Чистопольские страницы русской литературы. Урок Письма войны в 11-м классе

Литературное краеведение – одно из
перспективных направлений работы
учителя-словесника. Оно многое дает в расширении
и обновлении содержания образования, является
частью национально-регионального компонента,
способствует воспитанию любви к родному краю,
интереса к его культуре и истории, формированию
нраственности и духовности подрастающего
поколения.

Пожалуй, каждый регион имеет свои
возможности для плодотворной краеведческой
работы. Но город Чистополь республики Татарстан
в этом отношении, по моему глубокому убеждению,
город особый. Достаточно вспомнить, что в годы
Великой Отечественной войны Чистополь “приютил,
дал кров и хлеб” (М.В.Исаковский) почти двумстам
писателям, журналистам, литературным и
театральным критикам, художникам и актерам.

“Вообще жизнь здесь нелегкая, хотя мы пока
устроены лучше многих… Представь крохотный
занесенный снегом городок, избы с керосиновыми
мигалками, хрипящее радио, нетопленный Дом
учителя, ставший писательским клубом, почту,
приходящую раз в неделю, и трижды на день
встречающихся творцов изящной словесности, и ты
будешь иметь кое-какое представление о
чистопольской “писательской колонии”, быт
которой, конечно, войдет не в одни литературные
мемуары”, — писал в одном из своих писем из
Чистополя А.Гладков.

“Писательская колония” занимала особое место
в жизни города, определяя ту особую культурную и
духовную среду, которая отличала Чистополь
военных лет от других провинциальных тыловых
городков. Ведь, наверное, редко можно было
увидеть и в столице афишу, которая возвещала о
выступлении одновременно Л.Леонова, К.Тренева,
А.Твардовского, М.Исаковского и Б.Пастернака. А
часто ли на урок литературы в обыкновенную школу
приходили Н.Асеев и сестры В.Маяковского, чтобы
рассказать о поэте? Литературные и музыкальные
вечера с участием известных писателей,
музыкантов, актеров, спектакли и премьеры новых
пьес, лекции, читаемые учеными и преподавателями
вузов – все это оказалось доступно жителям
прикамского города, поднимало общий уровень
культуры, формировало эстетический вкус,
воспитывало молодежь.

Несомненно, что чистопольский период жизни
оказал большое влияние на многих писателей, об
этом свидетельствуют их письма чистопольцам,
написанные уже после войны. “Поклонитесь от меня
Каме и деревьям Вашего садика, и людям Вашего
края. И не думайте, что все прошло мимо меня как
случайный эпизод”, — писал Н.Н.Ассев.
И.Л.Сельвинский свидетельствует: “Несмотря на
всю суровость тех лет, о Чистополе писатели
вспоминают с большой теплотой и нежностью… Мне
приходилось с фронта заезжать иногда в самые
различные города Союза, но нигде писатели не жили
так дружно и так, я сказал бы, уютно,
по-приятельски, как в Чистополе. Объясняется это,
по-моему, тем, что между писателями Москвы и
жителями Чистополя с самого начала возникла
самая настоящая дружба”.

Чистополь стал не только частью биографий
эвакуированных сюда писателей, но и вошел в их
творчество. Благодаря им наш маленький городок
попал в большую литературу.

Все это дает богатый материал для поисковой и
исследовательской работы, предоставляет
возможность использовать его на уроках и во
внеурочной деятельности.

Наиболее благоприятен для этого
одиннадцатый класс. Пребывание в городе в годы
войны Б.Пастернака, М.Петровых, М.Исаковского,
В.Бокова, Л.Леонова, К.Федина и др., созданные ими в
этот период произведения или чистопольские
мотивы в произведениях последующих лет
заслуживают самого пристального внимания и
изучения, способны пробудить интерес у учащихся.
Книги писателя-земляка В.Шенталинского “Рабы
свободы” и “Донос на Сократа», созданные на
основе литературных архивов Лубянки, дают
уникальный материал, который может быть
использован при изучении биографий и творчества
В.Короленко, М.Горького, М.Булгакова,
О.Мандельштама, М.Цветаевой.

Практика проведения уроков и внеклассных
мероприятий с использованием местного материала
показала, что их краеведческая основа привлекает
ребят: писатели из учебника литературы
оказываются реальными, живыми людьми, которые
ходили по тем же улицам, что и современные
ученики, жили в домах, многие из которых
сохранились до сих пор, встречались, дружили,
ходили в гости к чистопольцам. В сознании
учащихся их родной провинциальный городок
становится причастным к большой истории и
большой литературе, начинает восприниматься
частью российской культуры, которую нужно
беречь, сохранять и изучать.

Урок “Письма войны”

Я вижу: снег над Камой чист и легок,
Твое окно полночное слепя,
Пылит метель. Как до тебя далеко,
Почти что пол-России до тебя!
С. Щипачев

Цели и задачи урока:

  • воссоздать через письма военных лет атмосферу
    того времени, жизнь фронта и тыла, нравственный
    облик поколения победителей;
  • познакомить учащихся с одной из страниц истории
    литературы и жизни родного города, расширить их
    представление об эпистолярном жанре, его месте в
    жизни и литературе;
  • способствовать возрождению традиций
    эпистолярного жанра, развитию интереса к
    эпистолярному наследию как важнейшему
    свидетельству эпохи, становлению исторического
    и патриотического сознания школьников;
  • развитие коммуникативных и творческих
    способностей школьников, навыков анализа
    художественного текста.

Ход урока

Музыкальный эпиграф урока – песня “Землянка”
(слова А. Суркова, музыка К. Листова).

Песня “Землянка” стала своеобразным
лирическим символом Великой Отечественной
войны. Она родилась в первые военные месяцы,
прошла по всем фронтовым дорогам, вдохновляя
бойцов, согревая их сердца, поддерживая в трудные
минуты. Даже сейчас, спустя 60 лет после Победы,
эту песню любят и поют.

В чем секрет ее популярности? Чем привлекают
слушателя и читателя шестнадцать стихотворных
строк, написанные поэтом Алексеем Сурковым в
далеком сорок первом?

Работа с текстом стихотворения:

  1. От какого лица ведется повествование?
  2. Каким вы представляете лирического героя
    стихотворения?
  3. Опишите место и время действия.
  4. Какие чувства и переживания переданы автором?
  5. Что оказывается способным победить холод
    снегов, расстояние и разлуку?
  6. О чем это стихотворение?

Написанное в трагическом сорок первом году,
когда враг стоял на подступах к Москве, это
стихотворение о “негасимой любви” солдата к
той, “до которой дойти нелегко”, ради встречи с
которой он и идет в бой. Простые искренние слова,
передающие глубокие переживания, оказались
созвучны чувствам миллионов людей, разлученных
войной.

Жанр послания, в форме которого написано
стихотворение, не случаен: оно и на самом деле
было посланием – письмом с фронта в далекий тыл,
в наш маленький прикамский городок, куда была
эвакуирована семья Суркова, и было адресовано
жене поэта Софье Антоновне Кревс.

Пожалуй, никогда еще наша чистопольская почта
не работала так напряженно, как в 1941-1943 годах:
население города за счет эвакуированных
увеличилось вдвое, люди были сорваны войной с
родных мест, разлучены, и только письма связывали
порой семьи, друзей…

С каким нетерпением, страхом, надеждой тогда
ждали писем! И каким счастьем казался скромный
солдатский треугольник, из которого узнавали
самое важное – о том, что их отец, муж, сын, брат,
друг живы.

Но шли в Чистополь и из Чистополя и необычные
письма – письма стихотворные, потому что многие
писательские семьи, эвакуированные из Москвы,
нашли приют в нашем городе. Сюда приходили письма
с фронта от Алексея Суркова, Евгения
Долматовского, Александра Твардовского, Ильи
Сельвинского… А по узким тропинкам среди
глубоких сугробов пробирались к почтовым ящикам
Михаил Исаковский, Борис Пастернак, Николай
Асеев, Мария Петровых…

Здесь и получила в декабре 1941 года Софья
Антоновна Кревс письмо от мужа – те самые
шестнадцать стихотворных строк, которым суждено
было стать песней.

О чем писали солдаты с фронта своим любимым?

Как мы видим, не только о войне. Война была
суровой и жестокой необходимостью, а душа
солдата любила и страдала, тосковала и жила
надеждой. Об этом и говорили фронтовые письма,
обычные и стихотворные, написанные в окопах и
землянках в короткие минуты отдыха. О боях,
каждодневной смертельной опасности, гибели
друзей писали скупо, а часто и не писали совсем,
оберегая родных, стремясь сохранить их покой. Не
сразу узнала и Софья Антоновна, при каких
обстоятельствах были написаны щемящие душу
строки письма ее мужа.

Из воспоминаний С.А. Кревс:

“Я никогда не спрашивала его обо всем… Немцы
приехали внезапно, наши отступали из штаба бегом.
Алеша стал задыхаться, снега было по пояс. Только
снег, замерзшая речка, кусты и больше ничего,
никаких укрытий. Если бы не два паренька,
помогавшие ему уйти, он бы не выбрался. Танки
разнесли в щепки здание штаба, а Алеша со своими
уже были за рекой, спаслись. И потом где-то в
деревне, где они ночевали, он написал мне
письмо…”

Теперь это место, деревня Кашино Истринского
района Московской области, мемориальное: здесь
установлен, вероятно, единственный в мире
памятник в честь песни, песни “Землянка”,
которая уже стала народной, раз живет она больше
шестидесяти лет. Дочь поэта, Наталья Алексеевна
Суркова, прислала нам фотографию, на ней –
памятный знак и она сама со своей дочерью Сашей.

Здесь, под Истрой, на последнем рубеже у Москвы,
зимой 1941 года шли ожесточенные бои. В числе
военных корреспондентов находился там и Алексей
Александрович Сурков. Это была его четвертая
война, и он был непризывного возраста. Но
отсиживаться в тылу он не мог, “раз война –
значит, в армию… Без сговора, без предупреждений
Софья пошла собирать мне солдатское “приданое”,
обмундирование, сохранившееся со времен финской
войны”, — писал Сурков в книге “Большая война”.
– Четыре первых военных дня, проведенных в
Москве, представили мне нашу братию в лучшем
свете, чем казалось до войны… Деловито и
серьезно уехали на фронт Твардовский и Симонов. С
некоторым налетом патетики, но по-хорошему,
по-солдатски, уехал Безыменский. Легко и
по-ребячьи уехал Долматовский навстречу большим
испытаниям”.

Вот так они уезжали все, навстречу судьбе.
Делили стол в штабных комнатушках со связистами
и комиссарами, писали репортажи, заметки, стихи и,
конечно же, — письма.

В Чистополь жене Елене Викторовне Златовой
посылал Степан Петрович Щипачев стихи, в которых
каждая строка дышала любовью, тоской по дому,
ожиданием встречи, уверенностью в победе.
Несколько таких стихотворений он объединил в
цикл “Из фронтовой почты”.

Выразительное чтение стихотворений С. Щипачева
учащимися.

(Приложение 1.)

Задание исследовательского характера: найти в
тексте стихотворений стилистические приметы
эпистолярного жанра. (Учащимися должны быть
отмечены и проиллюстрированы примерами прямое
обращение к собеседнику, наличие личных,
интимных мотивов и деталей, выражение чувств и
переживаний автора, нейтральная лексика с
элементами разговорно-бытовой, использование
простых синтаксических конструкций.)

Степан Петрович несколько раз приезжал к семье
в наш город в короткие отпуска с Северо-Западного
фронта, где работал в газете “За Родину”.

“В маленький, встревоженный Чистополь, — писала
в своих воспоминаниях Б.Я. Брайнина, — Щипачев
приносил с собой запас большой фронтовой жизни и
свои стихи, которые охотно, с веселой отвагой
читал нам. Я не помню ни одной встречи со
Щипачевым без стихов. Они органически сливались
с его обликом, были воздухом, которым он дышал, и,
казалось, вырви его из поэтической стихии, он
перестанет дышать”.

Возможно, в этих словах и кроется разгадка того,
почему не только Щипачев, но и другие поэты так
много пишут в этот период писем-стихов:
“поэтическая стихия” была для них естественной
для передачи сильных чувств и переживаний, а
война с ее близостью смерти, ощущением хрупкости
и краткости человеческой жизни возвела в ранг
высокой поэзии, казалось бы, сугубо прозаическую
вещь – письмо жене, матери, сыну, друзьям…
“Часто длинною была дорога от письма до нового
письма”, но это была дорога жизни, дорога памяти,
дорога верности и надежды.

Из блокадного Ленинграда идут “Письма на
Каму” Ольги Берггольц. (Приложение
2.)

“Письма на Каму” адресованы были в Чистополь,
где по улице Фрунзе, 36, жила мать поэтессы Мария
Тимофеевна Берггольц.

Почему личное письмо приобретает общественное
звучание?

Как взаимосвязано личное и гражданственное в
“Первом письме на Каму”?

Из писем того времени мы можем узнать и о
трудной жизни тыла.

Стихотворение М.В. Исаковского “Зима в
Чистополе” переносит нас в суровую военную пору,
дает представление о нелегком быте, неожиданных,
редких и поэтому особо ценимых радостях, о
поэтическом труде и тяжелых думах. (Приложение 3.)

После выразительного чтения стихотворения
предлагаем ребятам ответить на следующие
вопросы: Как связан жанр стихотворения с его
содержанием?

  • Жанр послания предполагает, что речь пойдет о
    личных делах, проблемах и переживаниях.
  • Мы ждем от автора письма искренности и
    доверительности.
  • Письмо многое может рассказать о его авторе.

Какие бытовые реалии жизни тылового города
можно обнаружить в письме?

  • Жизнь поэта невеселая: “стоят морозы – нашим не
    под стать”, в комнате холодно, озябли руки, чтобы
    писать, приходится отогревать их у печки. Нужно
    самому таскать дрова, топить печь, заботиться о
    продуктах, ходить на рынок, стоять в очередях.
    Пища самая простая: “варю и ем картошку”, “курю
    какой-то невозможный мох”.
  • Зимой световой день очень короткий, “ночь
    приходит рано”, “скрипит мороз, в окно стучат
    бураны”, “все пути кругом заметены”. Здесь
    “неприютно и холодно”.
  • Одна и та же мысль не дает покоя поэту: “как там
    на фронте, как дела с Москвой?” И это
    беспокойство понятно, ведь стихотворение
    написано в начале декабря 1941 г., накануне
    разгрома немцев под Москвой.
  • Исаковский, как и миллионы советских людей, “с
    полночи ждет очередных известий, хотя они
    приходят в шесть утра”, и, “если в сводке
    что-нибудь такое” – весь день ходит с поникшей
    головой.

Каково общее настроение, переданное в письме?

  • Автор спокойно рассказывает о трудностях быта,
    не драматизирует их. Кое-где даже слышатся
    иронические нотки: “картошка в вицмундире”,
    “курю какой-то невозможный мох”, “хожу на рынок
    в очередь за медом, но никогда его не достаю”,
    “пью за ваше и свое здоровье, но, к сожаленью,
    только кипяток” – все это свидетельствует о
    готовности превозмочь все трудности, вынести
    испытания.

Поэта поддерживает вера в победу, поэтому он не
“безутешен”. Он мечтает о времени, “когда под
мирной кровлей вновь соберется тесный… кружок”
близких и дорогих ему людей, разбросанных войной.

Близким другом Исаковского на протяжении
долгих лет был Александр Трифонович Твардовский.
Ему, военному корреспонденту, находящемуся на
фронте, часто адресовал свои письма из Чистополя
Михаил Васильевич. Перед вами одно из них:

28 декабря 1941 г.

Дорогой Саша!

Наконец я могу написать тебе. Ты так летал с
места на место, что трудно было рассчитывать на
то, что мое письмо дойдет до тебя.

Обо мне ты, вероятно, в основном знаешь все. С
августа месяца со всей своей семьей я нахожусь в
Чистополе. Живем, как будто, в затишье, но все же
покоя нет. Одна и та же мысль следует всюду
неотступно – как там на фронте. И этим,
собственно, сказано все. Это главное. Все
остальное кажется мелочью, не заслуживающей
внимания.

В последнее время настроение очень повысилось
в связи с нашими успехами на фронтах. Сводки идут
хорошие, это очень и очень радует и ободряет.

Кое-что пишу. Но пишу мало и не так, как следует.
Что-то не получается. Время сейчас горячее, надо
делать все быстро. А с быстротой-то у меня и не
выходит.

В последнее время сюда понаехало довольно
много нашей писательской братии. Здесь даже
создан филиал Союза. Иногда в газетах попадаются
твои стихи, иногда их читает здесь по радио А.О.
Степанова. И знаешь – скажу тебе без всякой лести
– стихи ты пишешь очень хорошие. Они резко
выделяются из всего того, что в больших
количествах пишется сейчас о войне.

… Здесь находятся также Федин, Тренев, Асеев,
Пастернак. Они и руководят местным отделением
Литературы.

Знаешь, пишу я тебе все это и думаю, что ничего
здесь нет для тебя интересного. Ты, вероятно,
столько видел, столько пережил, что все местные
дела наши кажутся тебе чем-то очень далеким и,
может быть, даже ненужным.

Очень надеюсь, что ты сможешь выбрать свободную
минуту и более или менее подробно напишешь о
себе. А то еще здесь ходят слухи, что ты на время
сможешь приехать сюда. Это было бы совершенно
замечательно.

Мы очень часто вспоминаем тебя и очень хотим
видеть.

Ну, вот, пожалуй, и все. Прости, что письмо
получилось таким скучным. Как-то я плохо
представляю тебя сейчас, мне кажется, что ты
сильно изменился, и поэтому я не знаю – как к тебе
подойти, что тебе сказать.

Передают самый горячий, самый душевный привет
Лидия Ивановна, Нат. Ив. и Алик.

Пиши, Саша.

Твой М. Исаковский.

А курю я теперь самосейку, которую покупаю на
базаре.

И знаешь – более или менее – привык.

М.И.

Что общего между стихотворным посланием
Исаковского друзьям и письмом А. Твардовскому?
Найдите повторяющиеся мотивы, художественные
образы и детали.

(На основе наблюдений учащиеся должны сделать
вывод о близости стихотворного жанра послания к
обычному письму: они несут информацию, содержат
размышления, наблюдения, выражают эмоции, они
удовлетворяют потребность человека в общении, в
самоотчете, в том, чтобы осознавать и фиксировать
протекание своей жизни.)

Война изменила облик нашего города. Он не
только проводил несколько тысяч ушедших на
фронт, но и принял эвакуированных людей из
Прибалтийских республик, западных районов
Белоруссии и Украины, а также из некоторых
европейских стран – венгров, немцев, чехов,
шведов, финнов, французов. Всего в городе и районе
проживали представители более чем 50
национальностей.

В Чистополе работало 37 промышленных
предприятий, в том числе 9 заводов и фабрик
союзного значения. Среди них бывший Второй
Московский часовой завод, который перешел на
выпуск важной оборонной продукции. Значительно
расширился судоремонтный завод, после того как в
него влились Сталинградский и Калачинский
заводы. На оборону работали завод автогаражного
оборудования, электрозавод и кожзавод, мебельная
и трикотажная фабрики. На городской территории
находились “Татгеологотрест” и
“Нефтегазразведка”, которые занимались
изыскательскими работами в нескольких районах
Татарии, 18-ый запасной авиаполк, три военных
госпиталя.

Жизнь тылового города не была легкой. Шла война,
на фронте гибли сотни тысяч солдат, десятки
городов были захвачены фашистами, враг рвался к
Москве, и тыл жил по законам военного времени,
когда забывали о личном, захваченные единым
порывом – выстоять и победить. Лозунг “Все для
фронта, все для победы” определял суть жизни
каждого города и городка, каждой деревни, каждого
человека.

Таким увидел наш город поэт Евгений
Долматовский в апреле 1942 г., когда неожиданно для
своей семьи и друзей приехал в Чистополь в
короткий отпуск с фронта. Неожиданно потому, что
уже долгое время от него не было писем и семья
получила известие о том, что он пропал без вести.
“В зале установилась полная тишина, пока
батальонный комиссар Долматовский вел свой
неторопливый рассказ, как он был ранен и захвачен
врагом, как ему удалось вместе с товарищами
бежать из плена, идти сотни и сотни километров”, -
вспоминает писательница

Н. Чертова о памятном вечере, состоявшемся в
Доме учителя. О трагических событиях первых
месяцев войны Долматовский впоследствии
расскажет в книге “Зеленая брама”.

А впечатления поэта от поездки в Чистополь
передает стихотворение “О твоей семье”. (Приложение 4.)

Можно ли по заглавию определить жанр
стихотворения? Ответ обосновать.

Продолжить свои наблюдения над жанровым
своеобразием по тексту стихотворения.

Это стихотворное послание очень характерно для
лирики военных лет, в которой само понятие Родины
не только углубилось психологически, но и
приобрело более конкретный формы: за словом
Родина в лирических произведениях вставали
запоминающиеся черты реальных географических
широт, городов и деревень, лица родных людей, их
тревоги, любовь и ожидание. Такие стихи не
оставляли равнодушными ни солдат, готовившихся к
бою, ни тех, кто ждал их и верил в их возвращение.

Война в далеком от линии фронта Чистополе, не
знавшем бомбежек и грома орудий, была той же
жестокой войной и не позволяла забыть о себе,
оглушая тишиной. Об этом и многом другом – в
стихотворении Марии Петровых “Завтра день
рождения твоего…”. (Приложение
5.)

Как достигается достоверность передачи силы
переживаний героини?

Страдание почти не вырывается наружу. Печаль,
нежность, мужество, гнев выражены негромко, но
ими проникнуто каждое слово.

Эмоциональная сила стихотворения Петровых
усиливается прямыми обращениями, призывами. Они
полны внутреннего напряжения, создается даже
подобие диалога – проекция к собеседнику, к тому
образу, к которому направляет призывы лирическое
“я”.

Стихотворения Петровых, появлявшиеся в журнале
“Знамя” в военную пору, обращали на себя
внимание многих, запоминались. “Это были
короткие, но очень емкие лирические записи о
войне, о пережитом всеми нами. Очень современные,
почти сиюминутные, а ощущение возникало такое,
что это написано не на один день, не на один
год…”, — делится своими впечатлениями военный
корреспондент Яков Хелемский.

Написанные в минуты душевного напряжения,
непосредственно связанные с происходящими
событиями и являющиеся оперативными откликами
на них, письма-стихи военных лет воспринимаются
сейчас как документы эпохи, воссоздающие ее
колорит и атмосферу, помогают нам представить
сложный душевный мир целого поколения граждан
нашей страны, ставшего поколением победителей.
Они – тот мостик, который связывает нас, живущих
в начале XXI века, с теми, кто выстоял в суровых
испытаниях Великой Отечественной войны и во
многом определил дальнейшую судьбу всего мира.
Их мысли, их чувства хранят для нас строки стихов
и писем. Из сурового прошлого они обращаются к
своим адресатам, среди которых и вы, внуки и
правнуки Победителей.

Следующий: