Что увидел и перечувствовал Мцыри за 3 дня на воле?? Он бежал…

Что увидел и перечувствовал Мцыри за 3 дня на воле??

  • Он бежал из монастыря во время грозы, когда испуганные монахи «ниц лежали на земле» . В нем очевиден кавказский горский темперамент. «…О, я как брат Обняться с бурей был бы рад! Глазами тучи я следил, Рукою молнию ловил… » Кульминацией поэмы является сражение Мцыри с могучим барсом. Этот бой — момент наивысшего подъема сил и духа героя. Именно здесь герою открывается истинное его предназначение: «…Сердце вдруг Зажглося жаждою борьбы И крови… да, рука судьбы Меня вела иным путем… Но нынче я уверен в том, Что быть бы мог в краю отцов Не из последних удальцов» . Юноша побеждает барса, но израненного и обессиленного его возвращают в монастырь. «…Но тщетно спорил я с судьбой; Она смеялась надо мной! » Винить здесь некого. Мцыри признается: «Да, заслужил я жребий мой», — ставя себе в пример могучего коня, который и без седока находит «прямой и краткий путь» на родину. Юноша сравнивает себя с темничным цветком: «…вырос, одинок и бледен он меж плит сырых» . «На мне печать свою тюрьма оставила», — говорит Мцыри. В поэме в противоположность душной атмосфере монастыря с его «сумрачными стенами» представлена вольная природа: «горные хребты, причудливые как мечты» , «белый караван залетных птиц» , «седой незыблемый Кавказ» . Однако именно природа выступает орудием судьбы, рока. Сначала — эта дружба «меж бурным сердцем и грозой» , затем великолепная природа предстает перед Мцыри как «Божий сад» , но потом становится преградой между ним и отчизной: «…Но скоро в глубине лесной Из виду горы потерял И тут с пути сбиваться стал… » Выросший взаперти Мцыри, оказался неприспособленным к жизни на воле. Он погибает, как «в тюрьме воспитанный цветок» . Перед смертью Мцыри вспоминает счастье «трех блаженных дней» на воле. «Ты хочешь знать, что делал я На воле? Жил… » В своей исповеди он говорит, что променял бы две жизни в плену «…за одну, Но только полную тревог» . А далее заявляет монаху: «Увы! — за несколько минут Между крутых и темных скал, Где я в ребячестве играл, Я б рай и вечность променял…» . Но не суждено герою соединиться с родиной, увидеть родных и близких, но не сдержал он своей клятвы: «Хотя на миг когда-нибудь Мою пылающую грудь Прижать с тоской к груди другой, Хоть незнакомой, но родной» . Последней волей Мцыри становится просьба перенести его в сад. «Оттуда виден и Кавказ» . Умирая, Мцыри обещает: «И никого не прокляну!..» . Но ни малейшего смирения в этих словах нет, больше того – есть угроза, есть мятеж, продолжающийся даже после победы судьбы. Герой гибнет, но он не сломлен. Поэма «Мцыри» — пламенный протест против гнета и гимн свободе!!!
  • он увидел всю красоту окружающего его мира, он лежал на траве смотрел на небо и не верил своим глазам… почувствовал он бонально свободу (с шети лет он жил в монастыре, а к восемнадцати решил принять обет)… ещё он встретил девушку…
  • на воле он жил и жил так, как жили все его предки — в союзе с дикой природой — зоркие, как орлы, мудрые, как змеи, сильные, как горные барсы. Безоружный, Мцыри вступает в единоборство с этим царственным зверем, хозяином здешних дремучих лесов. И, честно победив его, доказывает (самому себе!) , что мог бы «быть в краю отцов/ Не из последних удальцов» . Ощущение воли возвращает юноше даже то, что, казалось бы, навсегда отняла неволя: память детства. Он вспоминает и родную речь, и родной аул, и лица близких — отца, сестер, братьев. Больше того, пусть и на краткий миг, жизнь в союзе с дикой природой делает его великим поэтом. Рассказывая чернецу о том, что видел, что пережил, блуждая в горах, Мцыри подбирает слова, поразительно похожие на первозданность могучей природы отчего края. И только один грех тяготит его душу. Грех этот — клятвопреступление. Ведь когда-то, давно, еще отроком, беглец поклялся самому себе страшною клятвою, что убежит из монастыря и отыщет тропу в родные пределы. И вот он вроде бы придерживается правильного направления: идет, бежит, мчится, ползет, карабкается — на восток, на восток, на восток. Все время, и днем, и ночью, по солнцу, по звездам — на восток от Мцхета! И вдруг обнаруживает, что, сделав круг, возвратился на то самое место, откуда начался его побег, подвиг Побега, В ближайшие окрестности Мцхета; отсюда рукой подать до приютившей его монастырской обители! И это, в понимании Мцыри, не простая досадная оплошность. Годы, проведенные в «тюрьме» , в застенках, а именно так воспринимает приемыш монастырь, не только физически ослабили его тело. Жизнь в плену погасила в его душе «луч-путеводитель» , то есть то безошибочно верное, почти звериное чувство своей тропы, которым от рождения обладает каждый горец и без которого в диких безднах центрального Кавказа ни человек, ни зверь выжить не могут. Да, Мцыри вырвался из монастырской крепости, но той внутренней тюрьмы, того стеснения, которое цивизаторы построили в его душе, ему уже не разрушить! Именно это ужасное трагическое открытие, а не рваные раны, нанесенные барсом, убивают в Мцыри инстинкт жизни, ту жажду жизни, с какой приходят в мир истинные, а не приемные дети природы. Урожденный свободолюбец, он, чтобы не жить рабом, умирает как раб: смиренно, никого не проклиная. Единственное, о чем он просит своих тюремщиков, чтобы похоронили его в том уголке монастырского сада, откуда «виден и Кавказ» . Его единственная надежда на милосердие прохладного, с гор веющего ветерка — а вдруг донесет до сиротской могилы слабый звук родной речи или обрывок горской песни…



Следующий: