Что о танцах есть в литературе, кино, живописи? 1. В литературе…

Что о танцах есть в литературе, кино, живописи?

  • 1. В литературе Толстой Л. «Война и мир» (первый бал Наташи, танец Наташи у дядюшки в деревне)2. Кино . Фр. фильм «Бал». Все действие происходит в одном и том же парижском танцевальном зале на протяжении почти 50 лет. События с 1930-х до 1980-х годов, смена мод и привычек показаны исключительно языком музыки, танца, пластики и мимики. Шедевр !!!3.Матисс Танец
  • Из мюзикла «Моя прекрасная леди «- » Я Танцевать Хочу» / Песенка Элизы ( Муз. Фредерика Лоу, слова Алана Джея Лернера, пер. Романа Сефа) : Нет, нет, не хочется мне спать, я не засну, кружится голова! Нет, нет, не лягу я в кровать, слышу в сердце милые слова. Я танцевать хочу, я танцевать хочу до самого утра! Как будто два крыла природа мне дала, Пришла моя пора! Я не пойму, что вдруг со мною стало, Тревоги все умчались прочь! Когда он здесь со мной, весь мир цветет весной! Я танцевать могу всю ночь! Я танцевать хочу, я танцевать хочу до самого утра! Как будто два крыла природа мне дала, Пришла моя пора! Я не пойму, что вдруг со мною стало, Тревоги все умчались прочь! Когда он здесь со мной, весь мир цветет весной! Я танцевать могу всю ночь! Я танцевать хочу, я танцевать хочу до самого утра! Как будто два крыла природа мне дала, Пришла моя пора! Я не пойму, что вдруг со мною стало, Тревоги все умчались прочь! Когда он здесь со мной, весь мир цветет весной! Я танцевать могу всю ночь!
  • «Десять девушек едут Веной. Плачет смерть на груди гуляки. Есть там лес голубиных чучел и заря в антикварном мраке. Есть там залы, где сотни окон и за ними деревьев купы.. . О, возьми этот вальс, этот вальс, закусивший губы. Этот вальс, этот вальс, полный смерти, мольбы и вина, где шелками играет волна. Я люблю, я люблю, я люблю, я люблю тебя там, на луне, и с увядшею книгой в окне, и в укромном гнезде маргаритки, и в том танце, что снится улитке.. . Так порадуй теплом этот вальс с перебитым крылом. Есть три зеркала в венском зале, где губам твоим вторят дали. Смерть играет на клавесине, и танцующих красят синим, и на слезы наводит глянец.. . А над городом — тени пьяниц.. . О, возьми этот вальс, на руках умирающий танец. Я люблю, я люблю, мое чудо, Я люблю тебя вечно и всюду, и на крыше, где детство мне снится, и когда ты поднимешь ресницы, а за ними, в серебряной стуже, — старой Венгрии звезды пастушьи, и ягнята, и лилии льда.. . О возьми этот вальс, этот вальс «Я люблю навсегда». Я с тобой танцевать буду в Вене в карнавальном наряде реки, в домино из воды и тени. Как темны мои тростники!. . А потом прощальной данью я оставлю эхо дыханья в фотографиях и флюгерах, поцелуи сложу перед дверью — и волнам твоей поступи вверю ленты вальса, скрипку и прах. » Ф. Г. Лорка, «Маленький венский вальс». пер. А. Гелескула
  • В индийских фильмах во всех танцуют
  • Какой был бал! Накал движенья, звука, нервов! Сердца стучали на три счета вместо двух. К тому же дамы приглашали кавалеров На белый вальс традиционный — и захватывало дух. Ты сам, хотя танцуешь с горем пополам, Давно решился пригласить ее одну, — Но вечно надо отлучаться по делам — Спешить на помощь, собираться на войну. И вот, все ближе, все реальней становясь, Она, к которой подойти намеревался, Идет сама, чтоб пригласить тебя на вальс, — И кровь в висках твоих стучится в ритме вальса. Ты внешне спокоен средь шумного бала, Но тень за тобою тебя выдавала — Металась, ломалась, дрожала она в зыбком свете свечей. И бережно держа, и бешено кружа, Ты мог бы провести ее по лезвию ножа, — Не стой же ты руки сложа, сам не свой и — ничей! Если петь без души — вылетает из уст белый звук. Если строки ритмичны без рифмы, тогда говорят: белый стих. Если все цвета радуги снова сложить — будет свет, белый свет. Если все в мире вальсы сольются в один — будет вальс, белый вальс. Был белый вальс — конец сомненьям маловеров И завершенье юных снов, забав, утех, — Сегодня дамы приглашали кавалеров — Не потому, не потому, что мало храбрости у тех. Возведены на время бала в званье дам, И кружит головы нам вальс, как в старину. Партнерам скоро отлучаться по делам — Спешить на помощь, собираться на войну. Белее снега белый вальс, кружись, кружись, Чтоб снегопад подольше не прервался! Она пришла, чтоб пригласить тебя на жизнь, — И ты был бел — белее стен, белее вальса. Ты внешне спокоен средь шумного бала, Но тень за тобою тебя выдавала — Металась, ломалась, дрожала она в зыбком свете свечей. И бережно держа, и бешено кружа, Ты мог бы провести ее по лезвию ножа, — Не стой же ты руки сложа, сам не свой и — ничей! Если петь без души — вылетает из уст белый звук. Если строки ритмичны без рифмы, тогда говорят: белый стих. Если все цвета радуги снова сложить — будет свет, белый свет. Если все в мире вальсы сольются в один — будет вальс, белый вальс. Где б ни был бал — в лицее, в Доме офицеров, В дворцовой зале, в школе — как тебе везло, — В России дамы приглашали кавалеров Во все века на белый вальс, и было все белым-бело. Потупя взоры, не смотря по сторонам, Через отчаянье, молчанье, тишину Спешили женщины прийти на помощь нам, — Их бальный зал — величиной во всю страну. Куда б ни бросило тебя, где б ни исчез, — Припомни этот белы зал — и улыбнешься. Век будут ждать тебя — и с моря и с небес — И пригласят на белый вальс, когда вернешься. Ты внешне спокоен средь шумного бала, Но тень за тобою тебя выдавала — Металась, ломалась, дрожала она в зыбком свете свечей. И бережно держа, и бешено кружа, Ты мог бы провести ее по лезвию ножа, — Не стой же ты руки сложа, сам не свой и — ничей! Если петь без души — вылетает из уст белый звук. Если строки ритмичны без рифмы, тогда говорят: белый стих. Если все цвета радуги снова сложить — будет свет, белый свет. Если все в мире вальсы сольются в один — будет вальс, белый вальс.
  • О танцах много написано и снято красивого, но есть и жесткий вариант — книга «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли? » и одноименный фильм. О танцевальных марафонах 30-х годов. Танцевальный марафон проходил в курзале на молу у пляжа, в огромном старом бараке, где когда-то был танцевальный зал. Барак стоял на сваях, и под ногами у нас днем и ночью шумел океан. Я чувствовал, как он дышит, чувствовал кончиками пальцев ног, словно через стетоскоп. Внутри была паркетная площадка для танцующих, десять ярдов в ширину и почти шестьдесят в длину, вокруг нее с трех сторон — ложи с креслами, а за ними скамьи, как в цирке, для публики попроще. В конце площадки возвышался помост для оркестра. Играл оркестр только ночью, и хорошим его при всем желании назвать было нельзя. Днем приходилось довольствоваться той музыкой, что удавалось поймать по радио, — нам ее транслировали через репродукторы. Чаще всего — слишком громко, так что весь зал сотрясался от грохота. Были там распорядитель, в чьи обязанности входила забота о том, чтобы посетители чувствовали себя как дома; два арбитра, которые сновали между танцующими и наблюдали за порядком на площадке; два вышибалы, две медсестры и даже доктор на случай, если кому понадобится неотложная помощь. Правда, доктор тот не слишком походил на врача — был слишком молод. Для участия в танцевальном марафоне записались сто сорок четыре пары, но шестьдесят одна отпала уже в первую неделю. По правилам танцевать полагалось час пятьдесят. Потом следовал десятиминутный перерыв на отдых, при желании в это время можно было вздремнуть. Только за те же десять минут надо было еще и побриться, или умыться, или сделать массаж ног — в общем, успеть все, что нужно. Хуже всего была первая неделя. Ноги у всех опухли, а под нами без устали шумел прибой, разбиваясь о сваи. До танцевального марафона я всегда любил Тихий океан и все мне в нем нравилось: название, бескрайность, цвет и запах… Я мог часами сидеть, глядя на него, думать о кораблях, куда они уплывают и почему никогда не возвращаются, о Китае и южных морях, да о чем угодно… Но теперь с этим покончено. Я сыт Тихим океаном по горло. И мне наплевать, увижу я его еще когда-нибудь или нет. Пожалуй, нет. Об этом позаботится судья. Тертые ребята, имевшие в подобных делах немалый опыт, говорили нам с Глорией, что единственная возможность выстоять в таком марафоне — это иметь четкую систему использования десятиминутных перерывов: нужно научиться жевать бутерброд и одновременно бриться, научиться есть по дороге в туалет или же когда тебе массируют ноги, научиться читать газеты танцуя, научиться спать на плече у партнера; но все это были профессиональные фокусы, требовавшие навыка. Для нас с Глорией они оказались слишком сложными. Я выяснил, что почти половина участников — профессионалы. Жили они тем, что участвовали в танцевальных марафонах, проводимых по всей Америке, некоторые даже ездили на попутках из города в город. Остальные были обыкновенными парнями и девушками, вроде меня и Глории.
  • «Когда мы подошли к дверям, полковник отказывался, говоря, что он разучился танцевать, но все-таки, улыбаясь, закинув на левую сторону руку, вынул шпагу из портупеи, отдал ее услужливому молодому человеку и, натянув замшевую перчатку на правую руку, — «надо всё по закону» , — улыбаясь, сказал он, взял руку дочери и стал в четверть оборота, выжидая такт. Дождавшись начала мазурочного мотива, он бойко топнул одной ногой, выкинул другую, и высокая, грузная фигура его то тихо и плавно, то шумно и бурно, с топотом подошв и ноги об ногу, задвигалась вокруг залы. Грациозная фигура Вареньки плыла около него, незаметно, вовремя укорачивая или удлиняя шаги своих маленьких белых атласных ножек. Вся зала следила за каждым движением пары. Я же не только любовался, но с восторженным умилением смотрел на них.. . Видно было, что он когда-то танцевал прекрасно, но теперь был грузен, и ноги уже не были достаточно упруги для всех тех красивых и быстрых па, которые он старался выделывать. Но он все-таки ловко прошел два круга. Когда же он, быстро расставив ноги, опять соединил их и, хотя и несколько тяжело, упал на одно колено, а она, улыбаясь и поправляя юбку, которую он зацепил, плавно прошла вокруг него, все громко зааплодировали… » Л. Н. Толстой. «После бала» Вальс Похолодели лепестки Раскрытых губ, по-детски влажных — И зал плывет, плывет в протяжных Напевах счастья и тоски. Сиянье люстр и зыбь зеркал Слились в один мираж хрустальный — И веет, веет ветер бальный Теплом душистых опахал. И. Бунин Пьер Огюст Ренуар «Танец в городе» Фильм «Родня» танец Мордюковой с Богатыревым http://www.youtube.com/watch?v=afODPoK7pG8 Танец Умы Турман и Джона Траволты из к/ф » Криминальное чтиво» http://www.youtube.com/watch?v=6ZaOrClm5us
  • Танец! Танец! Танец! Танец!Во дворе среди цветов!Я избрал себе подругу,Я помчал тебя по кругу,Был взлететь с тобой готов.Ты царица средь избранниц!О, какой весёлый танецПод лукАнги перезвон,Под шальной аккордеон!Как легко ко мне на плечиРуки нежные вспорхнули!Я тебя к себе привлёк.О, чудесный холодок,Аромат случайной встречи, — То духи твои пахнУли.Рассказать тебе смогу ли,Как хмелел от дерзких грёз,Как восторг меня вознёс!Но измучились танцоры,И умолк на миг рояль.Музыкантов сникли руки,А в душе всё пели звуки.Ах, как танца было жаль!Как пылали наши взоры,Прерывались разговоры, -Танец страсти и огняЧуть с ума не свёл меня.Снова с места нас сорвало в танец, в танец, как с обрыва!Обнял я тебя ревниво,И увлёк, и закружил, Мы неслись что было силВ вихре бешеном по залу,И сознанье ускользало.Неотвязчивый дурман –Неуёмный барабан!Ты ко мне приникла гибко,И восторг меня обжёг,Всё вокруг качнулось зыбко.Как нежна твоя улыбка –Яркий радостный цветок!Любовался ею всласть я,Сердце таяло от счастья.Танец, танец, длись года!Не кончайся никогда!Ах, недолго танцу длиться.Бесшабашный и блаженный,Наконец застыл и он.И умолк аккордеон.Барабан самозабвенныйПринуждён остановиться.Словно раненая птица,Сердце мечется в груди.Счастье, стой, не уходи!Но ушло, навек ушло…И теперь, в тоске ненастья,Вспоминаю танец счастья –Как кружило нас, влекло,Как пьянели мы от зоваБарабана озорного,Как рояль звенел для нас.Ах, забуду ль этот час!И под смех счастливый, громкий,Нас с прелестной незнакомкойКрУжит, крУжит без концаВ залах дивного дворцаСчастья огненный посланец –Танец! Танец! Танец! Танец…
  • Фильм «Танцующий с волками» с Кевином Костнером в гл. роли. Знаменитій танец в Джона Траволтіыи Умы Турман в фильме Квентина Тарантино «Криминальное чтиво». Пожалуй один из саміх запоминающихся и оригинальных в миром кино. Танец Леонида Куравлева в фильме «Афона» под аккомпанимент, тогда еще мало кому знакомой, групы Машина времени. Танец Ноны Мордюковой и Юрия Богатырева в фильме Никиты Михалкова «Родня», пожалуй самый зажигательный в советском и российском кино. http://www.youtube.com/watch?v=r1Dep3oJsKY
  • Автор текста Шаферан И. , композитор Тухманов Д. Музыка вновь слышна, Встал пианист и танец назвал. И на глазах у всех К Вам я иду сейчас через зал. Я пригласить хочу на танец Вас, И только Вас, И не случайно этот танец- вальс. Вихрем закружит белый танец, Ох, и услужит белый танец, Если подружит белый танец нас. Вальс над землей плывет, Добрый, как друг, и белый, как снег, Может быть, этот вальс Нам предстоит запомнить навек. Я пригласить хочу на танец Вас, И только Вас, И не случайно этот танец- вальс. Вихрем закружит белый танец, Ох, и услужит белый танец, Если подружит белый танец нас. —————-Это школа Соломона Пляра, Школа бальных танцев, вам говорят. Две шаги налево, две шаги направо, Шаг вперед и два назад. Кавалеры приглашают дамов, Там, где брошки, там перёд. Две шаги налево, две шаги направо, Шаг назад и две вперед. Дамы, не сморкайтесь в занавески, Это неприлично, вам говорят! Это неприлично, негигиенично, И несимпатично, вам говорят. Кавалеры, не держите дамов Ниже тальи, вам говорят! Это неприлично, негигиенично, И несимпатично, вам говорят! Дамы, приглашайте кавалеров, Там, где галстук, там перёд! Две шаги налево, две шаги направо, Шаг назад и две вперед. Фима, Соня, бросьте разговоры, Что за балаболки, вам говорят! Две шаги налево, две шаги направо, Шаг вперед и две назад. Дамы, дамы, помогите Боре, Помогите Боре, вам говорят! Он наделал лужу в коридоре… Шаг вперед и две назад! Алик Рабинович, я имею выйти, Я имею выйти, вам говорят! Алик Рабинович, вы мне замените, Шаг вперед и две назад. Это школа Соломона Пляра, Школа бальных танцев, вам говорят! Две шаги налево, две шаги направо, Шаг вперед и две назад.
  • Иван Васильевич меняет профессию во времена Грозного» танцуют все» поет герой КуравлеваТвист Моргунова

Следующий: