ИНДЮК


ИНДЮК.. . Есть назидательное литературное?

  • ИНДЮК На утре памяти неверной Я вспоминаю пестрый луг, Где царствовал высокомерный, Мной обожаемый индюк. Была в нем злоба и свобода, Был клюв его как пламя ал, И за мои четыре года Меня он остро презирал. Ни шоколад, ни карамели, Ни ананасная вода Меня утешить не умели В сознаньи моего стыда. И вновь пришла беда большая, И стыд, и горе детских лет: Ты, обожаемая, злая, Мне гордо отвечаешь: «Нет! » Но все проходит в жизни зыбкой Пройдет любовь, пройдет тоска, И вспомню я тебя с улыбкой, Как вспоминаю индюка. МОРСКОЙ ИНДЮК Индюк завидовал гусям, Что могут плавать там и сям. Короче говоря, Его к воде тянуло — На реки, на озера, на моря, Откуда иногда соленым ветром дуло. Но более всего его манило то, Что краше моряков уж не одет никто!. . Везет же индюкам! Индюк попал на флот! Индюк по-флотски ест. Индюк по-флотски пьет. В тельняшку он одет, как ходят все на флоте. Но в воду вы его и силой не столкнете: Подальше от воды на суше он живет, А если с берега увидит вдруг волну, Так уж кричит: «Тону-у!.. » Заехал раз Индюк домой, на птичий двор, И произвел фурор. О нем лишь только разговор: «Какой моряк! Ах! Ах! — кудахчут куры. — Какой жаргон! И как татуирован он! А мы живем за петухами, дуры! » Надулся наш Индюк, вдруг став героем дня. Хвост распустил, а сам что было сил (Хотя особенно никто и не просил) Заголосил: «Родня! Берите все пример с меня! Довольно вам в пыли купаться! Я — водоплавающий, братцы! Жить не могу без корабля! Аврал! Форштевень! Брамселя! » Захлопал крыльями весь птичий двор вокруг: «Как мы горды! Нас посетил Индюк! » И даже сам Петух пропел «кукареку», Воздав хвалу морскому Индюку. _______ Так прячутся порой нахалы и невежды За громкие слова и пышные одежды.
  • «Боюсь людей передовых, Страшуся милых нигилистов; Их суд правдив, их натиск лих, Их гнев губительно неистов; Но вместе с тем бывает мне Приятно, в званье ретрограда, Когда хлестнет их по спине Моя былина иль баллада. С каким достоинством глядят Они, подпрыгнувши невольно, И, потираясь, говорят: Нисколько не было нам больно! Так в хату впершийся индюк, Метлой пугнутый неучтивой, Распустит хвост, чтоб скрыть испуг, И забулдыкает спесиво. » А. К. Толстой. **** «Печaльный фaкт, что индюк думaл, думaл, дa и сдох, испугaл многих мыслителей. Они стaрaлись себя огрaничивaть, чтобы не зaходить в мыслях слишком дaлеко, в результaте чего появилось немaло огрaниченных. И вдруг — сенсaция: индюк, который много думaл, не умер, a родил. И блaгополучно продолжaет жить, если, конечно, его не зaрезaли (тaкое с мыслителями тоже бывaет) . Конечно, родить — это не мужской поступок. Сдохнуть — мужской, a родить — не мужской. А ведь с виду индюк — воплощенное мужское достоинство. В любом индюке есть что-то от Нaполеонa, кaк и в любом Нaполеоне что-то от индюкa. Видимо, этого не учел мой приятель, известный в нaшем городе гипнотизер индюков и ящериц, когдa зaстaвил индюкa выполнять женскую рaботу. Личнaя жизнь петухa широко известнa и не отделимa от его жизни общественной, но трудно предстaвить, что тaкaя вaжнaя птицa, кaк индюк, может унизиться до личной жизни. И вдруг он сидит нa яйцaх. Причем не своих, a пaвлиньих, что оскорбляет не только его мужское достоинство, но и биологическую гордость. И должен сидеть целый месяц. Зa хулигaнство — и то меньше дaют. Индюк, сидящий нa яйцaх, все рaвно, что кормящий Нaполеон. Но приходится сидеть, прикрывaя буквaльно собой это позорное поле деятельности. А в индюшaтнике — переполох: нaшего посaдили! Ходят, голгочут: всех не пересaжaете! Но постепенно успокaивaются и нaчинaют делaть вид, будто не имеют к этому индюку никaкого отношения и вообще видят его первый рaз. Вот когдa пришлось индюку зaдумaться. О ненaдежности мужской дружбы, о грядущих семейных неприятностях. Ведь супругa может подумaть, будто он детей нaгулял, онa дaвно подозревaлa, что он зaглядывaется нa этих пaв, век бы нa них не зaглядывaться. От тaких мыслей можно сдохнуть и нa Святой Елене. Если б не дети. Дети — нaшa рaдость, и кaк рaз в это время они вылупились. И ничего, что они не индюшaтa. Любые дети укрaшaют жизнь — и индюшaтa, и пaвлинятa, и дaже коршунятa, хотя от этих последних нужно держaться нa рaсстоянии. Но рaдость индюкa былa недолгой. Рaботa былa выполненa, нaдо было возврaщaться к очередным делaм. Отряхнувшись от мaтеринских зaбот, выполнять суровую мужскую рaботу. » Ф. Кривин, «Кормящий Наполеон». *** «Тоненький он, Словно прутик, Маленький он Лилипутик. Ростом, бедняга, не выше Вот этакой маленькой мыши. И каждая может ворона Шутя погубить Бибигона. А он, поглядите, какой боевой: Бесстрашно и дерзко бросается в бой. Со всеми, со всеми Готов он сразиться И никогда Никого Не боится. Он весел и ловок, Он мал, да удал, Другого Такого Я век не видал. Глядите: он скачет верхом на утёнке С моим молодым петухом вперегонки. И вдруг перед ним его бешеный враг, Огромный и грозный индюк Брундуляк. И крикнул индюк: — Брундулю! Брундулю! Сейчас я тебя загублю, задавлю! И всем показалось, Что в эту минуту Смертельная гибель Грозит лилипуту. Но он закричал индюку На скаку: — Сейчас отсеку Твою злую башку! И, шпагой взмахнувши своей боевою, На индюка он помчался стрелою. И чудо свершилось: огромный индюк, Как мокрая курица, съёжился вдруг, Попятился к лесу, За пень зацепился И вниз головою В канаву свалился. И все закричали: — Да здравствует он, Могучий и храбрый Боец Бибигон! » К Чуовский, «Бибигон и Брундуляк».
  • Саша Черный — «Индюк важничает» Ф-фух! Я индейский петух!. . Самый важный! Нос трехэтажный.. . Грудь кораблем. Хвост решетом.. . Ф-фух! Ты балда-разбалда, оболтус-мальчишка. Ты балда, ты болтун, ты буян, ты глупышка!. . Ф-фух! Ты что меня дразнишь? Я индейский петух! Ф-фух! Самый важный.. . Нос трехэтажный, Под носом – сережки И сизые брошки. Грудь кораблем, Хвост решетом, Персидские ноги, – Прочь с дороги!. . Ф-фух! ——————Б. Заходер Очень вежливый индюк Объявился В доме Вдруг Очень вежливый Индюк. Раз по тридцать в день, Не реже, Он кричал: — Эй, вы, невежи! Заходите, что ли, в гости — Поучиться Веж- ли- вос- ти! Я и сам, — кричал Индюк, — Доктор Вежливых Наук, И жена моя — пример Замечательных манер: Даже, когда спит она, Видно, что воспитанна! Не стесняйся ты, Осёл! Заходи, садись за стол! Что же ты молчишь, как рыба? Говори: «Приду, спасибо! » Ты не будь свиньёй, Свинья, — Ждёт тебя Моя семья! Только раньше бы Умыла Ты своё свиное рыло! Как ни бился он, Однако К Индюку никто не шёл — Ни Корова, Ни Собака, Ни Хавронья, Ни Осёл! Посинел Индюк от злости: — Не идут, нахалы, в гости! Зря пропали все труды! Все они — балды-валды! — И добавил С высоты Своего величия: — Не усвоили, Скоты, Правила приличия!
  • Умнее всех



Следующий: