Как передает Фет трагедию любви в стих. Долго снились мне вопли рыданий твоих?

Как передает Фет трагедию любви в стих. Долго снились мне вопли рыданий твоих?

  • Афанасий Фет.

    Долго снились мне вопли рыданий твоих, —
    То был голос обиды, бессилия плач;
    Долго, долго мне снился тот радостный миг,
    Как тебя умолил я — несчастный палач.

    Проходили года, мы умели любить,
    Расцветала улыбка, грустила печаль;
    Проносились года, — и пришлось уходить:
    Уносило меня в неизвестную даль.

    Подала ты мне руку, спросила: «Идешь? »
    Чуть в глазах я заметил две капельки слез;
    Эти искры в глазах и холодную дрожь
    Я в бессонные ночи навек перенес.
    2 апреля 1886

    Певцом русской женщины называл себя Фет. Тема любви в его творчестве главная. Сам поэт утверждает, что это чувство «всегда останется зерном и центром, на который навивается всякая поэтическая нить» . Любовь — это тот волшебный кристалл, сквозь который поэт смотрит на мир.
    Была в жизни поэта женщина, ставшая на долгие годы трагической героиней его поэзии. Источником вдохновения для поэта явилась любовь его молодости — дочь сербского помещика Мария Лазич. Афанасию Фету было 28, Марии Лазич — 22. Он скоро понял, что их разговоры о романах Жорж Занд, чтение стихов перерастают в нечто иное, — в «гордиев узел любви» . Любовь их была столь сильна и высока, сколь и трагична. Лазич знала, что Фет никогда не женится на ней, тем не менее ее последними словами перед смертью было восклицание: «Виноват не он, а я!». Мария Лазич сгорела в огне. От брошенной спички загорелось ее кисейное платье. Пламя сбили, но ожоги были так сильны, что спасти Марию не удалось. Она скончалась на четвертые сутки в страшных мученияхТочные обстоятельства ее смерти так и не выяснены, но есть основания полагать, что это было самоубийство. Сознание косвенной вины и тяжести утраты тяготило Фета на протяжении всей его жизни, и результатом этого явилось «двоемирие» . Современники отмечали холодность, расчетливость и даже некоторую жестокость Фета в повседневной жизни. Но какой контраст это составляет с другим миром Фета — миром его лирических переживаний, воплощенных в его стихотворениях.
    Любимая для Фета — нравственный судия и идеал. Она имеет большую власть над поэтом на протяжении всей его жизни, хотя уже в 1850 году, вскоре после смерти Лазич, Фет пишет: «Идеальный мир мой разрушен давно». Влияние любимой женщины на поэта чувствуется и в стихотворении «Долго снились мне вопли рыданий твоих». Поэт называет себя «несчастным палачом», он остро чувствует свою вину за гибель любимой, и наказанием за это явились «две капельки слез» и «холодная дрожь», которые он в «бессонные ночи навек перенес».



    Мария Лазич.

    Безмерная тоска по утерянному давала пищу для создания прекрасных любовных стихотворений. В случае с Фетом этот факт кажется наиболее странным — как можно сначала губить девушку, а затем всю жизнь писать о ней возвышенные стихи? Потеря произвела на Фета столь глубокое впечатление, что поэт пережил некий катарсис, и результатом этого страдания явился гений Фета — он был допущен в высокую сферу поэзии, все его описание любимых переживаний и ощущение трагизма любви так сильно действует на читателя потому, что Фет сам пережил их, а его творческий гений облек эти переживания в стихотворную форму.




Предыдущий:

Следующий: