Дайте пожалуйста печальные стихи о лошадях

Дайте пожалуйста печальные стихи о лошадях.

  • А. Пушкин КОНЬ Что ты ржешь, мой конь ретивый, Что ты шею опустил, Не потряхиваешь гривой, Не грызешь своих удил? Али я тебя не холю? Али ешь овса не вволю? Али сбруя не красна? Аль поводья не шелковы, Не серебряны подковы, Не злачены стремена? » Отвечает конь печальный: «Оттого я присмирел, Что я слышу топот дальный, Трубный звук и пенье стрел; Оттого я ржу, что в поле Уж не долго мне гулять, Проживать в красе и в холе, Светлой сбруей щеголять; Что уж скоро враг суровый Сбрую всю мою возьмет И серебряны подковы С легких ног моих сдерет; Оттого мой дух и ноет, Что наместо чепрака Кожей он твоей покроет Мне вспотевшие бока».
  • стих хорошее отношение к лошадям в яндексе набери
  • Среди пахучей луговой травы Недвижный он стоит, как изваянье, Стоит, не подымая головы, Сквозь дрему слыша птичье щебетанье. Цветы, ручьи.. . Ему-то что за дело! Он слишком стар, чтоб радоваться им: Облезла грива, морда поседела, Губа отвисла, взгляд подернул дым.. . Трудился он, покуда были силы, Пока однажды, посреди дороги, Не подкачали старческие жилы, Не подвели натруженные ноги. Тогда решили люди: «Хватит, милый! Ты хлеб возил и веялки крутил. Теперь ты — конь без лошадиной силы, Но ты свой отдых честно заслужил! » Он был на фронте боевым конем, Конем рабочим слыл для всех примером, Теперь каким-то добрым шутником Он прозван был в селе Пенсионером, Пускай зовут! Ему-то что за дело? ! Он чуток только к недугам своим: Облезла грива, морда поседела, Губа отвисла, взгляд подернул дым.. . Стоит и дремлет конь среди ромашек, А сны плывут и рвутся без конца.. . Быть может, под седлом сейчас он пляшет Под грохот мин на берегу Донца. «Марш! Марш! » — сквозь дым доваторский бросок! Но чует конь, пластаясь на скаку, Как старшина схватился за луку, С коротким стоном выронив клинок.. . И верный конь не выдал старшины, Он друга спас, он в ночь ушел карьером! Теперь он стар.. . Он часто видит сны. Его зовут в селе Пенсионером.. . Дни что возы: они ползут во мгле.. . Вкус притупился, клевер — как бумага. И, кажется, ничто уж на земле Не оживит и не встряхнет конягу. Но как-то раз, округу пробуждая, В рассветный час раздался стук и звон. То по шоссе, маневры совершая, Входил в деревню конный эскадрон. И над садами, над уснувшим плесом, Где в камышах бормочет коростель, Рассыпалась трубы медноголосой Горячая раскатистая трель. Как от удара, вздрогнул старый конь! Он разом встрепенулся, задрожал, По сонным жилам пробежал огонь, И он вдруг, вскинув голову, заржал! Потом пошел. Нет, нет, он поскакал! Нет, полетел! Под ним земля качалась, Подковами он пламень высекал! По крайней мере, так ему казалось.. . Взглянул и вскинул брови эскадронный: Стараясь строго соблюдать равненье, Шел конь без седока и снаряженья, Пристроившись в хвосте его колонны. И молвил он: — А толк ведь есть в коне! Как видно, он знаком с военным строем! — И, старика похлопав по спине, Он весело сказал: — Привет героям! Четыре дня в селе стоял отряд. Пенсионер то навещал обозы, То с важным видом обходил наряд, То шел на стрельбы, то на рубку лозы. Он сразу словно весь помолодел: Стоял ровнее, шел — не спотыкался, Как будто шкуру новую надел, В живой воде как будто искупался! В вечерний час, когда закат вставал, Трубы пронесся серебристый звон; То навсегда деревню покидал, Пыля проселком, конный эскадрон. «Марш! Марш! » И только холодок в груди, Да ветра свист, да бешеный карьер! И разом все осталось позади: Дома, сады и конь Пенсионер. Горел камыш, закатом обагренный, Упругий шлях подковами звенел. Взглянул назад веселый эскадронный, Взглянул назад — и тотчас потемнел! С холма, следя за бешеным аллюром, На фоне догорающего дня Темнела одинокая фигура Вдруг снова постаревшего коня.. .
  • Лаэртский А. Дети Хоронят Коня. На глазах у детей съели коня Злые татары в шапках киргизских, Средь сучьев из леса сиротливо стучит По стволам деревянным птица тупая. Имя ей дятел и стуки его Заглушают рыдания детских глаз. Дети хоронят останки коня, Там лишь кишки и шкура его.. . Дети хоронят коня. Дети хоронят коня. Дети хоронят коня. Дети хоронят коня.
  • Небо высоко, а земля в ширину. Если вы едете на три фута выше над землей, чем другие люди, вы будете знать, что это значит. Он знает, когда ты счастлив Он знает, когда вы чувствуете себя комфортно Он знает, когда вы уверены, И он всегда знает, когда у вас есть морковь.
  • Маяковский-Хорошее отношение к лошади!
  • [ссылка появится после проверки модератором] Лошади умеют плавать. Но — нехорошо. Недалеко. «Глория» по-русски значит «Слава» , -Это вам запомнится легко. Шел корабль, своим названьем гордый, Океан старался превозмочь. В трюме, добрыми мотая мордами, Тыща лошадей топталась день и ночь. Тыща лошадей! Подков четыре тыщи! Счастья все ж они не принесли. Мина кораблю пробила днище Далеко-далёко от земли. Люди сели в лодки, в шлюпки влезли. Лошади поплыли просто так. Что ж им было делать, бедным, если Нету мест на лодках и плотах? Плыл по океану рыжий остров. В море в синем остров плыл гнедой. И сперва казалось — плавать просто, Океан казался им рекой. Но не видно у реки той края. На исходе лошадиных сил Вдруг заржали кони, возражая Тем, кто в океане их топил. Кони шли на дно и ржали, ржали, Все на дно покуда не пошли. Вот и все. А все-таки мне жаль их — Рыжих, не увидевших земли.
  • Борис Слуцкий Лошади умеют плавать (в гугле)
  • Владимир Туркин. Ласковая легенда Одну из старинных историй Ещё вам расскажут порой. У самого синего моря, Под южной зеленой горой. Когда-то под нервное ржанье, Под грохот обвальных камней Наездники здесь объезжали Чужих полоненных коней. Хозяин в дворцовых покоях, От рам отводя кисею, Следил как упрямые кони Дрались за свободу свою. Они обозлено вздымались, Но кровь закипала у рта, И шеи крутые ломались Под острым ударом хлыста. И гасла надежда и жажда Борьбы до последнего дня, Пока не пригнали однажды В табун молодого коня. Его не согнули удары, Угрозы смерить не смогли, Бросал он наездников старых На острые камни земли. Кидался могучею грудью, Оскалено рвал удила …В испуге шарахались люди От сбитого в ноги седла. Уже иссякало терпенье И вот, чтобы людям помочь, Сошла по дворцовым ступеням Хозяина старшая дочь. Всем девушкам гордым на зависть Стройна, белозуба, смугла, — Она среди юных красавиц Наездницей лучшей была. В расшитой жокейской одежде, С тугим козырьком, — в серебре, — С ладонью лежащей небрежно На легком девичьем бедре. Был шаг её каждый как вечность, Как эхо взрывался в ушах. Медлительный, нагло-беспечный Её вызывающий шаг. Как будто бы зная: «Не тронет, Не смеет он тронуть меня! »- Она положила ладони На чуткую шею коня. И в жизни не слышавший рядом Пьянящего запаха рук, Он, чуть успокоенным взглядом, Повел осторожно вокруг. Его воспаленную гордость Сменил незнакомый покой, Доверчиво дрогнула морда Под мягкой девичьей рукой. И вот уже пальцы на челке, Дыханья хмельное тепло, И плавное тело девчонки Неслышно взметнулось в седло. И в горы, на кручи, на скалы! ..Лишь камушек с горной тропы Скатился прощальным сигналом К ногам изумленной толпы. А конь то рысцою, то рысью Бежал, усмиренный, вперед, На самые горные выси, До самых Байдарских ворот. С разметанной по ветру гривой, С огнем благодарным в крови Он нёс свою ношу счастливо, Как сладкую ношу любви. Она и защитницей будет, Не бросит в любую грозу, А злые недобрые люди Пускай остаются внизу. Дорога всё дальше летела, Всё круче дорога вилась.. . Ах, как же девчонке хотелось Почувствовать полную власть Над этой пленённою силой, Над дикостью этой немой, Особо, победно-красиво Сегодня вернуться домой. От пояса взмахом коротким Отдернула руку она, И взвизгнула острая плетка Над самым лицом скакуна.. . Гортанное вырвалось ржанье Над узкой дорогой крутой, И конь заметался — ужален Обманной её добротой. Ударился в скалы.. . С ударом Кровавая струйка — на лоб.. . Почти обезумевший, ярый Он вырвался, вышел в галоп. Подальше от ласки жестокой, От фальши на этой земле К такой же, как он одинокой И гордой отвесной скале. Он высек из камня — как вызов Последние искры огня, И люди увидели снизу Летящего в небе коня … Не двигались горы веками, Но дрогнули горы на миг, Когда раскололся о камень Просительный девичий крик. Никто не нашел их могилы. Отец поседел в этот день. Ночами печально бродила В горах одинокая тень. Велел он, чтоб память оставить, Сберечь её вечно живой, Высокую церковь поставить На этой горе роковой. Стою я под церковью старой. На Чёрное море смотрю Какая-то юная пара Вечернюю ловит зарю. И шепчется тихо о чём-то, Но мне и не важно — о чём Я вижу, как мягко девчонка К парнишке прильнула плечом. А мне всё предания снятся, И конь тот, и чёлка в крови.. . О, дай им уменья подняться В высокую гору любви. Пока что они у подножья Поймут ли они до поры, Каким надо быть осторожным У этой высокой горы.



Следующий: