Помогите по литературе

Помогите по литературе.

  • Фабула стихотворения выстроена по законам драматургии: завязка (она же экспозиция) , развитие действия (имеющее свою драматургию) и стремительная развязка. Но перед нами не драматическое произведение, а лирическое стихотворение, где нет тех приёмов, которые свойственны драме, но есть свои – присущие лирике с её «теснотой стихотворного ряда» . Внешне строение « Анчара » просто: 9 строф, из которых 5 (больше половины) посвящены описанию анчара, убийственной силе его яда. Три следующие строфы – это, на первый взгляд, «рассказ» о рабе, посланном владыкой за ядом, добывшем и принесшем его, а затем умершем от соприкосновения с «древом яда» . Даже на первый взгляд перед нами трагедия, которая лишь кажется трагедией одного человека – раба. И последняя строфа – о том, зачем же понадобился яд владыке.
    Вернёмся к заглавию. Его роль не сводится только к обозначению темы стихотворения. Пушкина, с его абсолютным поэтическим слухом, привлекло звучание слова, составляющие название согласные [Н-Ч-Р] . Не случайно они «растеклись» по всему стихотворению, пропитали его, словно капли яда. Это становится ощутимым, когда читаешь стихотворение вслух.
    Первые 5 строф это тщательное, шаг за шагом, созидание образа анчара . Как в работе скульптора – отсекание лишнего. Тигр и птица «нейдут» к анчару и тем спасаются от смерти, «вихорь чёрный» входит в соприкосновение с древом яда, и сам становится смертельным для всех, кто случайно или по чьей-то воле столкнётся с ним. Таким же становится и дождь, обычно живительный для пустыни, для «жаждущих степей» : «И если туча оросит, Блуждая, лист его дремучий, С его ветвей, уж ядовит, Стекает дождь в песок горючий» . Анчар под пером Пушкина обретает черты, свойственные ОРУДИЮ смерти.
    Но образ анчара становится более осязаемым, если мы всмотримся в пейзаж, в центре которого изображается «древо яда» . Пейзаж лаконичен и выразителен. Основные средства изображения – эпитет и крупный план. Эпитет, помимо описательной, несёт оценочную, смысловую нагрузку. Весь ассоциативный ряд, выстроенный Пушкиным, показывает отличительное свойство пейзажа – он враждебен жизни, он – средоточие смерти. Поэтому пустыня не просто «чахлая» , а «скупая» , анчар «порождён» «природой жаждущих степей» «в день гнева» как ОРУДИЕ возмездия и смерти. Не для жизни – поэтому у него «зелень мёртвая ветвей» и «напитанные» ядом корни. Смерть, притаившаяся в анчаре как потенция, передаётся также изобилием слов, синонимичных этому слову: «зелень мёртвая ветвей» , «вихорь чёрный» , «древо смерти» , «мчится (…) уже тлетворный» , «смертная смола» . (Пушкин сознательно выстраивал этот синонимический ряд: об этом говорит замена в последнем случае эпитета «анчарная смола» на «смертную смолу»). Убедительным и страшным выглядит графический образ анчара : «как грозный часовой, стоит один во всей вселенной» . Пушкин прибегает к крупному плану, тем самым подчёркивая значимость образа. Кроме того, главное свойство анчара – быть орудием смерти – при таком изображении становится выпуклым.
    Таким образом, изображённая жизнь природы (в данном случае – смерть, царящая в природе) соотносится с состоянием человека. В том числе и лирического героя, и читателя. Это способствует тому, что изображение приобретает характер не единичного случая, а всеобщего закона. Следующая часть начинается словами «…человека человек» и относится, таким образом, ко времени, когда существовал «природный» (или «нравственный» ) человек, и отношения между людьми были отношениями равенства. Завершается же эта часть не менее выразительным противопоставлением: «И умер бедный раб у ног непобедимого владыки» .
    Стихотворный размер, четырёхстопный ямб, вполне передаёт экспрессию развивающегося сюжета и экспрессию чувств. Размер дважды нарушен малозаметными спондеями: «…его в день гнева породила» (день гнева) и «да ветвь с увядшими листами …» (да ветвь) . В первом случае мы, читая, невольно ослабляем ударение на слове «день» и усиливаем его на слове «гнева».

Предыдущий:

Следующий: