А кто такой Юрий Айхенвальд в мире литературы? Что вы слышали, что вы знаете…

А кто такой Юрий Айхенвальд в мире литературы? Что вы слышали, что вы знаете о его творчестве?

  • Айх, преславный мой сосед, Собеседник и соратник, Сочинитель и поэт, Коренной шестидесятник. (Ю. Ким) Последняя книга, над которой трудился Айхенвальд, была о его корнях и генах, о дедах и отцах. Для этого он накопал в архивах горы всякого добра. Как и положено настоящему писателю, он все время был в непрерывной литературной деятельности -собирал материалы, писал, сочинял стихи, обдумывал дальнейшие планы. Если бы таких людей небо призывало к себе по принципу: «он исполнил свой земной долг»; «он завершил дело своей жизни»-то они жили бы бесконечно: их долги со временем лишь возрастают, а главному делу конца не видно. Для Айхенвальда во всю его жизнь оно определялось так: бескорыстное служение России — как и для всей настоящей русской интеллигенции в течение двух веков. Гражданином мира Айхенвальд никогда себя не полагал, Дон Кихота ему интересно было рассматривать на отечественной почве, и Сирано говорит у него по-русски и сплошь на наши больные темы . Профессия Айхенвальда целиком отвечала и оной главной задаче, и его горячей натуре правдоискателя и проповедника — словом, никем иным он не мог быть, как школьным учителем словесности в старших классах. Преподавание литературы в старших классах — захватывающее дело. Завести класс на диспут, на анализ, на мысль, разбирая сокровища прозы и поэзии. Добиться, чтобы восчувствовали, прониклись, чтобы сами открыли.. . У Айхенвальда школа продолжалась дома. Круг его знакомых и друзей на две трети состоит из бывших учеников. Разговор и диспут в этом кругу не прекращался (и не прекращается) никогда, но что особенно отличало Юрия — он был веротерпим, умел слушать и, если был неправ, умел это признавать. Родовой признак культурного человека. Встречается редко. Педагог, в пору бурного подписания крамольных петиций сразу оказывался вплотную перед вопросом: «А ты? » Айхенвальд, разумеется расписался. Из школы пришлось уйти. Не было бы счастья, да несчастье помогло: таким образом Айхенвальд стал только писателем, сочинительство из попутного занятия стало главным. Он написал две очень хорошие книги о Сумбатове-Южине и Остужеве. Занимался и просто поденщиной. Например, пересочинил либретто «Принцессы цирка» для кино. Это, так сказать, служба. Служение же тоже продолжилось, но по-своему. Нет, правозащитником Айхенвальд не стал, хотя знаком и дружен был чуть ли не со всеми диссидентами в Москве. И дома у него сам- и там-издат не переводился. Вот Айхенвальд и стал автором тамиздата. За 70-е годы у него вышло там несколько вольнолюбивых книг, из коих впереди всех совершенно крамольная-»Дон Кихот на русской почве». Он очень волновался накануне выхода очередной книжки. Он ждал репрессий и боялся их, но все-таки более всего он ждал самой книги и, дождавшись, гордился. Вот это особенно дорого — что хоть и боялся, а ждал и гордился. И кажется, была у него еще одна глубокая радость, радость, что дожил до новейших времен, до начала свободы, радость, которой кто-кто, а уж он-то всей своей жизнью, всем своим служением удостоился вполне.
  • ЮРИЙ АЙХЕНВАЛЬД: БИОГРАФИЯ 16 ноября 1928 — 28 июня 1993 российский поэт, переводчик, мемуарист, правозащитник БИОГРАФИЯ Дед, Юлий Айхенвальд, литературный критик, философ, публицист, был в 1922 выслан из СССР в составе группы видных деятелей русской культуры. Отец, Александр Айхенвальд (1899-1941) — экономист бухаринского направления, с 1933 находился в заключении, расстрелян. В 1938 была арестована его мать, репрессированы многие другие родственники. Во время войны учился в ремесленном училище, одновременно работал на заводе. Поступил в школу рабочей молодежи. Начал писать стихи, с 1944 стал посещать литературное объединение при издательстве «Молодая гвардия» , познакомился там с Александром Вольпиным и Наумом Коржавиным. Студентом Педагогического института (поступил в 1947) был в 1949 арестован «за антисоветские высказывания» , сослан на 10 лет в Караганду (там же отбывали ссылку А. Вольпин и Н. Коржавин) . В ссылке был в 1951 арестован повторно «за террористические высказывания» , с 1952 до 1955 находился в Ленинградской тюремной психиатрической больнице. После реабилитации (1955) закончил педагогический институт, с 1957 до 1968 преподавал литературу в старших классах школы. Публиковался с 1957. С 1960-х годов Айхенвальд и его дом, где постоянно собиралась либерально настроенная интеллигенция, был под пристальным наблюдением КГБ. В 1968 подписал письмо протеста против суда над Гинзбургом и Галансковым, был за это уволен из школы. Позже был восстановлен, но в школу не вернулся, стал свободным литератором. Выступал как литературный и театральный критик, переводчик, историк культуры. Публиковался в открытой печати (в советские годы — нередко под псевдонимами) , в сам- и тамиздате. Автор монографий о знаменитых актёрах Малого театра. Перевел драму Ростана «Сирано де Бержерак» , пьесу О. Заградника «Соло для часов с боем» , перевел и сделал сценические редакции драм Р. Стоянова «Мастера» , А. Мюссе «Лорензаччо» . Автор текста мюзикла «Человек из Ламанчи» . Переводил стихи с испанского языка для издательства «Художественная литература» . Переведенные им пьесы ставились в МХАТ, театре «Современник» , театре им. Вл. Маяковского. В 1975 на допросе в прокуратуре пережил обширный инфаркт, жил с тяжелой сердечной болезнью. Жена — Валерия Михайловна Герлин, педагог, правозащитник. Дочь — Александра Юрьевна Айхенвальд, лингвист. Похоронен на Домодедовском кладбище. КНИГИ •По грани острой. Книга стихов и прозы (Мюнхен, 1972) •Остужев (М. , 1977) •Високосный год. Книга стихов и прозы (Мюнхен, 1979) •Дон-Кихот на русской почве (2 тт. , Нью-Йорк, 1982—1984; переизд. Москва; Минск, 1996) •А. И. Сумбатов-Южин (М. , 1987) •Стихи и поэмы разных лет (М. , 1993, переизд. 1994) •Последние страницы: Воспоминания. Проза. Стихи (М. , 2003)
  • Юрий Айхенвальд — российский поэт, переводчик, мемуарист, правозащитник, человек сложной судьбы, был арестован в 1949 г. , сослан в Казахстан на 10 лет. У него выходили на Западе сборники стихов и прозы — «По грани острой» , «Високосный год» , и два тома исследования «Дон Кихот на русской почве» , его стихи и проза распространялись в самиздате, есть и сейчас. Профессор или слесарь, Писатель или врач, Без веса или с весом, А все равно хоть плачь! То небо штурмовали, То падали на дно, То шумно выбирали Из одного — одно.. . Пережигали в уголь. Сгноили. Упекли. Искали пятый угол. Под корень извели.. . Морочило, мололо, Выламывало так, Словно на Русь монгола Навел заклятый враг! А между прочим сами Крутили колесо: Калечили-кромсали, Чтоб только пронесло! Но все теперь иначе: Кто накопил — купил. Как много это значит Среди родных могил! Как много в этом слове: «Купить» , а не «отнять» ! — Товарищ, сколько стоит? — Давай, товарищ, пять! На этом и увязнут Истории клыки: Все мелкобуржуазны И все — большевики. (1971—72)



Следующий: