Интегрированный урок в 11-м классе Кровью сердца окропленные строки…

Цели урока:

Показать обучающимся
трагическую судьбу человека в тоталитарном
государстве; историю народного мученичества;
культ личности Сталина, уродующий людские души и
судьбы, создающий атмосферу подозрительности и
страха; политику беспросветной лжи, глумления и
издевательства над человеком; неприемлемость
античеловеческой, железной системы казарменного
социализма, страшного времени, когда человека
заставили, забыть, что он человек.

Воспитательная цель

: формирование
чувства патриотизма, гражданской позиции, любви
и уважения к русской литературе и истории страны.

Оборудование

: политическая карта
СССР, карта Кемеровской области, портреты Иосифа
Сталина, А.И.Солженицына, В.Т.Шаламова,
иллюстрации и материалы журналов, произведения:
“Архипелаг ГУЛАГ”, “Колымские рассказы”,
“Триумф и трагедия”, справки о реабилитации
репрессированных.

Основные понятия: “тоталитаризм”,
“культ личности”, “репрессия”, “ГУЛАГ”,
“командно-административная система”, “враг
народа”, “реабилитация”, “нравственность”,
“справедливость”, “совесть”, “ человеческое
противостояние”.

Ход урока

I. Работа над эпиграфом к уроку:

Солженицын первым осмелился сказать
правду о сталинщине, первым призвал и себя, и нас
не лгать…

Литературная газета за 7 июня 1989 года.

II.Чтение учителем литературы строк из
романа Дмитрия Волкогонова “Триумф и трагедия”:
“Сталин умирал, лёжа на полу в столовой на даче
в Кунцево, он уже не пытался встать, а лишь
изредка поднимал левую руку, словно прося помощи.
Никого рядом не было. Лишь через 11-12 часов
перепуганные медики были привезены к нему. Сам
факт такой смерти символичен. Вождь в нужную
минуту не смог получить помощь. И это он, почти
Бог, способный несколькими словами переместить
людей с одного края страны на другой?.. Медленно
угасая, Сталин ещё имел возможность оценить
косность той системы отношений, которую он так
долго создавал…”.

Вопрос к обучающимся: Что же это была
за система?

III. Одиннадцатиклассник даёт
историческую справку о “лагерной были
социализма”

(о масштабе и механизме узаконенных
репрессий, о поводах для них, о психологическом
состоянии людей, которые подвергались или могли
подвергнуться репрессиям).

IV.Словарная работа:

Тоталитаризм

(с латинского –
“весь, полный”) – модель
социально-политического устройства общества,
характеризующаяся полным подчинением человека
политической власти, всеобъемлющим контролем
государства над обществом. Тоталитаризм сводит
на нет малейшие проявления гражданского
общества.

Репрессия

– карательная мера,
исходящая от государственных органов.

V. Учитель истории рассказывает о
создании ГУЛАГа (Государственного уголовного
лагеря).

VI. Звучит строфа из лирического
произведения “Протокол обыска и ареста”:

Клок бумаги. Протокол.
Расписались понятые.
Дождь таких бумаг прошёл
В эти годы по России…

VII.Обучающиеся читают начало первой
главы “Арест” из опыта художественного
исследования “Архипелаг ГУЛАГ” Александра
Исаевича Солженицына, всемирно известного
русского писателя, лауреата Нобелевской премии,
испытавшего на себе весь ужас ГУЛАГа:

Как попадают на этот таинственный
Архипелаг?.. Те, кто едут туда умирать, должны
пройти непременно и единственно – через арест.
Арест!!! Сказать ли, что это перелом всей вашей
жизни? Что это прямой удар молнии в вас? Что это
невмещаемое духовное сотрясение, с которым не
каждый может освоиться и часто сползает в
безумие?”

VIII Слово учителя:

“В те страшные сталинские времена
“счастливчиком” оказывался тот, кто чудом
избежал ареста, тюрьмы, лагеря, казни…

Судьба этого человека как бы по
контрасту оттенила судьбы миллионов, которым
достался иной жребий… Быть насильственно
направленными в ГУЛАГ для использования как
бесплатной рабочей силы. Руками людей,
оказавшихся в ГУЛАГе, были построены новые
города на Севере и Дальнем Востоке, каналы,
железные дороги…”.

IX Работа с таблицей “ГУЛАГ (30-е гг. XX
в.)”.


На 1 мая 1930 г.

На 1 марта 1940 г.

Колоний и лагерей

279

536

Заключённых

171 251 человек

1 668 200 человек

X Рассказ учителя литературы: “Сам
автор определил “Архипелаг ГУЛАГ” как
“окаменелую нашу слезу”, реквием русской
Голгофе.

Нелёгкая судьба Солженицына похожа на
судьбы сотен тысяч советских людей, которым
довелось смотреть в глаза смерти не только на
фронтах Великой Отечественной войны, но и в
сталинских застенках и лагерях.

Одиннадцать лед хождений по мукам в
оцепленных колючей проволокой лагерях зловещего
“архипелага ГУЛАГ” — такова Голгофа писателя”.

XI. Чтение Посвящения к роману
“Архипелаг Гулаг”, в котором дана ужасающая
история народного мученичества, лагерная быль
социализма впервые раскрыта с такой полнотой и
беспощадностью:

Посвящаю
всем, кому не хватило жизни
об этом рассказать.
И да простят они мне,
что я не всё увидел,
не всё вспомнил,
не обо всём догадался.

XII. Обсуждение Посвящения к роману,
“написанному по долгу своего сердца, с
мастерством и тактом большого художника”
(Г.Бакланов).

XIII. Слово учителя литературы:

“Во вступлении к своему известному и
столь нашумевшему произведению А.Солженицын
писал: “Те же самые руки, которые завинчивали
наши наручники, теперь примирительно выставляют
ладони: “Не надо!.. Не надо ворошить прошлое!.. Кто
старое помянет – тому глаз вон!” Однако
заканчивает пословица: “А кто забудет, тому
два!”
Каково ваше мнение?

(Одиннадцатиклассники рассуждают о
необходимости говорить и писать правду о
суровом, тяжком, мужественном испытании нашего
народа, о трагедии, которую пережила страна.
Страшную правду о “грехопадении” России.
Потомки должны знать свою историю. Должны
гордиться русским человеком, который в любой
экстремальной ситуации, на грани жизни и смерти,
вопреки ожесточавшим и принижавшим условиям,
выстоял и остался высоконравственным, Человеком
с большой буквы! Низко и подло пытаться забыть
преступления против своего народа).

XIV. Слово учителя литературы: “В
творчестве и судьбе ещё одного писателя и поэта -
Варлама Шаламова, “как в зеркале, отражена
трагедия нашего народа, прошедшего через круги
сталинского ада”. Долгие годы Шаламову негде
было записывать свои стихи. В колымских лагерях
постоянно перетряхивали вещи заключённых.
Случайно обнаруженный клочок бумаги мог
обернуться дополнительным сроком или жестоким
наказанием. Шаламов полагался лишь на свою
память”.

XV Ученик читает наизусть лирическое
признание поэта:

Всё записал я на коряге,
На промороженной коре.
Со мною не было бумаги
В том пресловутом январе…

XVI Слово учителя литературы:

“Варлам Тихонович Шаламов вошёл в
наше общественное и литературное сознание
незаметно, но прочно, без шумной волны сенсаций.
Давно печатавшийся как поэт, он завоевал
известность “Колымскими рассказами”,
написанными между 1954-1973 годами. Значительная
часть их вышла за рубежом, а у нас они начали
публиковаться лишь в конце восьмидесятых
годов”.

( В.Лакшин).

XVII. Одиннадцатиклассник даёт
характеристику “Колымским рассказам”:

“Рассказы Шаламова коротки как
правило. Ему словно бы тяжело длить
повествование: есть свой порог у чувства боли и
своя длительность – нельзя долго вызывать эти
картины в памяти, здесь онемевает воображение.
Но, закончив один рассказ и как бы разрешив
читателю сделать глубокий вздох, Шаламов
принимается за следующую колымскую историю. А в
целом из этих десятков сцен, лиц и картин
складывается небывалый колымский эпос, который
заслужила эта политая слезами и кровью земля”.

(В.Лакшин).

XVIII.Учитель литературы наизусть читает
воспоминание Варлама Шаламова, проведшего на
Колыме, в аду советского Освенцима, семнадцать
страшных лет: “Каждый рассказ, каждая фраза его
предварительно прокричена в пустой комнате – я
всегда говорю сам с собой, когда пишу. Кричу,
угрожаю, плачу. И слёз мне не остановить… Только
после, закончив рассказ, я утираю слёзы…”.

XIX. Слово ученика, который знакомит с
местным материалом. Он рассказывает о том, как на
территориях посёлков Сокольники, Приречье,
Заозёрный Юргинского района были созданы
лагерные пункты как подразделения огромного
сибирского лагеря. Только в лагпункте № 2 (п.
Заозёрный), начальником которого был шахтёр,
двадцатипятитысячник Долудо А.С., содержалось до
двух тысяч репрессированных по линии НКВД с
большими сроками – от пяти до десяти лет. Ученик
зачитывает воспоминания старожилов об условиях
содержания и занятиях заключённых, об их
отношениях с местными жителями.

XX Слово учителя:

Всё выстраданное в аду ГУЛАГа нашло
отражение в “Колымских рассказах”: физическое и
нравственное уничтожение людей — непосильный
труд, унижения, глумления над человеком, жестокие
побои, холод и голод, болезни и смерть, казни,
крушение привычных представлений о мире, о
“справедливой” власти, о честности и
порядочности, о назначении человека… “Шаламову
ничего не надо было придумывать. Выстраданное
собственной кровью, здоровьем оборачивается
обвинительным документом. Шаламов считал: важно
воскресить чувство, которое испытал человек в
нечеловеческих условиях.
Он воскрешал это
чувство, воскрешал убитых, умерших от голода и
холода, изнеможения…”. (

Тепер А.Н.).

XXI Беседа по иллюстрации рисунка Алексея
Остаева с использованием высказывания Фазиля
Искандера: “…Интересно, что во все времена и во
всех странах, где расстреливали приговорённых к
смерти, их почему-то всегда старались
расстрелять у стены. Казалось бы, какая разница,
где расстрелять человека, неспособного к
сопротивлению?

Но, видно, есть разница. Видно,
расстреливать человека на открытом пространстве
трудней. Открытое пространство связывает
приговорённого к расстрелу с идеей воли и делает
убийство человека слишком откровенно
разбойничьим актом.

…Палачи тоже заботятся о своём
душевном удобстве”.

XXII Слово учителя: “Варлам Шаламов
безраздельно отдал своё перо тем людям, которые
долгие годы топтали когда-то колымскую землю,
людям, исчезнувших там на лесоповалах, в
рудниках, в тюремных больницах… О бесконечных
днях страданий и рассказ Шаламова “Татарский
мулла и чистый воздух”.

XXIII Анализ рассказа Варлама Шаламова
“Татарский мулла и чистый воздух”.

- Что представляет собой экспозиция
этого рассказа?

(Это повествование о невыносимых
условиях содержания в тюрьме: “Проклятые
решётки, унизительные и оскорбительные допросы,
борьба за кусок хлеба”. “Вся одежда была
сброшена, и сотня голых тел, пышущих тяжёлым
влажным жаром, ворочалась, истекая потом, на полу
– на нарах было слишком жарко”.

“Спёртый, пахнущий карболкой и
человеческим потом воздух тюремной камеры,
ставшей ненавистной за много месяцев следствия”,
заставлял мечтать о другой жизни, о жизни после
приговора.

- О чём мечтает татарский мулла,
“крепкий шестидесятилетний сангвиник, с живым
взглядом тёмных круглых глаз”, ожидающий
решения суда?

(“Если дадут больше десяти, то в тюрьме
я проживу ещё лет двадцать. А если в лагере, на
чистом воздухе, то – десять”.)

- Что же надо увидеть, пережить,
испытать, почувствовать заключённому, чтобы
тюрьма казалась раем?

(Голод, шестидесятиградусный мороз,
непосильную работу, бесконечную цепь унижений…
Таковы условия “жизни” в лагере политических
заключённых, чья честь была поругана и
растоптана, “врагов народа”, попавших на Колыму
по 58-ой статье.

“В лагере, для того чтобы молодой
здоровый человек, начав свою карьеру в лагерном
забое на чистом зимнем воздухе, превратился в
доходягу, нужен срок поменьше – от двадцати до
тридцати дней при шестнадцатичасовом рабочем
дне, без выходных, при систематическом голоде,
рваной одежде и ночёвке в шестидесятиградусный
мороз в дырявой брезентовой палатке, при побоях
десятников, старост, блатарей, конвоя”.

Золотой сезон начинается 15 мая и
кончается 15 сентября – четыре месяца. О зимней же
работе и говорить не приходится. К лету основные
забойные бригады формируются из новых людей, ещё
здесь не зимовавших”).

- Почему арестанты, получившие срок,
рвались из тюрьмы в лагерь?

(“Там – работа, здоровый деревенский
воздух, досрочные освобождения, переписка,
посылки от родных, денежные заработки”.

Самое
ужасное, следственная тюрьма, оставалось позади.
“Именно арест был для них самым сильным
нравственным
потрясением”. Теперь они
хотели верить в свободу, пусть относительную.

- Как описывает Шаламов природу,
встретившую заключённых на “пути к свободе”?

(“Бледное малокровное солнце”.
“Каждая ночь была холоднее прежней”. “Ветер
сметал снег с промороженных жёлтых обрывов в ямы
с мутной, грязной водой”. “Напитанный
испарениями болот воздух тайги”. “И горы, и реки,
и болота казались каким-то одним существом,
зловещим и недружелюбным”.

Мрачная, печальная, безрадостная
картина… Она настраивает заключённых далеко не
на оптимистический лад).

- Сбылись ли мечты заключённых о
“чистом воздухе”?

(Варлам Шаламов с болью вспоминал: “Нога
тонула в топком мхе, и редко за

летний день ноги были сухими. Летом
воздух был слишком тяжёл для сердечнобольных,
зимой невыносим. В большие морозы люди
прерывисто дышали. Тучи комаров облепляли лицо –
без сетки нельзя было сделать шага. А на работе
сетка душила, мешала дышать”.

Чтобы выжить в таких суровых условиях,
нужно было иметь очень крепкое здоровье.
Непосильный каторжный труд отнимал его даже у
физически сильных людей.)

- Как описывает автор условия труда в
лагере?

(“Работали тогда по шестнадцать часов.
На сон после тяжёлой физической работы на
воздухе оставалось всего четыре часа. Человек
засыпал в ту самую минуту, когда переставал
двигаться, умудрялся спать на ходу или стоя.
Невыполнение нормы грозило штрафным пайком – 300
граммов хлеба и без баланды. Денег не платили
вовсе. Если ко всему этому прибавить чуть ли не
поголовную цингу, уносившую десятки жизней;
дизентерию, ибо ели что попало, стремясь только
наполнить ноющий желудок, собирая кухонные
остатки с мусорных куч, густо покрытых мухами;
дистрофию, болезнь постоянно голодных людей…
Если вспомнить неотапливаемые бараки, где во
всех щелях намерзал толстый лёд… Плохая одежда,
отморожения… Воспаление лёгких, туберкулёз…

Если принять во внимание и огромную
моральную подавленность и безнадёжность, то
легко видеть, насколько “чистый воздух” был
опаснее для здоровья человека, чем тюрьма”.

- О какой ещё иллюзии, с которой было
быстро покончено, идёт речь в рассказе?

(Об иллюзии работы, о которой “на
воротах всех лагерных отделений находится
надпись: “Труд есть дело чести, дело славы, дело
доблести и геройства”. Лагерь прививал только
отвращение и ненависть к труду).

- Показать тоску арестованных о тюрьме,
которую они так торопились оставить совсем
недавно?

(“Светлая, чистая, тёплая следственная
тюрьма всем казалась отсюда лучшим местом на
земле. Все с увлечением вспоминали, как они
слушали лекции настоящих учёных, читали книги,
как спали и ели досыта, ходили в чудесную баню,
как получали передачи от родственников, как
говорили свободно, не боясь ни шпионов, ни
надзирателей. Следственная тюрьма казалась им
свободнее и роднее родного дома. И не один
говорил, размечтавшись на больничной койке, хотя
осталось жить немного: “Я бы хотел, конечно,
повидать семью. Но ещё больше мне хотелось бы
попасть в камеру следственной тюрьмы – там было
ещё лучше и интереснее, чем дома. И я рассказал бы
теперь всем новичкам, что такое “чистый
воздух”).

- Какова основная идея рассказа
“Татарский мулла и чистый воздух”?

XXIV Задания, нацеливающие обучающихся
на сопоставление, анализ, поиск неоднозначных,
сориентированных на личное восприятие решений.
(Задания даются трём группам).

1. Сделайте выводы относительно
характера репрессий и нравственной атмосферы в
обществе на основе знакомства с происходившим в
годы культа личности:

* Камил Икрамов, сын расстрелянного
первого секретаря ЦК КП Узбекистана, попал в
тюрьму, ещё не успев получить паспорт. Прокурор
сказал ему: “Молодой человек, я знаю, что вы не
виноваты. Но вы сын своего отца, и будете сидеть
всю жизнь”.

* Когда арестовали Г.Сокольникова и его
жену писательницу Г.Серебрякову, то их
малолетняя дочь провела два дня в песочнице во
дворе дома, где они жили. И никто из жильцов не
подошёл к ней, не накормил, не приютил ребёнка.

* Четверо дядьёв литератора Льва
Овруцкого были зачислены следователями в
иранские шпионы. В живых остался только один,
неграмотный извозчик. Вернувшись домой, он,
увидев на столе племянника глобус, попросил:
“Слушай, покажи мне, наконец, этот Иран?”

2. Историк Рой Медведев утверждал: “Я
считаю, что к жертвам репрессий нельзя относить
только тех, кто сидел в лагерях или погиб. В
принципе жертвой репрессий был весь народ”.

Поддерживаете ли вы данную позицию? В
любом случае – обоснуйте своё мнение. Обратите
внимание на маленькое примечание к истории
одного из процессов 1937 года, посвящённое девочке
Зое Власовой: “Она любила отца взахлёб. Больше
она не смогла учиться в школе (её дразнили: “Твой
отец — вредитель!”). Она вступала в драку: “Мой
папа хороший!” Зоя прожила после суда всего один
год (до того не болела). За этот год ни разу не
засмеялась, ходила всегда с опущенной головой.
Старухи предсказывали: “В
землю глядит –
умрёт скоро”. Девочка умерла от воспаления
мозговой оболочки и перед смертью всё кричала:
“Где мой папа? Дайте мне папу!”

XXV. Когда мы подсчитываем миллионы
погибших в лагерях, забываем умножить на два, на
три… Забываем о том, что долгие годы дети
политических заключённых испытали на себе, что
значит быть сыном или дочерью “врага народа”.
Они не могли поступить в престижные институты, в
военные училища, устроиться на работу…

XXVI. Рассказ учителя нашей школы,
родители которого были приговорены Военными
трибуналами войск НКВД Ровенской и
Тернопольской областей Украины к 20-ти (отец) и
10-ти (мать) годам лишения свободы с конфискацией
имущества, о том, как 1980 году после окончания
Кузбасского политехнического института он не
смог устроиться на работу в Областное УВД
(Управление Внутренних Дел) на должность
инженера-механика, где ему было открытым текстом
сказано: “У Вас родители – судимые”.

XXVII. Дети рассматривают копии справок о
реабилитации.

XXVIII. Чтение стихотворения “Жертвы
репрессий”:

Мы – жертвы репрессий.
Вы, кажется, так
Теперь называете нас.
И, судя по прессе, —
Развеялся мрак,
И пробил положенный час…

XXIX. Слово учителя:

“Двадцать лет, как приоткрыта,
наконец, завеса над прошлым, мы заново, с болью и
горечью, обрели память о жертвах преступлений
сталинщины. Память, без которой нам не прожить,
потому что это не только скорбь о миллионах
потерянных жизней и о каждой изломанной судьбе.
Это гнев и стыд, без которых нет и не может быть
очищения!… “Реабилитирован…” Долгие годы это
было единственное, сказанное обществом слово
покаяния…

XXX. Словарная работа:

Реабилитация

– восстановление
прежней хорошей репутации, в прежних правах.

Сейчас мы отдаём долги – памяти,
совести.

XXXI. Вывод по уроку:

Каков нравственный потенциал
произведений Солженицына и Шаламова? Книги этих
писателей – жемчужины литературы,
восстановившие истину о прошлом. Они помогают
нам обрести внутренний стержень, выстроить
нравственную систему ценностей, возвышающую
человеческую жизнь ощущением причастности к
истории своей страны, своего народа. Их книги об
ответственности человека за всё добро и зло,
которые совершаются на земле, за собственный
выбор жизненного пути, о мужестве и стойкости, об
истине, о вере, о совести, о сострадании, о
милосердии.


Произведения Солженицына и Шаламова
взывают к сознанию живущих не предавать забвению
замученных в лагерях, заклеймить тех, кто помогал
вершить репрессии.

XXXII. Домашнее задание: вопросы к
семинару “Лагерь глазами мужика” (по рассказу
А.Солженицына “Один день Ивана Денисовича”).

Следующий: