Ф. Ф. Матюшкин 1799–1872 – друг А. С. Пушкина

Презентация к уроку

Загрузить презентацию (14,27 МБ)

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.

В 2005 году Долгоруковская средняя школа с
углубленным изучением отдельных предметов
получила статус лицея. С тех пор, каждый год 19
октября мы отмечаем праздник — День
лицея. Этот день начинается с торжественной
линейки, на которой лицеистов поздравляют с
достигнутыми успехами в учёбе, олимпиадах,
спорте, вручают грамоты и похвальные листы.
Первый урок — пушкинский, проводят учителя
русского языка и литературы. Второй урок — урок
науки, проводят учителя предметники. Далее
проводятся мероприятия с различной тематикой.
Одиннадцатые классы готовят спектакль.
Заканчивается праздник Пушкинским салоном. В
этот день наш лицей превращается в пушкинский
царскосельский лицей, царит атмосфера 19 века.

В этом году свой урок науки я посвятила Фёдору
Фёдоровичу Матюшкину — лицейскому другу
Пушкина. Имя этого географа не включено в
школьную программу. Поэтому я очень
обрадовалась, что благодаря открытому уроку,
можно познакомить ребят с жизнью и деятельностью
такого замечательного человека.

Учитель:

Эпиграф к уроку:

«Не могут люди вечно быть живыми,
Но счастлив тот, чьё помнить будут имя.»
Навои А.

Этот праздничный необычный урок я открываю
словами узбекского поэта и мыслителя Навои «Не
могут люди вечно быть живыми, но счастлив тот, чьё
помнить будут имя».

Вопрос к классу: «В чём смысл этих
слов?»

Эти слова о людях, чьи имена останутся в
истории, благодаря которым нет больше белых
пятен на карте нашей Родины.

Итак, в пригожий летний день 1817 года из
Кронштадта в далекое плавание ушел военный шлюп
«Камчатка». Командовал им знаменитый
мореплаватель Василий Михайлович Головнин.
Плавать под его командой считалось большой
честью для любого офицера и гардемарина. Но на
этот раз на борту «Камчатки», уходившей в
далекий «вояж», среди моряков был штатский
восемнадцатилетний юноша, только что
закончивший Царскосельский лицей. В свое первое
плавание уходил Федор Матюшкин, друг великого
Пушкина, впоследствии выдающийся исследователь
северо-востока Азии и военный моряк, будущий
командир кораблей, бороздивших моря и океаны.

На борт «Камчатки» Матюшкина привела
давняя романтическая мечта о странствованиях.
Сегодня наш урок посвящается Фёдору Матюшкину.

О том, как проходила юность Фёдора рассказывает
заранее подготовленный ученик.

Ученик:

Фёдор Матюшкин получил первоначальное
образование в пансионе при Московском
университете

Матюшкин, сын отставного чиновника
министерства иностранных дел учился
превосходно. В 1811 году близ Петербурга в Царском
Селе открылось привилегированное дворянское
учебное заведение, названное по заграничной моде
лицеем. Московский пансион послал в лицей
семерых лучших учеников. В числе их был Федор
Матюшкин.

Осенью начались занятия. В комнате Федора
Матюшкина допоздна горел свет. Он читал до тех
пор, пока дежурный гувернер не задувал свечу.
Учился Матюшкин старательно. Распределяя
лицеистов по степени знания русского языка,
воспитатель пометил Матюшкина пятнадцатым, а
Александра Пушкина, как сие ни курьезно,
шестнадцатым.

С Пушкиным Федора связала горячая юношеская
дружба. Они вместе пристрастились к книгам о
путешествиях и географических открытиях.
Некоторые пушкинисты полагают, что именно Пушкин
заронил в сердце своего однокашника мечту о море.

Федор вошел в тот «братский союз», который
не раз славила лира Пушкина. Иван Пущин, Владимир
Вольховский, Вильгельм Кюхельбекер, Михаил
Яковлев. Большой любовью пользовался Федор у
лицейского директора Егора Антоновича
Энгельгардта, человека образованного и
сердечного.

Быстро промелькнуло шесть лет. Ученье
подходило к концу. Юноши все чаще думали о
будущем. Матюшкин однажды объявил Егору
Антоновичу свое желание стать моряком. Директор,
хорошо знавший Головнина и Крузенштерна, обещал
помочь ему.

(Звучит музыка Чайковского «Утренняя
молитва») Летом 1817 года в лицее состоялся выпуск.
Пришло время расстаться с Царским Селом.
Лицеисты, сроднившиеся за годы учебы, обнявшись
прошлись тенистыми аллеями старого парка. Над
озерами с прозрачной водой раздалась песня,
сочиненная Антоном Дельвигом:

Простимся, братья! Рука в руку!
Обнимемся последний раз!
Судьба на вечную разлуку,
Быть может, породнила нас!

Вскоре воспитанники лицея разъехались. Многие
из них ушли на штатскую службу, некоторые избрали
карьеру армейских офицеров. Благодаря хлопотам
Егора Антоновича исполнилось желание Матюшкина.

Учитель: А теперь мы отправимся вместе
с Фёдором Матюшкиным в его первое кругосветное
путешествие . К штурвалу (физической карте мира)
приглашается второй ученик, который
рассказывает и показывает все географические
объекты. В это время ребята также все названные
географические объекты находят в атласе.

Ученик 2

Сперва было тяжко. Мерный размах волн, качание
мачт, уходящая из-под ног палуба — все это кружило
голову, вызывая одурь и тошноту. Матюшкин страдал
морской болезнью. Порой он каялся: лучше уж было
бы сидеть на суше! А море развертывало перед ним
свои красоты. Весело пел ветер. Ловко крепили
паруса матросы. Свистала боцманская дудка.
Военный шлюп «Камчатка», зарываясь носом в
волны Балтики, все дальше уходил от Кронштадта.

О плавании Василия Михайловича Головнина на
«Диане» и его двухлетнем пребывании в
японском плену Матюшкин узнал еще в лицее. О нем
рассказывал Егор Антонович, сообщали статьи в
журнале «Сын Отечества». А теперь Матюшкин
сам на корабле Головнина шел вокруг света.

«Камчатка» резво бежала к берегам Англии.
Одолевая недуг, Матюшкин знакомился с мореходной
наукой. Ему охотно помогали новые товарищи —
гардемарин Феопемт Лутковский, мичманы Федор
Литке и Фердинанд Врангель.

В сентябре 1817 года корабль положил якорь в
портсмутском порту. Вместе с Головкиным Матюшкин
посетил Лондон. Он с любопытством присматривался
к этому большому городу, окутанному густым
туманом.

Плавание от Великобритании до Южной Америки
было долгим и утомительным. Дорогою
«Камчатка» изведала жестокий шторм. В книгах
Федор не раз встречал картины океанских бурь. Но
в книгах — это одно. В действительности бушующая
Атлантика была куда грознее всех представлений.
Впоследствии Матюшкин писал Энгельгардту:
«…огненные хляби, разверзающиеся перед нами,
казались готовыми поглотить нас…». Нептун
пощадил мореходов. Они благополучно достигли
Рио-де-Жанейро.

5 ноября крепостные пушки палили в честь
русских моряков.

Утром 23 ноября «Камчатка» оделась
парусами, снова вышла в открытый океан.

Наконец пройден коварный мыс Горн. На этот раз
Тихий океан не изменил своему названию. Плавание
было покойным. Шлюп шел хорошо, покрывая
ежедневно более двухсот миль.

В мае корабль прибыл на Камчатку. По Авачинской
губе плыли льдины. Они сталкивались одна с другой
и со звоном раскалывались на части. Морякам не
терпелось ступить на твердую землю. Но ветер как
нарочно был тихим и переменным. Только в полночь
«Камчатка» встала на якорь в
Петропавловской гавани.

Лето «Камчатка» провела в плаваниях по
Тихому океану. Федору Матюшкину довелось увидеть
острова Алеутской гряды, остров Кадьяк — первую
факторию Российско-Американской компании,
Калифорнийский полуостров.

Великий океан был суровой школой для
мореплавателя. Матюшкин становился настоящим
моряком. Головнин доверил ему обязанности
мичмана.

В начале 1819 года Головнин был уже в обратном
плавании на пути к родным берегам. Путь пролегал
через два океана — Индийский и Атлантический. Во
второй день марта «Камчатка» пересекла
Петербургский меридиан, обогнув, таким образом,
земной шар. Миновали мыс Доброй Надежды.

В июне 1819 года были на Азорских островах. Первые
дни сентября застали ее в Финском заливе. В
предвечерних сумерках 5 сентября «Камчатка»
отдала якорь на рейде Кронштадта. Сердце Федора
Матюшкина билось сильно и счастливо.

Задание:

На контурных картах подпишите названия
географических объектов, которые вы встретили,
совершая кругосветное путешествие. Обозначьте
путь Фёдора Матюшкина.

Для того чтобы совершить следующее путешествие
с Фёдором Матюшкиным, понять что пришлось
испытать пушественникам исследуя суровые
просторы нашей Родины, мы посмотрим фрагмент
фильма (начало фильма о русских исследователях
Северного Ледовитого океана). Нам понадобится
физическая карта северо-востока России.

Подготовленный ученик рассказывает о
путешествии Ф. Матюшкина к берегам Северного
ледовитого океана, показывая названные объекты
по карте.

Ученик:

Весной 1820 года Врангель предложил Матюшкину
отправиться вместе с ним в экспедицию к берегам
Ледовитого океана. Матюшкин согласился. Сборы
были недолгими. Получив подъемные деньги и
уложив в чемодан пожитки и книги, Федор
отправился в дорогу.

По пути застигла весенняя распутица. Крайне
замедляли путешествие разливы рек. Несколько раз
в дороге встречали весну и зиму: в Казани
зеленели деревья, а на Урале глубокий снег лежал
на горных вершинах и в долинах.

В конце мая моряки прибыли в Иркутск.

Письмо из Иркутска от 3 июня 1820 (читает другой
ученик).

«Ахти, ахти беда с моим систематическим
порядком! Вот почтовый день, а я, исписавши два
листа кругом, еще ничего почти не написал, или, по
крайней мере, не написал на два рубли, цену,
сколько стоит пересылка моей эпистолы к Вам.
Позвольте же мне выверстать 1 р. 75 коп. рисунком,
снятым мною с натуры. Чем богат, тем и рад.

Это вид Иркутска со стороны Московской дороги,
перед Вами Ангара, в левой руке по песку течет
Ушаковка. Нарисовавши, я увидел свою ошибку, в
натуре оно гораздо лучше оттого что: I — большая
разница между прекрасным видом и прекрасным
ландшафтом, II — дело мастера боится.

Вас обнимает горизонт на 280°!!! Прощайте, Егор
Антонович, прощайте, Марья Яковлевна. Поминаете
ли когда-нибудь Вашего Windbeuteln . Нет? Вы в кругу
ваших детей, лицейских старичков — а я один! Один -
никого не имею! Я чувствую все мученье разлуки.
Прощайте, скоро 9 июня! О, Царское Село!»

Ф.Maтюшкин.

Учитель: «Прощайте, скоро 9 июня! О, Царское
Село!» почему Фёдор упоминает именно 9 июня?
Ответ на этот вопрос нам даст письмо Фёдора к
любимому директору Егору Антоновичу
Энгельгардту.

«ПИСЬМО ИЗ ИРКУТСКА ОТ 9 ИЮНЯ 1820 ГОДА

9 июня 1817 в Лицее, в Царском Селе.

9 июня 1818 в Петропавловске на Камчатке.

9 июня 1819 на Азорских островах.

9 июня 1820 в Иркутске в Сибири!

В продолжение трех лет я сделал около 10 000 верст
берегом, и до 175 000 морем. Ах, Егор Антонович, когда,
когда я проведу опять 9 июня в Царском Селе с
своими старыми лицейскими? Когда, когда?

Ваш странствующий старичок.»

…Участники экспедиции недолго пользовались
гостеприимством Иркутска. Узнав о трудностях
путешествия по Колымскому краю, Врангель
отправил Матюшкина вперед для устройства
экспедиционной базы в Нижне-Колымске. Это был
«край земли». Почти одиннадцать тысяч верст
отделяли его от Иркутска.

Ранней весной 1821 года начались
исследовательские походы. Врангель отправился к
морю, а Матюшкин в местечко Островное на Малом
Анюе. Там собиралась ярмарка. Ею и воспользовался
Матюшкин, чтобы познакомиться и сблизиться с
чукчами — воинственным народом крайнего
северо-востока.

19 марта Матюшкин вернулся в Нижне-Колымск, а 22
вместе с Врангелем снова выступил в поход, на
этот раз по льдам Восточно-Сибирского моря, к
Медвежьим островам. По описи Матюшкина была
составлена карта острова Четырехстолбового. 36
дней продолжалась изнурительная и полная
опасностей езда в лабиринте торосов по коварным
полыньям. Тщетными были поиски земли, якобы
виденной к северу от Медвежьих островов.

Возвращались на базу, когда и сюда на дальний
север незаметно подкралась весна. 20 июля
Матюшкин с казаком и двумя проводниками ушли в
путешествие по Большому и Малому Анюю. Семьдесят
долгих дней продолжался этот поход. Только
позднее время года, беспрерывные метели вынудили
путешественников вернуться.

В один из вечеров Матюшкин писал Энгельгардту:
«Брр… холодно, холодно. Вообразите себе юрту,
низкую, дымную, в углу чувал, где козак на
сковороде поджаривает рыбу. В окошке вместо
стекол льдины, вместо свечи теплится в черепке
рыбий жир… Вы не поверите, Егор Антонович, в
каком бедственном положении этот край».

(Звучит музыка Вивальди из концерта Зима) Летом
следующего 1822 года Матюшкин производил опись
тундры к северо-востоку от Колымы. Оставшееся до
зимы время он посвятил исследованию Малого Анюя.
На плоту, связанном ивовыми прутьями, в
сопровождении доморощенного лоцмана-юкагира
Матюшкин совершил труднейшее плавание. Плот не
слушался весел, беспрестанно задевал за камни, то
вертелся среди реки, то шел кормою вперед, то
зарывался в воду на крутых коробах. От толчков
люди падали, цеплялись за мокрые бревна, чтобы не
свалиться в реку. В поселке Маловетрянном
юкагиры уступили путешественникам свой карбас.
Но Анюй местами уже покрывался тонким льдом. У
острова Русского льды окончательно затерли
лодку. Два дня Матюшкин и его спутник прожили в
шалаше из шестов и ветвей, покрытых сверху для
отепления мхом и снегом. Наконец, стала река.
Измученные собаки потащили по льду сани, то и
дело проваливаясь и увлекая за собой людей.
Только 24 сентября, после 94-дневного отсутствия,
Матюшкин вернулся в Колымский острог.

В январе 1823 года начался заключительный,
четвертый по счету, поход в Ледовитый океан.
Снова жизнь среди торосов, на ледяных полях,
ломаемых сжатиями. Путь на север, на поиски
неизведанной земли. Какой необычайной энергией и
мужеством нужно было обладать, чтобы,
пренебрегая смертельными опасностями,
преодолевать этот страшный путь.

В июле 1823 года поход закончился. Врангель
задержался в Нижне-Колымске для окончания
расчетов. Матюшкин отправился в Якутск. Полярная
экспедиция завершилась.

Задание: на контурной карте России подпишите
названные географические объекты.

Учитель:

Он покидал Сибирь, увозя с собой новые карты,
записи о народах почти неизвестных, рисунки
неведомой природы. В его дневниках были рассказы
о виденном и пережитом, зарисовки северных
сияний, словник чуванского и оэдокского языков…

Заслуги Матюшкина в сибирской экспедиции
несомненны и значительны. Однако имя его,
заслоненное именем Врангеля, долгие годы
оставалось в тени.

После четырехлетних странствований Матюшкин
вернулся в родные края на обетованную землю. Он
совершил подвиг, который по праву выдвигал его в
число выдающихся русских географов,
исследователей далекой Сибири. Как оценят его
труд в Москве, в Петербурге, в родном флоте?

В письмах из Москвы к Энгельгардту Матюшкин, не
скрывая горечи, писал:

«О наших будущих наградах — признаться я с
некоторого времени стал ко всему равнодушен — мне
все равно, буду ли капитан-лейтенатом или
останусь мичманом — если я и мало сделал, то по
крайней мере столько претерпел, что всякая
награда не будет награда.

Кто мне возвратит четыре года жизни? Кто мне
возвратит совершенно потерянное и расстроенное
здоровье?

Нет, при перемене погоды (у нас опять зима) у
меня начались ревматизмы — в мои лета, в 24 года -
ревматизмы». (Из письма от 19 марта 1824 года).

Морскому министру маркизу де-Траверсе,
бездарному и тщеславному царедворцу, были
глубоко чужды и интересы флота, и слава России.
Подвиг Матюшкина показался ему такой же
никчемной затеей, как и все, что прославляло и
возвеличивало государство Российское.
Представление о производстве и награде
Матюшкину надолго затерялось в министерских
канцеляриях…

С сибирскими журналами Матюшкина произошел
любопытный эпизод. Весной 1824 года, когда Матюшкин
гостил у матери в Москве, к нему однажды явился
заезжий англичанин, некий Бекстер. Он предложил
Матюшкину пятнадцать тысяч рублей за его
сибирские записи. Деньги были большие, а кошелек
Матюшкина — пуст. Но Матюшкин решил, что честному
русскому человеку нельзя отдать плоды своего
труда в чужие руки. Он решил, что эти плоды
принадлежат не ему, Матюшкину, а России. От денег
Матюшкин, к явному разочарованию пронырливого
англичанина, отказался.

Годы, проведенные Матюшкиным в кругосветных
плаваниях, дали ему богатейшую морскую практику.
На Средиземном море он стал обстрелянным боевым
офицером. Ему приходилось драться с пиратами,
грабившими русские торговые суда, сражаться с
турецкими военными кораблями, участвовать в
блокаде Дарданелл и Константинополя.

Матюшкин пробыл на Средиземном море до осени 1832
года. Потом он вместе с эскадрой ушел в Черное
море.

В камине горел огонь. За окном шумели мокрые
деревья, и низкое сумрачное небо мутилось дождем.
Стоял октябрь.

Осенним вечером 1825 года в сельце Михайловском
опальный поэт Александр Пушкин написал
стихотворение. Он назвал его «19 октября». То
была дата лицейской годовщины. В стихотворении
есть строки, посвященные Матюшкину:

Ученик:

Сидишь ли ты в кругу своих друзей,
Чужих небес любовник беспокойный?
Иль снова ты проходишь тропик знойный
И вечный лед полуночных морей?
Счастливый путь!.. С лицейского порога
Ты на корабль перешагнул шутя,
И с той поры в морях твоя дорога,
О, волн и бурь любимое дитя!
Ты сохранил в блуждающей судьбе
Прекрасных лет первоначальны нравы:
Лицейский шум, лицейские забавы
Средь бурных волн мечталися тебе.
Ты простирал из-за моря нам руку,
Ты нас одних в младой душе носил
И повторял: на долгую разлуку
Нас тайный рок, быть может, осудил!

Более десяти лет прошло с того времени, как
Пушкин написал эти строки. В конце 1836 года
Матюшкин был в Петербурге. В доме у Казанского
моста на Екатерининском канале после многих лет
разлуки он обнял Александра Сергеевича.

Невесело было в тот вечер у Яковлева. Друзья
чувствовали, что молодость их минула, каждый
пришел на встречу, отягощенный своими заботами.
Грустными были застольные песни. А скольких они
не досчитались в своем «прекрасном союзе»!
Иных уж не было на свете, иные томились в
сибирских острогах… В доме у Казанского моста
поэт и моряк виделись в последний раз. Вскоре
Матюшкин вернулся на Черное море, где на
севастопольских верфях достраивался его будущий
44-пушечный фрегат «Браилов». А 14 февраля 1837
года петербургская почта принесла ему весть о
гибели Александра Сергеевича.

Матюшкин написал Яковлеву горестные, отчаянные
строки:

«Пушкин убит! Яковлев! Как ты это допустил? У
какого подлеца поднялась на него рука? Яковлев,
Яковлев! Как мог ты это допустить? Наш круг
редеет, пора и нам убираться…»

…Флотская служба шла своим чередом. Фрегат
«Браилов» участвовал во взятии Туапсе. Затем
Матюшкин перешел на корабль, «Варшава» и
проплавал на нем добрых десять лет.

В 1851 году Матюшкин сошел с корабля. После 34 лет
почти беспрерывных походов закончилась его
практическая служба на море. Он поселился в
Петербурге. С той поры Матюшкин занимал высшие
должности в морском ведомстве. В 1867 году друзья
поздравили его полным адмиралом.

Адмиральские орлы были честно заслужены им.
Пред сильными мира Матюшкин за свою долгую жизнь
ни разу не склонил головы. Он был скромным,
незаметным, но неутомимым тружеником флота.

(Звучит музыка Чайковского «В церкви»)
Один за другим уходили «под гробовые
своды» его бывшие лицейские друзья. Он пережил
почти всех, кого любил великий поэт.

Когда-то Пушкин, заглядывая в будущее, пытался
угадать:

Кому из нас под старость день лицея
Торжествовать придется одному?

Тому, на кого падет жребий судьбы, искренно
сочувствовал Пушкин:

Несчастный друг. Средь новых поколений
Докучный гость, и лишний, и чужой
Он вспомнит нас и дни соединений,
Закрыв глаза дрожащею рукой.

Жребий этот пал на Матюшкина. Он скончался
сентябрьским днем 1872 года на семьдесят четвертом
году от роду. Старый слуга, отставной матрос
Андрей Романов, схоронил его на Смоленском
кладбище..

«Не могут люди вечно быть живыми,
Но счастлив тот, чьё помнить будут имя.»
Навои А.

Следующий: