вьюгой занесённый.. . Чтоб выжил сын, она сняла жакет, Потом в фуфайку сына замотала. И у берез, когда настал рассвет, Чтоб сил набраться, на минутку встала.. . Разведка шла, а ветер стужу нёс, В лицо солдатам липкий снег бросая. Вдруг, трое встали, видят — меж берёз, Стоит в рубашке женщина босая.. . Солдаты ахнули, вплотную подойдя, Что это: призрак, явь иль наважденье?. . Под свист свирепый зимнего дождя, Они застыли, стоя в изумленьи.. . В снегу, как статуя стояла Мать, Рубашкою потрескивая звонко И, мёртвой, продолжала прижимать К своей груди кричащего ребенка! Солдаты женщину зарыли в колкий снег, Без шапок молча встали над могилой.. . Но выжил двухнедельный человек И крошечное сердце не остыло!! ! Ушла разведка, а в Советский тыл — Один вернулся, строго по приказу, Он нес ребёнка — и мальчонка жил! И не всплакнул в его руках ни разу.
  • Не бывает любви несчастной. Может быть она горькой, трудной, Безответной и безрассудной, Может быть смертельно опасной. Но несчастной любовь не бывает, Даже если она убивает. Тот, кто этого не усвоит, Тот счастливой любви не стоит…
  • «Один не разберёт, чем пахнут розы. Другой из горьких трав добудет мёд. Дай хлеба одному — навек запомнит. Другому жизнь пожертвуй — не поймёт. » Омар Хайям. «В грозы, в бури В житейскую стынь, При тяжёлых утратах И когда тебе грустно, Казаться улыбчивым и простым — Самое высшее в мире искусство. » Сергей Есенин.
  • Добрый вечер! Вас приветствует передача «Культ Кино» интерактивного информационного канала «ArtRain». У вас чудесное увлечение. Мы желаем вам успехов ! Начнём с интересных фактов. Почти десятилетний роман Фредерика Шопена и Авроры Дюпен, баронессы Дюдеван, более известной как Жорж Санд, начался с такого признания: «Один Ваш вальс стоит всех моих романов! «. Осенью 1838 года весь Париж обсуждал роман двух знаменитостей. Он – Фредерик Шопен, романтичный, хрупкий, ангельски красивый польский композитор и пианист, виртуоз, густо краснеющий в обществе светских кокеток. Она – французская писательница Жорж Санд, автор скандальных романов о любви свободных женщин, соблазнительница самых выдающихся мужчин. История любви, потрясшая 19 век, остается и в наше время трогательной и шокирующей. Многие знакомые считали, что Шопен – жертва целеустремленной сильной Жорж Санд. Но были и другие свидетельства. Польский поэт Адам Мицкевич считал, что Шопен по отношению к Жорж Санд играет роль морального вампира. Но, скорее всего, в отношении этих двух любящих сердец было и то, и другое. Роман Жорж Санд и Фредерика Шопена трудно назвать счастливым, но без этой любви вряд ли появились бы музыкальные шедевры Шопена и лучшие книги Жорж Санд. Да, любовь двух гениев по полочкам не разложишь… Опять Шопен не ищет выгод, Но, окрыляясь на лету, Один прокладывает выход Из вероятья в правоту. Задворки с выломанным лазом, Хибарки с паклей по бортам. Два клена в ряд, за третьим, разом Соседней Рейтарской квартал. Весь день внимают клены детям, Когда ж мы ночью лампу жжем И листья, как салфетки, метим, Крошатся огненным дождем. Тогда, насквозь проколобродив Штыками белых пирамид, В шатрах каштановых напротив Из окон музыка гремит. Гремит Шопен, из окон грянув, А снизу, под его эффект Прямя подсвечники каштанов, На звезды смотрит прошлый век. Как бьют тогда в его сонате, Качая маятник громад, Часы разъездов и занятий, И снов без смерти, и фермат! Итак, опять из-под акаций Под экипажи парижан? Опять бежать и спотыкаться, Как жизни тряский дилижанс? Опять трубить, и гнать, и звякать, И, мякоть в кровь поря, опять Рождать рыданье, но не плакать, Не умирать, не умирать? Опять в сырую ночь в мальпосте Проездом в гости из гостей Подслушать пенье на погосте Колес, и листьев, и костей? В конце ж, как женщина, отпрянув И чудом сдерживая прыть Впотьмах приставших горлопанов, Распятьем фортепьян застыть? А век спустя, в самозащите Задев за белые цветы, Разбить о плиты общежитий Плиту крылатой правоты. Опять? И, посвятив соцветьям Рояля гулкий ритуал, Всем девятнадцатым столетьем Упасть на старый тротуар. (Автор: Борис Пастернак )
  • Ты успокой меня, Скажи, что это шутка, Что ты по-прежнему, По-старому моя! Не покидай меня! Мне бесконечно жутко, Мне так мучительно, Так страшно без тебя!. . Но ты уйдешь, холодной и далекой, Укутав сердце в шелк и шиншилла. Не презирай меня! Не будь такой жестокой! Пусть мне покажется, Что ты еще моя!. . Александр Вертинский
  • Эдуард Асадов
  • Здравствуй, дорогой любимый Фюрер! Пишет тебе русский мальчуган, Сколько лет промчалось, как ты умер, А у нас — всё тот же балаган! Всюду негры, геи, мусульмане, Мир погряз в разврате и крови, А размякший белый — на диване, Тупо смотрит спорт и MTV … Вымирают страны Белой Расы, В них цветных завозят, всех подряд, В Лондоне, в Париже — пидарасы, А в Берлине — вечный гей — парад! И у нас дела ничуть не краше, Что в Москве, что дальше –дело швах, Правит ЗОГ. Славяне — у параши, Ну, ещё в забое, да в гробах! И хоть мрёт народ от жизни сраной, Но, как голем, с радостью готов, Вечно помнить «подвиг» ветеранов, Тех, что от Тебя спасли джудов! Немцы платят дань израильтянам, Мы, славяне, платим дань Чечне, Проще сдаться инопланетянам, Чем с позором жить в таком говне! В общем, где ни плюнь — кругом евреи, Захватили каждую страну, Дедушка! Возьми меня скорее, В Антарктиду, или на Луну! Я прошу френдов, в Мейл. Ру и Твиттер, Разместите копию письма, Дорогой, родимый Деда Гитлер! Возвращайся! Мир сошёл с ума! *********** Мы, русские, очень нежные, Пальни по нам из травматики — мы и помрем. Чьи-то друзья придут на Манежную И устроят погром. Потому что конкретно по жизни Наши русские существа Чрезвычайно склонны к фашизму, Как давно установил центр «Сова» . А лица кавказской национальности По строению своего организма — Напротив — склонны к интернациональности И антифашизму. Как увидит русский фашист кавказца, Сразу плетет вокруг него интриги. А если тот не поддается на провокации, Начинает кидать в него зиги. Это подло зигами кидаться, Можно попасть человеку в глаз. И тут, отложив свою толерантность, Кулаки сжимает Кавказ. Антифашисты фашистов всегда побеждали, Вот русский лежит с простреленной головой. С его стороны конфликт был национальный, С противоположной стороны — бытовой. И милиция тоже за антифашистов, Они вспомнят битву под Курской дугой, Поглядят на их смелые, честные лица И отпустят с почетом в горы, домой. Но пока еще обезврежены Далеко не все провокаторы, И волнуется площадь Манежная, И твердят «Погром» комментаторы. Вот они шагают — русские фашисты, Стройными рядами навстречу судьбе. Двоечники, троечники и хорошисты Из 10-го «А» и 9-го «Б» . Многих из них в тюрьму посадят За то, что они — фашистские сволочи, На Манежной площади нагадили И сломали китайскую силиконовую елочку. Поздравляю с наступающим Новым годом! И желаю трудящимся по мере сил, Чтобы каждый был со своим народом, Где его народ с другим народом стрелку забил. Только помните, что мы очень нежные, Мы подвластны резиновым пулям и острым ножам, По весне расцветают наши трупы-подснежники По большим затаившимся городам. И когда наши тела расцветут над свалками Теплым светло-розовым цветом, Мимо них пролетит кавалькада джипов с мигалками, Салютуя из золотых пистолетов. ****************** В телеящике те же гондоны Всё на те же трибуны полезли Возводить своего лысогнома Во влагалище ихнего съезда Не стоит вертикальное чудо, Властью тело пронзая России, Потому что собрались Иуды И меж ними не видно Мессии. Жаль страну, что всё боле безлюдна, Где воруют и правят бездарно. Потому мне грязна и паскудна Эта власть нефтяных наркоманов. Эта власть голубого экрана, На котором одни пидорасы, Эта власть нас доставшего клана, И молчанье народа безгласого. В нашем воздухе спертом и душном Вновь воспрянет зловонье вчерашнее В одобрении единодушном Все того же партийного шабаша. Губы я искусал в нетерпении. Ничего для себя мне не надо. Дай мне, господи, видеть мгновение То, когда вы подохнете, гады!
  • На небе Солнце так похоже на очертания огня, и тихо шел шепча прохожий слова что слышал от меня, он проходил ряды окошек и огибал знакомый дом, спугнул мяукавших он кошек, он шел и думал о таком великом и прекрасном мире, о назначении его, и он уснул в своей квартире, устав от этого всего…
  • Читай рубаи Саади. Или Низами Гянджеви. Очень хорошо и кратко писали.



Следующий: