Имя твое бессмертно

Имя твое бессмертно… Чьи писательские имена являются синонимом слова «подвиг»?

  • Н . Островский, А . Гайдар, Б . Пастернак, А . Солженицын . .
  • ************************ Каждый видит, как сердцу ближе; жизнь спасается от тоски, ей не важно, что строчкой движет перекрёстки или кресты, … дней грядущих иль уходящих чёрно-белая береста; потому, что в глазах смотрящих заключается красота; … дивно небо играет, слушай, вспыхнув радугой молодой; расстояние давит уши, окропляя святой водой; … дождь любые сокроет вопли, есть земля у бескрылых ног; небеса как тетрадь промокли, лишь читаются между строк; … свою песню гроза бормочет, дождевой сотрясая ритм; мир качается между строчек, о бессмертии говорит; … и, похоже, от потрясений, огибая берёзы тын, тихо плачет ручей весенний, запах сырости распустив.. . … ************************
  • Симонов с его бессмертным стихотворение «Жди меня и я вернусь, только очень жди, жди когда наводят грусть жёлтые дожди… » Василий Быков с его военными повестями.
  • Э. М. Ремарк Э. Хемингуэй Г. Г. Маркес
  • Юлиус Фучик (чеш. Julius Fucik, 23 февраля 1903 — 8 сентября 1943) — чехословацкий журналист и писатель, критик, публицист, активист КПЧ. Юлиус Фучик был убеждённым антифашистом, Во 2-й половины 30-х гг. писал боевые статьи, в которых призывал народ к отпору фашистских захватчикам (они вошли в сборнике «Мы любим свой народ» , 1948).а во время Второй мировой войны он стал деятелем Движения Сопротивления. В период немецкой оккупации Чехословакии им были опубликованы под псевдонимом цикл патриотических статей и эссе. С 1941 года Фучик являлся членом нелегального ЦК компартии Чехословакии и руководил подпольными изданиями компартии. В апреле 1942 года он был арестован гестапо. Находясь в пражской тюрьме Панкрац, он написал самую известную свою книгу «Репортаж с петлёй на шее» (чеш. Reportáž psaná na oprátce, в русском переводе известна также как «Слово перед казнью») , в которой появилась знаменитая строчка: «ЛЮДИ, Я ЛЮБИЛ ВАС. БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ! » (чеш. Lidé, měl jsem vás rád. Bděte!). «Слово перед казнью» , переведена ещё на 70 языков) ≈ это — свидетельство о героизме борцов антифашистского Сопротивления. В книге собраны размышления Фучика о смысле жизни, об ответственности каждого за судьбы мира. Книге присуждена Международная премия Мира (1950, посмертно). В 1943 году казнён в Берлине, в тюрьме Плётцензее Именем Фучика назван ряд улиц Совеского Союза. ДРУГИЕ ЦИТАТЫ ЮЛИУСА ФУЧИКА: Герой — это человек, который в решительный момент делает то, что нужно делать в интересах человеческого общества. Даже самая строгая изоляция не может никого изолировать, если человек не изолирует себя сам. Каждый мошенник раccчитывает на плохую память того, кто должен быть обманут. Каждый, кто был верен будущему и умер за то, чтобы оно было прекрасно, подобен изваянию, высеченному из камня. Мы говорим на разных языках, но нет никакой разницы в нашей крови — крови и воле пролетариата. Но и мертвые мы будем жить в частице нашего великого счастья; ведь мы вложили в него нашу жизнь. Отдельные личности могут: морально разложиться, народ — никогда. Смотреть на людей со сломанной совестью еще страшнее, чем на избитых.
  • Муса Джалиль Стихи о войне Он, раненный, попав в плен продолжал сражаться и там. Вступив добровольцем в Легион «Идель-Урал» (в агитбригады) сделал так, что едва прибыв на фронт, эти части, с оружием перешли на сторону Красной армии… больше Восточные Легионы СС на фронте не появлялись.. . А ещё- Расул Гамзатов :
  • «Имена.. . Имена.. . Имена.. . Все молодые, талантливые, жадные до жизни, преданные Родине и поэзии. Ведь что ни фамилия, что ни строчка — то молодая, оборванная войной жизнь. Бессмертен подвиг Мусы Джалиля, писавшего даже в гитлеровском застенке. Ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Это звание присвоено и Борису Котову, погибшему в боях при форсировании Днепра, и Хусену Андрухаеву, погибшему в первый год войны. Другие не удостоились этого звания, но они и без звания были Героями: под Ленинградом погиб Всеволод Багрицкий, убит в боях под Смоленском Борис Богатков, под Киевом погиб Борис Лапин, в боях под Смоленском убит Николай Майоров, в боях под Сталинградом погиб Михаил Кульчицкий. Погибли смертью храбрых на фронтах Великой Отечественной войны Мирза Геловани и Татул Гурян, Павел Коган и Султан Джура, Георгий Суворов и Микола Сурначев. Витаутас Монтвила, Али Шогенцуков и Дмитрий Вакаров замучены в концлагерях… (…)» С. Михалков. *** » Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели. Мы пред нашим комбатом, как пред господом богом, чисты. На живых порыжели от крови и глины шинели, на могилах у мертвых расцвели голубые цветы. Расцвели и опали.. . Проходит четвертая осень. Наши матери плачут, и ровесницы молча грустят. Мы не знали любви, не изведали счастья ремесел, нам досталась на долю нелегкая участь солдат. У погодков моих ни стихов, ни любви, ни покоя — только сила и зависть. А когда мы вернемся с войны, все долюбим сполна и напишем, ровесник, такое, что отцами-солдатами будут гордится сыны. Ну, а кто не вернется? Кому долюбить не придется? Ну, а кто в сорок первом первою пулей сражен? Зарыдает ровесница, мать на пороге забьется, — у погодков моих ни стихов, ни покоя, ни жен. Кто вернется — долюбит? Нет! Сердца на это не хватит, и не надо погибшим, чтоб живые любили за них. Нет мужчины в семье — нет детей, нет хозяина в хате. Разве горю такому помогут рыданья живых? Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели. Кто в атаку ходил, кто делился последним куском, Тот поймет эту правду, — она к нам в окопы и щели приходила поспорить ворчливым, охрипшим баском. Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают эту взятую с боем суровую правду солдат. И твои костыли, и смертельная рана сквозная, и могилы над Волгой, где тысячи юных лежат, — это наша судьба, это с ней мы ругались и пели, подымались в атаку и рвали над Бугом мосты. …Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели, Мы пред нашей Россией и в трудное время чисты. А когда мы вернемся, — а мы возвратимся с победой, все, как черти, упрямы, как люди, живучи и злы, — пусть нами пива наварят и мяса нажарят к обеду, чтоб на ножках дубовых повсюду ломились столы. Мы поклонимся в ноги родным исстрадавшимся людям, матерей расцелуем и подруг, что дождались, любя. Вот когда мы вернемся и победу штыками добудем — все долюбим, ровесник, и работу найдем для себя. » С. Гудзенко
  • Януш Корчак, польский писатель, педагог, врач. В варшавском гетто продолжал учить и лечить детей и разделил судьбу 200 своих воспитанников, погибнув вместе с ними в газовых камерах фашистского концлагеря Треблинка.
  • О Володе Высоцком я песню придумать решил: вот еще одному не вернуться домой из похода. Говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил …Как умел, так и жил, а безгрешных не знает природа. Ненадолго разлука, всего лишь на миг, а потом отправляться и нам по следам по его по горячим. Пусть кружит над Москвою орхипший его баритон, ну, а мы вместе с ним посмеемся и вместе поплачем. О Володе Высоцком я песню придумать хотел, но дрожала рука, и мотив со стихом не сходился.. . Белый аист московский на белое небо взлетел, черный аист московский на черную землю спустился.
  • ПОЭЗИЯ ПОДВИГА ОЛЬГА БЕРГГОЛЬЦ ЛЕНИНГРАДСКАЯ ПОЭМА I Я как рубеж запомню вечер: декабрь, безогненная мгла, я хлеб в руке домой несла, и вдруг соседка мне навстречу. — Сменяй на платье, — говорит, — менять не хочешь — дай по дружбе. Десятый день, как дочь лежит. Не хороню. Ей гробик нужен. Его за хлеб сколотят нам. Отдай. Ведь ты сама рожала… -И я сказала: — Не отдам. — И бедный ломоть крепче сжала. — Отдай, — она просила, — ты сама ребенка хоронила. Я принесла тогда цветы, чтоб ты украсила могилу. — …Как будто на краю земли, одни, во мгле, в жестокой схватке, две женщины, мы рядом шли, две матери, две ленинградки. И, одержимая, она молила долго, горько, робко. И сил хватило у меня не уступить мой хлеб на гробик. И сил хватило — привести ее к себе, шепнув угрюмо: — На, съешь кусочек, съешь.. . прости! Мне для живых не жаль — не думай. — …Прожив декабрь, январь, февраль, я повторяю с дрожью счастья: мне ничего живым не жаль — ни слез, ни радости, ни страсти. Перед лицом твоим, Война, я поднимаю клятву эту, как вечной жизни эстафету, что мне друзьями вручена. Их множество — друзей моих, друзей родного Ленинграда. О, мы задохлись бы без них в мучительном кольце блокады. —————————————- ПИСКАРЁВСКОЕ МЕМОРИАЛЬНОЕ КЛАДБИЩЕ на севере Санкт-Петербурга — одно из мест массовых захоронений жертв блокады Ленинграда и воинов Ленинградского фронта. На кладбище воздвигнут мемориал павшим. По гранитным ступеням лестницы, ведущей от Вечного огня, посетители выходят на главную аллею протяженностью 480 метров, которая ведёт к величественному монументу «Мать-Родина» . На гранитной стене, расположенной позади монумента, высечены строки ОЛЬГИ БЕРГГОЛЬЦ: Здесь лежат ленинградцы. Здесь горожане — мужчины, женщины, дети. Рядом с ними солдаты-красноармейцы. Всею жизнью своею Они защищали тебя, Ленинград, Колыбель революции. Их имён благородных мы здесь перечислить не сможем, Так их много под вечной охраной гранита. Но знай, внимающий этим камням: Никто не забыт и ничто не забыто.
  • Пелевиен, Сорокин, не даром их включили в школьную прогамму



Следующий: