И серебряный месяц ярко над серебряным веком стыл


На сцене 3 группы:

  • символисты – в черных костюмах
  • акмеисты – строгая одежда
  • футуристы – рубахи навыпуск, взлохмаченные.

Задник сцены:

  • Плакат “Серебряный век русской поэзии”
  • Увеличенные обложки книг М. Цветаевой, А.
    Ахматовой, О. Мандельштама, В. Брюсова и др.

Звучит музыка Рахманинова

Ведущий 1.

Были святки кострами согреты,
И валились с мостов кареты,
И весь траурный город плыл
По неведомому назначенью,
По Неве или против теченья –
Только прочь от своих могил.
По Галерной чернела арка,
В Летнем тонко пела флюгарка,
И серебряный месяц ярко
Над серебряным веком стыл.

Ведущий 2. Серебряный век! Что же это такое?
Каковы его границы? О начале серебряного века
говорить более или менее легко. В научных трудах
за начало обычно принимается середина 1890-х
(Мережковский и ранний Брюсов). А вторую границу
следует отодвинуть к концу двадцатого столетия.
Можно связать ее с выстрелом, оборвавшим в 1921
году жизнь Н. Гумилева. Серебряный век – это,
конечно же, не век в прямом понимании этого слова,
а период в несколько десятилетий, когда
появилась группа поэтов, сумевших заявить о себе
новым, необычным творчеством.

Ведущий 1. Они были очень разные, поэты
Серебряного века. Они жили сложной внутренней
жизнью, трагической и радостной, наполненной
исканиями, чувствами, стихами.

Высвечиваются на сцене группы так, чтобы были
видны названия на столах (“символисты”, “
акмеисты”, “футуристы”).

Символист. Я считаю, господа, что поэзия –
путь к высшему познанию Мира. И познание это
может быть только через символ. Вы читали
последнюю работу Мережковского “О причинах
упадка и о новых течениях в русской литературе”?



Акмеист. А я вот что скажу, уважаемые
символисты, если уж и говорить о новых течениях,
то прежде всего речь надо вести об акмеизме. Ну,
зачем вам эти символы, мистика, потусторонний
мир, когда вокруг нас столько замечательного,
земного. Запредельное нельзя постичь, сколь
оригинальны ни были бы ваши попытки.

Символист. А зато сколь музыкальны наши
стихи. Вот послушайте строчки К. Бальмонта. Звуки
– сама музыка (“Камыши”).

Полночной порою в болотной глуши
Чуть слышно, бесшумно шуршат камыши.
О чем они шепчут? О чем говорят?
Зачем огоньки между ними горят
Мелькают, мигают – и снова их нет.
И снова забрезжил блуждающий свет.

Разве не прелесть?!

Акмеист. Я ничего не имею лично против К.
Бальмонта, но согласитесь – пессимизм сплошной.
И вообще мы в объединении “Цех поэтов”
отказались от мысли познать непознаваемое. Я
согласен с Н. Гумилевым, С. Городецким в том, что
простой, вещный, предметный мир значителен сам по
себе. И совсем зря нас обвиняет А. Блок в том, что
наше творчество “без божества, без
вдохновения”. Да вы только послушайте (звучит
стихотворение Н. Гумилева “Жираф”).

Футурист. Слушал я вас, господа поэты,
слушал и прямо скажу: Устал! Мережковский,
Гумилев, Пушкин – там, Лермонтов всех надо
забыть, выбросить из головы. Наша поэзия – вот
начало всех новых путей. Мы мечтаем о неслыханной
невиданной модели искусства. Это обновит
дряхлеющий мир. Мы взрываем язык, вносим
дисгармонию в стихи! Послушайте одно из
последних стихотворений Велимира Хлебникова.



Звучит стихотворение В. Хлебникова “О,
рассмейтесь, смехачи!”

Символист

. А вы еще говорите о нашей
непонятной поэзии. У нас как раз все понятно, а
здесь!!! В чем смысл?

Футурист. Так у вас, символистов, сплошная
печаль: охи да ахи! А здесь предлагают смеяться.
Не понравился наш В. Хлебников, что ж! А вот И.
Северянин вас покорит.

Звучит стихотворение “Увертюра” И.
Северянин.

Ведущий 1. Да что вы все спорите?! А я вот
знаю, что вас всех объединяет. Это стихотворения
о любви. А у символистов эта тема была вообще
ведущей.

Символист. Неземная божественная любовь.
Поиск вечной женственности вот о чем писал,
например, А. Блок.

Из зала читают стихотворение А. Блока о любви
(на выбор чтеца).

Акмеист. А наша Анна Ахматова пишет о любви
земной. Пишет правильно.

Из зала читают стихотворение А. Ахматовой о
любви (на выбор чтеца).

Футурист. А наш В. Маяковский вот выдал.

Из зала звучит стихотворение “Военно-морская
любовь”



Акмеист. О любви писать легко. По крайней
мере, всем разрешается. А наш

О. Мандельштам писал стихи о таком, о чем
шептать нельзя было. Наказан, конечно, был. Когда
его арестовали, жена и дружившая с семьей А.
Ахматова, сразу решили, что это за стихи о
Сталине.

Из зала звучит стихотворение О. Мандельштама
“Мы живем под собой, не чуя страны”.

Из зала звучит стихотворение М. Цветаевой
“Моим стихам, написанным так рано”

(1913 г).

Ведущий 1. Простите, господа поэты, что-то я
не могу вспомнить, чьи сейчас прозвучали стихи?
Но это уже явно не О. Мандельштам.

Ведущий 2.

Да они и не знают, я думаю.

Акмеист. Почему же это мы не знаем Марину
Цветаеву. Она не такая как все. Мы просто не можем
ее вовлечь ни в одну нашу группу, но от этого ее
стихи не стали хуже. Послушайте.

Из зала звучат стихотворения М. Цветаевой:

“Мне нравится, что вы больны не мной…”

“Маме”

“Вчера еще в глаза глядел”

Ведущий 2. Все сдаюсь. И М. Цветаеву знаете, и
стихи ее знаете! Я очень рад! И поэзию серебряного
века любите.

Ведущий 1. А вообще, если поговорить о
поэзии, то можно вспомнить, что есть в ней
необычное явление. Вот, например, акростих. Поэты
серебряного века чем только не увлекались!
Характерен для них был и акростих. Хотя явление в
литературе это не новое. Державин был мастером
таких забав. Вот у него (демонстрируется плакат
со строчками Державина)

Буду я петь Тебя как и пел
Отче благий! Как звать, не умею
Гусльми души звенеть как звенел,
Альфой начав, омегой немею.
(Г.Ф. Державин)

В XVII веке акростихи писали многие поэты. Но это
больше считалось застольно-альбомной забавой. Но
в XX веке новое понимание акростиха.

Символистское время – это время предчувствий,
активного переосмысления всех форм, понимания
поэзии как своего рода шифра. Кажется, велика
важность запустить чье-либо имя по краю строки?
Но в том-то и дело, что, чем проще прочитать имя по
краю, тем сложнее докопаться до смысла самого
текста. Николай Гумилев упорно вписывал в
вертикаль имя

А.Ахматовой. У Б. Пастернака в двух акростихах
имя Марины Цветаевой. Иннокентий, Анненский,
Игорь Северянин, Сергей Есенин, Сергей
Городецкий и многие другие писали акростихи.

Ведущий 2. Хочется отдельно поговорить и о
сонете. Напомню, что сонет это стихотворение из 14
строк, обладающее канонической системой
рифмовки и строгими стилистическими законами.
Среди различных видов сонета выделяются два
основных – итальянский и английский.

Итальянский состоит из двух четверостиший
(катренов) и двух трехстиший (терцетов).

Английский сонет состоит из трех
четверостиший и заключительного двустишья.
Среди других вариантов можно отметить
французский, отличающийся от итальянского
особой рифмовкой в терцетах. Вот как раз он и
имеет важное значение для истории русского
сонета.

Традиционные стилевые требования к сонету:
возвышенная лексика и интонация, точные и редкие
рифмы, запрет на переносы и на повторения
знаменательного слова в одном и том же значении.
Все эти ограничения обусловлены художественной
целью сонета как интеллектуального жанра лирики.

Венок сонетов представляет собой цепь из 15
сонетов, где 14 стихотворений образуют кольцо, так
как последняя строка каждого сонета повторена в
первой строке следующего, причем последняя
строка четырнадцатого стихотворения повторяет
первую строку первого. Пятнадцатый сонет,
называемый мадригалом, состоит из первых строк
всех четырнадцати остальных, в том порядке в
каком они следуют друг за другом. Венок сонетов
также родился в Италии, а в современной форме
сложился к концу XVII века. На начало XX века
приходится “золотой век” русского сонета. В
творчестве В.Я. Брюсова, В.И. Иванова, И.Ф.
Анненского, М.А. Волошина, О.Э.Мандельштама, И.
Северянина сонет приобрел разнообразие и
свободу. Появляются сонеты-акростихи,
“безголовый” сонеты (с одним катреном),
“хвостатые” (с лишним терцетом), “хромые”
(написанные строками неравной длины).

Особенной силы достигает искусство сонета в
творчестве И.А. Бунина, где этот жанр отмечен
ясностью языка, отточенностью синтаксиса,
безукоризненной четкостью мысли и прозрачностью
интонации.

Из зала звучит сонет И. Бунина “В его стихах -
веселая капель”.

Символист. А вот сонет В. Брюсова был
написан на глазах у изумленной публики в кафе
“Десятая муза” в мае 1918 года.

Из зала звучит стихотворение “Помни о
смерти” В. Брюсова.

Акмеист. Ну, положим, с легкой руки В.
Брюсова, любителя сонетов, он, сонет, становится
достоянием и акмеистов. Н. Гумилев и
представители организации “Цех поэтов”
предпочитали строгие традиционные формы.
Исключение составила разве что своевольная
А.Ахматова. Из 16 сонетов два-три соответствовали
принятым нормам. Вот сонет

Н. Гумилева, любителя путешествий по дальним
необычным странам. Отсюда и экзотические
настроения в его стихах, в том числе и сонетах.
Познакомьтесь с одним из сонетов Н.Гумилева.

Из зала звучит сонет Н. Гумилева “Нас было
пять…Мы были капитаны”.

Футурист. А мы вот все перестраиваем язык.
Число правильных сонетов вообще резко
изменилось. Распознать классический сонет у
футуристов часто было трудно. А вот у

И. Северянина интересно то, что свои сонеты он
посвящал деятелям культуры и искусства. Таких
сонетов у него было более 100. Некоторые
характеристики деятелей замечательно
проницательны и объективны.

Из зала звучит сонет И. Северянина (на выбор
чтеца).

Ведущий 1. Давайте не будем спорить больше.
Вспомните, сколько песен звучит, написанных на
стихи поэтов серебряного века. Просто посидим и
послушаем, а потом распрощаемся.

Под гитару исполняется песня на стихи М.
Цветаевой “Мне нравится, что вы больны не мною”.




Следующий: