Использование технологии решения исследовательских задач при изучении рассказа А. П. Чехова Ионыч

Современная школа должна сформировать целостную систему не только универсальных знаний, умений и навыков, но и систему самостоятельной деятельности и личной ответственности обучающихся, то есть ключевые компетентности, определяющие качество образования. Именно такой подход в обучении даст ученику способ деятельности, применимый в любой сфере жизни.

Деятельностный подход всегда противостоит информационному и позволяет ученику получить новое содержание самостоятельно, как результат собственного труда: будь то решение незнакомой задачи, исследование нового объекта или же понимание текста.

Чтобы самостоятельно рассматривать идеи, необходимо обладать высоким уровнем теоретического мышления и видения наблюдаемой и изучаемой действительности. Именно эта деятельность является самой трудной для учащихся и именно этой деятельности необходимо помочь сформироваться.

Учеников следует обучать законам «правильного» мышления, мышления, обеспечивающего нахождение истины, обоснованное и аргументированное. И делать это следует с учётом особенностей предмета. Так как спецификой литературы является соединение науки и вида искусства, то наша задача – суметь найти такой вид учебной работы, который позволил бы учащимся реализовать свои способности и овладеть активными способами мыслительной деятельности.

С нашей точки зрения, этим требованиям соответствуют учебные задачи исследовательской направленности, поэтому мы занимаемся внедрением технологии решения исследовательских задач в учебный процесс. Цель данной технологии — интеллектуально-познавательное усвоение заданного предметного материала.

Сущность исследовательских задач — добывание знаний через учебную деятельность и развитие мышления. Используются такие задачи всегда там, где возникает проблемная ситуация, где наличных знаний недостаточно и надо их либо переосмыслить, либо включить в другую знаковую систему, которая требует их нахождения, а затем применения в нестандартной ситуации.

Формула исследовательской задачи традиционна: У→ В →(Р), где У – условие, В – вопрос, на который предстоит искать ответ, а Р – решение и результат. Но вопрос для такой задачи должен быть парадоксальным, не дающим ответа сходу. Ещё древние философы говорили, что «лучшее знание – это знание, усвоенное в форме вопроса», поэтому одним из важных умений мы считаем умение задавать «правильные» вопросы и искать на них ответы.

В процессе решения исследовательской задачи развиваются такие умения учащихся, как способность отвечать на эвристический вопрос; осмысливать проблемную ситуацию; выдвигать, обосновывать и проверять гипотезу; находить новый способ преобразования текста; продумывать план решения исследовательской задачи; самостоятельно выбирать объем информации. Всё это можно посмотреть на примере изучения рассказа А. П. Чехова «Ионыч».

Технология решения исследовательских задач позволяет широко использовать систему творческих заданий, развивать общеучебные умения и навыки, осуществлять выбор домашнего задания разных уровней сложности, предъявлять результат деятельности частично или полностью в форме исследования, компиляции, графиков, схем, таблиц, сочинения, дискуссии, словесной дуэли, создания собственной системы заданий и т.п.; осуществлять межпредметные связи, организовывать индивидуальную или групповую работу с текстом.

Введение в педагогические технологии элементов исследовательской деятельности учащихся позволяет нам не столько учить, сколько помогать учиться своим воспитанникам, направлять их познавательную деятельность, формировать целостную личность.

Знакомясь с методическими работами, рассматривающими исследовательские задачи, мы не встретились со способами их решения. Связано это с тем, что, во-первых, задачи могут иметь разные варианты ответов, во-вторых, они индивидуализированы, так как каждый, решающий исследовательскую задачу, находит свойственный только ему способ мыслительной деятельности в поисках искомого результата. Тем не менее, мы решили продемонстрировать некоторые механизмы работы с такими задачами.

Обратимся для примера к рассказу А. П. Чехова «Ионыч».

При изучении творчества А. П. Чехова учащимся 11 класса было предложено рассмотреть идейно-художественное своеобразие рассказа «Ионыч», а затем ответить на вопрос, почему произведение называется именно так, а не иначе. Ни одного достойного ответа не было: учащиеся характеризовали героя, систему образов произведения, мастерство писателя, но ничего из рассмотренного ими не привело к ответу на поставленный вопрос. Получилось, что ребята отвечали на другие вопросы, а не на заданный.

Тогда ученикам было предложено решить исследовательскую задачу: Почему рассказ А. П. Чехова называется именно «Ионыч»?

Цель: получить конкретный ответ.

Сверхцель:

  • увидеть объект исследования с другой стороны;
  • представить стилистическую манеру писателя;
  • пропедевтика драматургии А. П. Чехова.

На 1 ЭТАПЕ работы происходит выдвижение версий:

  • в основе наименования находится разрушенная экспликация;
  • в основе наименования находится антропоним.

На этом этапе уместно дать объяснение терминологии:

  • «антропоним» — от греч. аnthropos – человек + onуma – имя = собственное имя людей: имя, отчество, фамилия, прозвище, псевдоним;
  • «экспликация» - от франц. еxplicite – явный, определённо выраженный, от лат. еxplicitum – явно выраженный, развёрнутый.

На 2 ЭТАПЕ работы проводим деконструкцию наименования, исходя из внешней синонимии, переведём известную школьникам информацию в другую и получим:

Авторское наименование Использование антропонимов Введение экспликации
«Ионыч» «Старцев Дмитрий Ионыч»;
«Старцев»
«Доктор Старцев»;
«Земский врач Старцев»;
«Ионыч – врач»;
«Земский врач»

На 3 ЭТАПЕ произведём проверку версий:

Версия 1. По традиции классической литературы в заглавии может находиться имя героя с обозначением рода деятельности: «Мельмот-скиталец», «Паломничество Чайльд-Гарольда», «Бедная Лиза». Таким образом, название произведения может отражать то, о ком пойдёт речь в дальнейшем, расширяя характеристику героя, но уже в конце 18 – начале 19 веков от этой традиции стали отказываться: просто «Бригадир», «Евгений Онегин», «Ревизор», «Тарас Бульба» и т.д. (то есть в наименовании оставалось или имя, или род деятельности героя. Но обратившись к тексту рассказа, мы не получим информации о том, что для автора так важен был профессиональный уровень доктора Старцева. Данная версия оказывается не отвечающей на заданный вопрос (ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ).

Версия 2. Приём говорящей фамилии очень часто помогает определить некую заданность образа героя. НАБЛЮДЕНИЕ над использованием антропонимов и опора на жизненный опыт ребят позволили выяснить, при каких условиях возможно обращение к индивиду только по отчеству: обязательно быть в близких отношениях с человеком и уважать его или же, наоборот, выказывать своё неуважение, фамильярничать (Петрович, Гавриловна и т.п.). Но такой вывод привёл лишь к ПРОТИВОРЕЧИЮ: в тексте нет доказательств того, что кто-то уважительно или амикошонски относится к Старцеву, более того, удивление вызывает и выбор самого отчества (появление ПОДЗАДАЧИ). Имя Иона связано с библейским героем, который всё терпел и терпел удары судьбы – Ионыч Чехова таковым не является: не было в его жизни каких-то особенно тяжёлых испытаний. Таким образом, следует думать, что приём говорящей фамилии здесь мало что даёт и уж, конечно, не решает нашу проблему (ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ).

Далее, обратившись к сюжетной канве текста, можно прийти к следующему умозаключению: антропоним Ионыч отображает процесс опрощения героя – превращение молодого, полного сил и желаний доктора Старцева в некое существо, более напоминающее опустившееся, угрюмое, чванливое подобие человека.

4 ЭТАП. УСЛОВНЫЙ ВЫВОД: на этом этапе кажется, что вопрос нашёл своё решение.

5 ЭТАП. Но вот тут-то и возникает парадоксальная ситуация: во-первых, в дневниках А.П.Чехова есть первые наброски рассказа «Ионыч», в которых действие ведётся от первого лица. Герой всегда про себя говорит «я». Но какой же нормальный индивид будет признаваться в том, что он опустился, и заниматься публичным самобичеванием? И только в следующих версиях текста повествование перешло к третьему лицу, что позволило автору быть беспристрастным, глядеть на своего героя со стороны. Во-вторых, нельзя не заметить, что имя Иона у нас не такое уж и частое, и во времена А.П.Чехова немногие мужчины носили его. А ведь изучая произведение, мы всегда ссылаемся на типичность образов и типичность жизненных ситуаций. В этой связи традиционней было бы назвать Старцева Иванычем, Петровичем и т.п.! Почему же А.П.Чехов этого не сделал?

6 ЭТАП: Таким образом, учащиеся пришли к умозаключению, что на сюжетно-речевом (содержащем сюжетно-фактическую информацию) уровне организации текста данная задача не имеет решения (ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ), поэтому была выдвинута версия поиска ответа на композиционно-речевом (содержащем концептуально-подтекстовую информацию) уровне организации текста.

7 ЭТАП. РЕФЛЕКСИЯ.

Обращение учащихся к НАБЛЮДЕНИЮ над текстом, но уже с новой целью: проследить за тем, как автор называет своего героя на протяжении всего повествования, и составить запись (ФИКСАЦИЯ наблюдений), показывающую соотношение имен собственных – имен нарицательных – местоимений.

Выписки из текста Комментарий
1 часть.
И доктору Старцеву, Дмитрию Ионычу, земскому врачу
Как интеллигентному человеку
Такой приятный гость
Он
Старцев Итого:
Собственное – 7 раз
Нарицательное – 4 раза
Местоимение – 14 раз
и он – 1 раз
В первой части рассказа, когда автор представляет своего героя читателю, он старается показать молодого человека, полного сил, надежд, стремлений; ему нравится его занятие, он способен развлекаться, с удовольствием ходит пешком, напевая. Он способен «чувствовать весну», интересоваться людьми, воображать различные картины и, будучи интеллигентным человеком, пытаться воспринять искусство. И хотя ему не всё нравится, он готов согласиться с мнением окружающих о талантах семейства Туркиных. Словом, он ещё «не пил слёз из чаши бытия».
НО есть здесь и то, что настораживает читателей: бессознательное (поддаваясь общему увлечению) присоединение Старцева к гостям Туркиных, которых автор никак не называет, используя местоимение «все». У них нет имени, потому что их самих нет: разве можно про нормальных живых людей говорить, что им в «глубоких креслах было ПОКОЙНО», «слушать было приятно, удобно, и в голову шли все такие хорошие, ПОКОЙНЫЕ мысли». Жизнь была там, где-то в саду, где пели «Лучинушку», а не в доме Туркиных. («Прекрасно!» – сказал и Старцев…)
Вывод:
личность вступила во взаимоотношения с «безличностной средой»
2 часть.
Старцев
Необыкновенный, удивительный доктор
И он
К лицу ли ему, земскому доктору, умному, солидному человеку…
И он вообразил самого себя мёртвым, зарытым здесь навеки, и он на минуту подумал…(Старцев о себе)
он
Итого:
Имя собственное – 13 раз
Имя нарицательное – 3 раза
Он – 14 раз

И он – 4
Эта часть сразу выстраивает дилемму:
Жизнь людей – кладбище (здесь его колыбель, где НЕТ ЖИЗНИ, нет и нет, но…в каждой могиле чувствуется присутствие тайны, обещающей ЖИЗНЬ, тихую, прекрасную, вечную). Казалось бы, странно, что герою так понравился этот кладбищенский мир, что ему здесь так комфортно. У героя ещё есть выбор, но автор замечает, что Старцев лишь на минуту подумал, что это не покой и не тишина, а глухая тоска небытия, и ставит в конце фразы многоточие. («И точно опустился занавес». Представление о жизни закончилось или изменилось?)
Замечание: в разговоре Старцева с Екатериной Ивановной о литературе упоминается имя модного в среде «смело мыслящей молодёжи» (потому что его запрещали) писателя Писемского. Котик прочитала его произведение «Тысяча душ», но сказать о нём ничего не может, так как запомнила лишь «смешное» отчество автора: Алексей Феофилактыч (что это? предостережение автора?)
Вывод: «Безличностная среда», как трясина, поглощает героя.Фиксируется это на уровне морфологии: всё реже употребляется имя собственное, всё чаще – местоимение (Старцев – он).
НО всё чаще рядом с «ОН» стало появляться «И» – «и он».
3 часть.
Он
В голове какой-то холодный, тяжёлый кусочек рассуждал: «…ты дьячковский сын, земский врач…» (Старцев о себе)
И Старцев
И он
Дмитрий Ионыч
Добрый, благородный, умный человек, вы лучше всех (мнение Е.И.)
Итого:
Имя собственное – 7 + 6 (Д.И. – обращение Е.И.)
Имя нарицательное – 3 + 1
Он – 11 +7
И он – 2
Замечание: «Произнеся Дмитрий Ионыч», Екатерина Ивановна вновь «вспомнила Алексей Феофилактыч».
Попытка героя изменить свою жизнь не удалась:
Екатерина Ивановна отказалась выйти за него замуж (отвечая на предложение Старцева, она почему-то думала о том, как смешно зовут Писемского, а сравнение отчеств Феофилактыч и Ионыч, позволяет сделать вывод о том, что в её сознании на первом месте только забавное имя героя, а не он сам). Самолюбие Старцева оскорблено. И доктор сравнивает себя с актёром, исполняющим роль в любительском спектакле по маленькой пьесе.
Если не герой, а кто-то другой действует за него, то где же тогда он сам?
И почему-то рассуждает не человек, а какой-то «кусочек».
Вывод: личности нет, есть маска или некто неопределённый (может быть, даже предмет). Становится закономерным, что автор всё чаще называет его не по имени, а лишь через местоимение «он».
4 часть.
У Старцева
Он
И Старцев
«поляк надутый»
В.И. писала Дмитрию Ионычу
Доктор
Он и сам
И ему
И он
Вы представлялись мне таким идеальным, возвышенным (Е.И. о Старцеве)
И он
Итого:

Имя собственное – 14

Имя нарицательное – 3
Он – 26(автор)+ 12(другие)
И он – 2
Прошло время, и хотя обыватели всем своим видом раздражали Старцева, он стал одним из них: театр и концерты отверг, полюбил игру в винт, незаметно для себя «втянулся в новое развлечение» – считать деньги.
(Бывший доктор, бывший идеальный, возвышенный человек).
Словом, «живёт понемножку» и более ничего.
Сделав ужасное открытие о талантливости Туркиных, он более не бывает у них. Разорвана связь с «самой культурной семьей города С.» да и с самим городом.
«Огонёк в душе угас», – констатирует автор.
Вывод: личность исчезла, ВМЕСТО ИМЕНИ у героя только МЕСТОИМЕНИЕ 3 лица.
5 часть.
Старцев
Он
Не человек, а языческий бог
И он
Просто Ионыч
Итого:
Старцев –1,
Ионыч — 3
Имя нарицательное — 2
Он – 10+ 10
И он — 1
Перед нами некто, лишь отдалённо напоминающий нашего героя. Эта призрачная связь осуществляется лишь через единожды использованное здесь имя Старцева. Это уже «не человек», это просто Ионыч.

8 ЭТАП. ПЕРЕВОД ИНФОРМАЦИИ В ИНУЮ ЗНАКОВУЮ СИСТЕМУ.

Заполняем таблицу частотности употребления антропонимов, экспликации и местоимений.

Статистика
Объект 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть
Антропонимы (имена собственные) 7 раз 13 раз 7 (автор) + 6 раз (герои) 14 раз 4 раза
Экспликация (имена нарицательные) 4 раза 3 раза 4 раза 3 раза 2 раза
Местоимения 15 раз 18 раз 20 раз 40 раз 21 раз

Таким образом, из таблицы видно, что на протяжении всего текста идёт последовательное вымещение имён собственных и нарицательных. На смену им приходит чаще всего местоимение третьего лица.

Если преобразовать данные в графическую систему, то и она продемонстрирует рост употребления местоимений вместо имён существительных.

Закономерно, что наибольшее количество местоимений встречается в 4 части, так как именно там фиксируются произошедшие перемены с героем, а 5 часть можно рассматривать как эпилог: что случилось со Старцевым после того, как основной сюжет исчерпал себя.

9 ЭТАП. ЛОГИЧЕСКИЕ ЦЕПОЧКИ = РЕШЕНИЕ ЗАДАЧИ.

Воспроизводим авторскую модель определения героя:

  • Дмитрий Ионыч Старцев, доктор, земский врач;
  • дьячковский сын, интеллигентный человек, приятный гость, добрый, благородный, умный человек;
  • мертвый, холодный, тяжелый кусочек;
  • не человек, а языческий бог;
  • он;
  • и он → И + ОН + -ЫЧ- (аналогично «сыч», «хрыч») = ИОНЫЧ

Ассоциации: СЫЧ – перен. «угрюмый и нелюдимый человек» и ХРЫЧ – (прост. бран.) «старый человек, старик» легко накладываются на образ «поляка надутого» и стареющего (от фамилии Старцев) человека.

10 ЭТАП. Подведение итогов.

Таким образом, слово ИОНЫЧ, полученное нами в процессе рассуждения, не является антропонимом, оно обозначает человека, потерявшего свое ИМЯ, свою ЛИЧНОСТЬ, ставшего ТАКИМ ЖЕ, КАК ВСЕ.

Недаром в тексте знакомство с главным героем начинается с фразы «И доктору Старцеву, Дмитрию Ионычу…». С кем же связывает это «И» Старцева? В предыдущем фрагменте говорится о семействе Туркиных и об их гостях. Уже в первой части рассказа мы наблюдали, как, поддавшись общему порыву, герой присоединился к ним, думающим только об обильной и вкусной еде.

11 ЭТАП. РЕФЛЕКСИЯ.

И, вернувшись к началу работу, учащиеся вновь сравнивают авторское заглавие произведения и предложенные ими варианты:

Авторское заглавие Предложения учащихся
«Ионыч» – отображает результат обезличивания героя Ранее:
«Доктор Старцев»
«Земский врач»
«Дмитрий Ионыч Старцев»
«Дмитрий Старцев»
«Старцев»добавочно: «Иваныч», «Петрович» и т.д.
В каждом из этих названий заложено имя собственное или нарицательное, обозначающее личность, определяющее род занятий данной личности, а личности как таковой в действительности нет. Значит, это не соответствует замыслу рассказа и не отображает его лейтмотив.

ВЫВОД: решение исследовательской задачи позволяет учащимся увидеть процесс деградации личности героя рассказа А. П. Чехова «Ионыч» и убедиться в правильности положения о том, что главная мысль произведения находит своё отображение в его заглавии, а также отметить отличительные черты творческой манеры писателя.

В процессе решения этой задачи развиваются умения учащихся:

  • отвечать на эвристический вопрос;
  • осмысливать проблемную ситуацию;
  • выдвигать гипотезу;
  • обосновывать гипотезу;
  • проверять гипотезу;
  • находить новый способ решения;
  • продумывать план решения исследовательской задачи;
  • самостоятельно выбирать объем информации.

Общие выводы

Технология решения исследовательских задач позволяет: использовать систему творческих заданий; развивать общеучебные умения и навыки; осуществлять выбор домашнего задания разных уровней сложности; предъявлять результат деятельности частично или полностью в форме: исследования, компиляции, графиков, схем, таблиц, сочинения, дискуссии, словесной дуэли, создания собственной системы заданий и т.п.; осуществлять межпредметные связи; организовывать индивидуальную или групповую работу с текстом.

Использованная литература

  1. Дроздовский В.П., Левкин М.И., Егорова Г.И. Извечный вопрос «Как?..» (Анализ художественного произведения методом стилистического эксперимента). — Русский язык и литература в средних учебных заведениях Украины.- 1992, №1.
  2. Ксензова Г.Ю. Перспективные школьные технологии. – М.: Педагогическое общество России, 2001.
  3. Познавательные задачи в обучении гуманитарным наукам. Под ред. И.Я. Лернера. – М.: «Педагогика», 1972.

Следующий: