Историческая пропедевтика в работах К. Д. Ушинского и С. И. Гессена


Методическая система школьной
исторической пропедевтики складывалась
постепенно. Ее становление происходило в
середине XIX – начале ХХ в. Формировалось понятие
исторической пропедевтики, определялось ее
место в школьном курсе истории, оформлялись
основные компоненты методической системы. В
последующие годы содержание компонентов
неоднократно менялось, тем не менее, идеи,
положенные в основу начального обучения истории
в школе в то время, остаются актуальными и
сегодня.

Впервые идея предварительного
(пропедевтического – подготавливающего)
обучения была изложена Я. А. Коменским [2, 3]. В его
четырехступенчатой школе первая ступень –
“материнская школа” должна была обеспечить
необходимую “чувственную” подготовку ребенка к
обучению, развить воображение, память, речь.
Приступая к изучению наук, считал Я. А. Коменский,
ребенок уже должен иметь представление об этих
науках. В конце XVIII – начале XIX в. И. Г. Песталоцци и
его последователями обосновывалась теория
элементарного обучения, через которое
осуществляется подготовка учеников к
систематическому учению [4, 5]. В первой половине XIX
в. идеи И. Г. Песталоцци распространяются в
России.

Научно-методическое оформление
отечественная школьная пропедевтика получает в
1860-е гг. в работах К. Д. Ушинского. Он считал, что
пропедевтическое обучение должно предварять
изучение систематического курса. В
структурно-организационном плане идеальным
вариантом было бы выделение в начальном
образовании элементарной школы как отдельной
ступени
, но, учитывая реальность России 60-х гг.
XIX в., К. Д. Ушинский признавал возможным введение
лишь двухлетнего пропедевтического обучения.
Оно должно было основываться на овладении родным
языком, на предварительном знакомстве с будущими
предметами систематического школьного курса, в
том числе историей. Эти предметы начинали
изучаться с 3 класса, поэтому предваряющий их
пропедевтический курс должен был осуществляться
в 1 – 2 классах. Психолого-педагогическую
готовность ребенка к систематическому учению К.
Д. Ушинский считал главным фактором для начала
обучения [7]. В соответствии с этим он выстраивал
методические требования к преподаванию.

Пропедевтический курс рассматривался
К. Д. Ушинским как интегрированный. Он писал о
том, что разнообразие предметов первоначального
обучения возможно только при условии, чтобы в нем
не было никаких отдельных предметов, а все
сливалось в одно разумное воздействие взрослого
лица, дающего пищу деятельности детей и
направляющего всю эту разнообразную
деятельность [7]. Идея интеграции отдельных
областей научного знания – русского языка и
литературы, естествознания, истории – была
заложена в “Детский мир”, который изначально
предназначался в качестве книги для чтения в
младших классах средней школы (гимназии и
уездные училища). Отечественной истории в нем
посвящены раздел “Первое знакомство с Родиной”
в первой части и раздел “Из русской истории” –
во второй [6]. Исторические разделы “Детского
мира” состоят из рассказов, дающих отдельные
сведения из политической истории, истории
культуры Российского государства, изложенных в
хронологическом порядке. К. Д. Ушинский начал
переработку “Детского мира” для начальной
школы, но работа не была закончена. Развивая идею
интегрированного обучения в начальной школе, К.
Д. Ушинский писал, что при слиянии различных
предметов в один пропедевтический курс не должна
быть утеряна индивидуальность отдельных наук,
что обучение такому курсу может осуществлять один
педагог
, а не учителя-предметники.

К концу XIX в. идея отделения
пропедевтического обучения от систематического
окончательно утвердилась в методической
литературе. С. И. Гессен пропедевтический курс
истории в начальной школе рассматривал как
первую естественную ступень обучения,
подготавливающую школьников к восприятию
истории [1]. Он считал, что такой курс
отечественной истории в начальной школе и
систематический курс – в средней должны
отличаться не столько по объему, сколько по
способу и задачам преподавания. Таким образом,
идея концентризма исторического образования
рассматривается С. И. Гессеном, начиная с
исторической пропедевтики.

Пропедевтический курс К. Д. Ушинский
видел как элементарный. Понятие
элементарного обучения было введено И. Г.
Песталоцци. Элементарным считалось такое
обучение, когда первоначально учеником должны
быть освоены элементы знания посредством
деятельной интуиции. Только после того, как
каждый элемент понят учеником, найден в
окружающей действительности, соотнесен и
применен к жизни, только после этого можно
перейти к изучению следующего элемента. В
системе К. Д. Ушинского элементарный характер
обучения, в том числе и истории, проявляется в
постепенном усложнении учебного материала,
когда одни и те же исторические события
рассматриваются несколько раз, но на более
высоком уровне осмысления. Изучение истории
должно идти от конкретного к отвлеченному, от
представления к мысли. Оно должно быть
непрерывным, от элемента к элементу.

Иную точку зрения на характер
пропедевтического курса истории высказывал С. И.
Гессен. Он видел в любом элементарном курсе
краткое, но последовательное изложение истории,
с соответствующим набором понятий, фактов и
причинно-следственных связей между ними. Все это
в целом, по мнению С. И. Гессена, делало
элементарный курс сокращенным систематическим
курсом истории, что противоречит задачам
пропедевтики. С. И. Гессен ввел понятие “эпизодический
курс
”, пропедевтический характер которого
определяется тем, что в эпизодическом курсе
эпизод должен быть не только пронизан научной
системой, быть к ней устремлен, но не
преждевременно в нее превращаться. Научная
система должна быть видна учителю, но скрыта от
ученика [1].

Целью пропедевтического курса и К. Д.
Ушинский, и С. И. Гессен считали незаметное
введение детей в науку через окружающие их и уже
знакомые им образы действительности.
Пропедевтический курс должен привести в систему
и помочь детям уяснить те сведения, которые уже
приобретены ими непосредственно из самой жизни.
Второй составляющей цели пропедевтического
курса является подготовка школьников к
систематическому учению, которая осуществляется
через развитие внимания, памяти, воображения,
мышления, формирование умения самостоятельной
учебной работы.

Сущность элементарного
пропедевтического курса К. Д. Ушинский определял
следующим образом: ребенок способен к усвоению
конкретных образов, но не способен не к
отвлеченности, ни к последовательности, которая
требуется для изучения истории. Конкретные
образы, воспринятые детьми, только впоследствии
могут служить материалом для постройки
обширного исторического здания. Чем прочнее этот
материал ляжет в душу ребенка, чем свободнее
ребенок им овладеет, чем ярче, определеннее будут
эти образы, тем легче, удобнее и скорее пойдет со
временем изучение истории. Формирование
первоначальных исторических представлений и
понятий
(конкретных образов по К. Д. Ушинскому)
определяет отбор содержания элементарного
обучения истории. Это – отдельные, яркие,
образные и достаточно подробные рассказы по
отечественной истории
, изложенные в
хронологическом порядке. Чтение их, связываемое
рассказом преподавателя, по мнению К. Д.
Ушинского, позволяет пройти краткую историю
России, приучить учеников к связному изложению
истории, ознакомиться с историческими понятиями
и, таким образом, осуществить подготовку к
изучению истории [8].

Сущность эпизодического курса С. И.
Гессен раскрывает через его задачи:
пропедевтическое обучение истории направлено не
на то, чтобы заинтересовать детей занимательным
рассказом, но в том, чтобы путем наблюдения
окружающих их памятников старины
(этнологических, археологических, произведений
живописи и литературы) воспитать в них умение
ставить и разрешать исторические вопросы
в
том, что говорит данный памятник как исторический
источник
, как его исторический анализ
воссоздает жизнь минувших поколений, в каком
взаимоотношении находятся между собой техника и
хозяйство, торговля и государственность,
воинское дело и сословное расслоение общества,
умственная культура и искусство. Показать, как
передается культура
от народа к народу, от
сословия к сословию, как наслаивается культура
на культуру, – это значит не только дать
почувствовать ребенку необходимость исторического
процесса
, конкретность исторического
времени
, привить ему вкус к постижению
индивидуального как незаменимого этапа
современного существования, но и подвести его к
сознанию основных элементов (“факторов”)
культурно-исторической жизни (техники,
хозяйства, государства, права, науки, религии,
искусства) и воспитать в нем стремление
систематически ознакомиться с культурным
развитием родного и соседних народов, в его
непрерывной полноте, чтобы тем самым разрешить
для себя вопросы, которые анализ эпизодов только
ему поставил. Эпизодический курс, реализующий
такой широкий круг задач – образовательных,
развивающих, формирующих мировоззрение и
ценностные ориентации – не может, по мнению С. И.
Гессена, основываться только на историческом
материале. Интеграция истории, этнографии,
искусства и обществознания должна определять
отбор содержания такого пропедевтического
курса.

В системе К. Д. Ушинского основными
методическими приемами выступают рассказ
учителя
и фронтальная беседа, развитию
логического мышления способствует эвристическая
беседа
. Особая роль в элементарном
пропедевтическом курсе отводилась повторению,
которое рассматривалось как система, цель
которой предупреждение забывания изученного.
Оно должно быть непрерывным. Осуществление
пропедевтического курса, каким его видел С. И.
Гессен, предполагало использование “живого
диалога”
, в котором ученик подробно
обосновывает свой внутренний вопрос, и в котором
он умеет защищать свое понимание предмета.
Выражением пропедевтического курса выступает
обнаружение “проблематического” в явлениях
окружающей действительности; должны
присутствовать в обучении элементы исследования,
в частности, при работе с историческими
источниками.

Оба исследователя считали, что
предварительное обучение должно быть наглядным,
строиться не на отвлеченных представлениях и
словах, а на конкретных образах, непосредственно
воспринимаемых ребенком. Средствами
обеспечения наглядности обучения выступают
разного рода иллюстрации, макеты, карты. С. И.
Гессен различал два понятия наглядности:
понятие, введенное Я. А. Коменским – наглядность
пассивная, “эмпирическая”, иллюстративная, и
понятие, введенное И. Г. Песталоцци и И. Г. Фихте –
наглядность, смысл которой не столько в
пассивном восприятии ее учеником, сколько во
внутренней активности мышления учащегося в
процессе познания им предмета. Ученик должен
почувствовать, интуитивно “пережить” скрытую в
предмете его научную проблематику и уловить то
направление, в котором эта проблематика может
быть разрешена. Наглядность заключается в том,
чтобы обучать больше того, чему видимо обучаешь.

Основной организационной формой
пропедевтического обучения К. Д. Ушинский
определял урок, но не настаивал на жестком
ограничении его длительности. Время занятия
должно определяться как необходимостью решения
конкретной задачи учителем, так и возможностями
учеников. В условиях интегрированного
преподавания пропедевтического курса, при
организации разнообразия видов деятельности, и
периодической их смены (беседа, рисование,
чтение, пение и т.д.), занятие может продолжаться
до полутора часов. При обучении в начальной школе
К. Д. Ушинский допускал возможность организации дифференцированного
обучения
, при условии, если учитель умеет,
занимаясь с одной группой сам, дать двум другим
полезное самостоятельное упражнение. К. Д.
Ушинский выступал против домашних заданий в
начальной школе. При первоначальном обучении
дети должны исполнять все свои уроки в классе под
контролем и руководством учителя. Ребенка нужно
сначала научить учиться, и только потом поручать
это дело ему самому. При отсутствии домашнего
задания уроки не мешают ребенку развиваться вне
школы, учитель может корректировать собственные
ошибки в преподавании, изучать ребенка; ребенок
выучивается учиться под руководством
наставника. Деятельность преподавания и учения,
таким образом, оказывается взаимосвязанной.
Школа, по мнению К. Д. Ушинского, разделяет и
организует труд учителя и учеников: она требует,
чтобы дети, по возможности, трудились
самостоятельно, а учитель руководил этим
самостоятельным трудом и давал для него
материал. Организуя учение ребенка, учитель
готовит его к жизни. Он должен научить видеть
предметы и явления со всех сторон и в среде тех
отношений, в которые он поставлены. Осуществляя
первоначальное обучение, учитель должен сделать
серьезное занятие занимательным для ребенка, в
то же время отделяя учение от игры. Задача
учителя – сформировать осознанное серьезное
отношение ученика к своим обязанностям, приучить
ребенка любить свои обязанности и находить
удовольствие в их исполнении.



В 1860-е гг. К. Д. Ушинским и в начале ХХ в.
С. И. Гессеном были выдвинуты и обоснованы идеи,
положенные в основу формирования методической
системы современной исторической пропедевтики.

Целью начального, пропедевтического,
обучения К. Д. Ушинский видел подготовку детей к
изучению отдельных школьных предметов. Он
считал, что такое обучение должно осуществляться
в рамках отдельной ступени школы. С. И. Гессен,
развивая идею К. Д. Ушинского, обосновывал
выделение пропедевтического обучения не только
как отдельной ступени, но и как концентра
обучения. Пропедевтический курс по С. И. Гессену
должен отличаться от систематического не только
организационно, но и по содержанию компонентов
методической системы – целям, задачам, методам,
формам и средствам, результатам обучения. Оба
автора, определяя цели пропедевтического курса,
исходили, прежде всего, из психологических
особенностей возраста: уровня развития и
особенностей мышления, сознания младших
школьников.

И К. Д. Ушинский, и С. И. Гессен считали,
что пропедевтический курс необходим именно в
начальной школе, но характер его определялся ими
по-разному. Следуя сложившейся в российской
школе традиции, К. Д. Ушинский видел
пропедевтический курс элементарным. С. И. Гессен,
усматривая в элементарности наличие целостной
системы и считая такое обучение преждевременным
(систематическим по сути, хотя и упрощенным),
выдвинул идею эпизодического курса рассказов по
отечественной истории. Новой в работе С. И.
Гессена явилась мысль о приоритете формирования
только первоначальных представлений и понятий, а
не собственно знания истории. Мотивацию изучения
предмета, развитие интереса к учению он ставит
первыми в ряду задач пропедевтического курса.



Отбор содержания по К. Д. Ушинскому,
должен осуществляться в соответствии с
возрастом учащихся; С. И. Гессен добавляет – и с
учетом задач исторической пропедевтики. Оба
автора придерживались мнения, что содержание
пропедевтического курса должно быть основано на
материалах отечественной истории, считая, что
родная история ближе и доступнее для понимания
младшими школьниками, чем всемирная.

Принципы отбора содержания К. Д.
Ушинский соотносит с результатами
пропедевтического обучения – формированием у
младших школьников представления о целостной
картине мира. Отсюда – идея межкурсовой
интеграции, понимаемая как объединение в едином
пропедевтическом курсе нескольких школьных
предметов. В работе С. И. Гессена речь идет как о
межкурсовой, так и о внутрикурсовой интеграции (в
курс истории интегрированы материалы
археологии, этнографии, культурологии,
источниковедения). С. И. Гессен указывает на
необходимость формирования через содержание
пропедевтического курса первоначальных
представлений об историческом пространстве,
движении, времени. И К. Д. Ушинский, и С. И. Гессен
указывают на необходимость подготовки
школьников к систематической учебной работе,
формирование способов деятельности, развитие
умений.

Оба исследователя основывают
начальное обучение истории на принципе
наглядности. Наглядность обучения, с одной
стороны, должна способствовать мотивации учения,
обеспечивать занимательность, поддерживать
интерес, с другой стороны, – способствовать
развитию мыслительной деятельности,
воображения, сознания.

Оптимальной формой организации
пропедевтического обучения К. Д. Ушинский видел
урок, в рамках которого достигается разнообразие
организационных форм деятельности учащихся: от
фронтальной беседы до дифференцированного
обучения.

Таким образом, во второй половине XIX –
начале ХХ в. в методической литературе
поднимались проблемы, характерные и для
современного исторического образования.
Методисты того времени указывали на
необходимость отделения пропедевтического и
систематического обучения истории, на выделение
исторической пропедевтики как отдельной ступени
– концентра школьного образования. В
соответствии с этим оформлялась методическая
система начального исторического образования.



Сегодня историческая пропедевтика
осуществляется в рамках образовательной области
“Окружающий мир”. Пропедевтический курс
истории преподается в течение двух лет. Как и в
60-е гг. XIX в. одной из основных проблем
преподавания является соотнесение объема,
сложности и трудности учебного материала с
возможностями учеников начальной школы. К. Д.
Ушинский предлагал вариант решения этой
проблемы через разнообразие деятельности
учеников на уроке, дифференциацию обучения,
смену видов деятельности, отбор содержания
обучения, регулирование длительности урока. В
современной школе проблема снижения учебной
нагрузки решается за счет уменьшения плотности
учебного процесса и доступности учебного
материала, понимаемой как легкость постижения
основ соответствующей науки на заданном уровне
обучения. Содержание пропедевтических курсов
отражает тенденцию к интеграции учебных
предметов в начальной школе. Линии интеграции:
история – обществознание; история –
естествознание; история – обществознание –
естествознание. Интеграция понимается как на
уровне межкурсовых связей при сохранении
индивидуальности содержания и методов отдельных
наук, и как интеграция, результатом которой
является отдельный курс, представляющий систему
с единой методологией и методикой, основанную на
материалах разных школьных предметов.
Пропедевтические курсы характеризуются
внутрикурсовой интеграцией по содержанию
обучения. Одни курсы основаны на эпизодическом
изложении отечественной истории, на интеграции
отечественной и всеобщей истории. Второе
направление внутрикурсовой интеграции –
совмещение исторического учебного материала и
сведений об исторической науке. Внутрикурсовая
интеграция обеспечивает реализацию на практике
принципа вариативности содержания обучения;
методика курсов обеспечивает его личностную
направленность (методы развивающего обучения;
элементы проблемного, исследовательского
методов; рациональное сочетание репродуктивных
и продуктивных элементов в обучении).
Методическая система курсов предполагает учет
возрастных особенностей учащихся, обеспечивает
постепенный переход от игровой деятельности к
учению и, далее, подготовку ребенка к
деятельности в условиях средней школы. В
пропедевтических курсах истории с авторских
позиций разрешается вопрос о сбалансированности
между поисковой и исполнительской частью
учебной работы, коллективными и индивидуальными
формами организации деятельности учащихся в
процессе обучения.

Как и в начале ХХ в. методическая
система современной исторической пропедевтики
строится на основе психолого-педагогических,
возрастных особенностей детей младшего
школьного возраста. Отсюда основными принципами
ее построения являются занимательность и
наглядность. Особое внимание при построении
пропедевтических курсов уделяется развитию
мотивации, “подготовке детей к жизни”, т.е.
формированию целостной картины мира, способов
деятельности, аксиосферы школьника.

Соотносятся с современными и
результаты, к которым стремилось начальное
историческое обучение в начале ХХ в. Ребенок,
окончивший пропедевтический курс, должен
перейти к систематическому обучению, не
испытывая затруднений в учении, не потеряв к нему
интереса, его общее развитие должно
соответствовать новым задачам, характерным для
средней школы. У ребенка должно быть
сформировано общее представление об
историческом процессе и окружающем его
современном мире, он должен уметь учиться, иметь
систему ценностей и ориентаций, соответствующую
его возрасту.

Литература:

  1. Гессен С.И. Основы педагогики. Введение в
    прикладную философию. М. 1995.
  2. Коменский Я.А. Великая дидактика // Избранные
    педагогические сочинения. Т. 1. М. 1982.
  3. Коменский Я.А. Материнская школа // Избранные
    педагогические сочинения. Т. 1. М. 1982.
  4. Песталоцци И.Г. Как Гертруда учит своих
    детей // Избранные педагогические сочинения. Т. 1.
    М. 1981.
  5. Песталоции И.Г. Лебединая песня // Избранные
    педагогические сочинения. Т. 1. М. 1981.
  6. Ушинский К.Д. Детский мир и хрестоматия //
    Собр. Соч. Т. 5. М. 1948.
  7. Ушинский К.Д. Методика начального обучения //
    Избранные педагогические сочинения. Т. 2. Вопросы
    обучения. М. 1954.
  8. Ушинский К.Д. Методические статьи и
    материалы к первому изданию “Детского мира” //
    Собр. Соч. Т. 5. 1948.



Следующий: