История написания стихотворения Тютчева «Фонтан». а так же идея стихотворения, главная тема и композиция

история написания стихотворения Тютчева «Фонтан». а так же идея стихотворения, главная тема и композиция…

  • Стихотворение Ф. И. Тютчева «Фонтан» было написано в 1836 году. Его я могла бы отнести к философской лирике Тютчева.
    Творчески усвоивший философско-истетические идеи немецкий романтиков, учение Шеллинга о единой «мировой душе» , поэт
    был убежден, что она находит свое выражение как в природе, так и во внутренней жизни человека.
    Природа и человек образуют в лирике Тютчева глубинное единство, граница между ними подвижна, проницаема. С этой
    точки постижение стихий природы есть созерцание самого себя в природе. Вот почему полна глубокого смысла двухчастная
    композиция сти-хотворения Тютчева «Фонтан» .
    Первая часть – это игра фонтана, который «облаком живым» , клубится» . Он прекра-сен, велик и легок, он стремится
    коснуться «высоты заветной» , но «ниспасть на землю осужден» , как только коснулся неба. Стихия воды в образе фонтана –
    это всего лишь часть природы, а части не под силу постигнуть целое.
    Вторая часть – это сопоставление водной стихии фонтана с водометом «смертной мысли» , который также рвется к небу, но
    «длань незримо-роковая» преломляет «луч» «неистощимого» «водомета» .
    Так рождается тютчевское неприятие самоутверждения и своеволия личности, столь свойственное многим течениям
    романтичной литературы. Мнимое величье человеческой мысли – это всего лишь забава, созданная Высшим Началом. «Водомет»
    мысли подобен фонтану, созданному человеком для своей забавы.
    Ирония поэта очевидна:
    О смертной мысли водомет,
    О водомет неистощимый!
    Какой закон непостижимый
    Тебя стремит, тебя мятет!
    С обощенно-целостным взглядом на мир природы и человека связано отсутствие в стихотворении буднично-прозаических
    подробностей. Здесь присутствуют элементы оди-ческой традиции XVIII века, торжественной величавой речи. Однако эта
    традиция высту-пает у Тютчева в романтически преображенном виде, своеобразно скрещивается с харак-терной для немецкой
    романтической лирики формой фрагмента. Острота столкновения столь разнородных жанровых традиций в стихотворении «Фонтан»
    подчеркивает проти-воречивое сознание современного человека, многомерность и сложность бытия. Здесь мы наблюдаем
    ораторские, дидактические интонации, витийственно-пророческий пафос.
    Неожиданны, непредсказуемы тютчевские эпитеты и метафоры, передающие игру природных сил воды и силы разума.
    Стихия фонтана уподобляется пламени: «пламенеет» , «влажный дым» , «лучом под-нявшись к небу» , «пылью огнецветной
    ниспасть» , «осужден» . Это очень напоминает и ис-торию об Икаре, и историю о Прометее. В стихотворении два раза
    повторяется слово «луч» . «Луч фонтана» и «луч» «смертной мысли» . Это сопоставление подчеркивает тщет-ность стремлений
    гордыни человека постигнуть Неба как Высшее Начало.
    Заметим, что Истина предстает в образе длани, причем определение «незримо-роковое» подчеркивает неизбежность падения
    на землю, несмотря на упорство и жадность к постижению неба смертным лучом.
    Поэт объединят изображение природной стихии и трагическое раздумье о жизни че-ловека. Это придает стихотворению
    символически-философский смысл, а мысль Тютчева обретает выразительность, живую образную плоть.
    Водная стихия в стихотворении очеловечена, одухотворена. Она внутренне понятна и близка человеку. Словно живое,
    мыслящее существо она именно «живым» облаком клу-бится. Стихотворение обращено к читателю: «Смотри,…» .
    Автор выступает в роли учителя-провидца, который дает наглядный урок своим ученикам.
    Первая часть – это созерцание примера из жизни природы. Вторая часть – это вывод и сопоставление о жизни человека.
    Мне очень понравилось стихотворение Ф. И. Тютчева «Фонтан» . Особенно хотелось бы отметить невиданную свободу мышления
    поэта, импровизационность, непосредствен-ность и естественность выражения чувств и мыслей.
  • * Смотри, как облаком живым
    * Фонтан сияющий клубится;
    * Как пламенеет, как дробится
    * Его на солнце влажный дым.
    * Лучом поднявшись к небу, он
    * Коснулся высоты заветной —
    * И снова пылью огнецветной
    * Ниспасть на землю осужден.
    * О смертной мысли водомет,
    * О водомет неистощимый,
    * Какой закон непостижимый
    * Тебя стремит, тебя мятет?
    * Как жадно к небу рвешься ты!
    * Но длань незримо-роковая,
    * Твой луч упорный преломляя,
    * Сверкает в брызгах с высоты.

    На первый взгляд, перед нами характерное двойное проведение темы по фольклорному типу («психологический параллелизм») : «фонтан» как явление внешнего мира и «водомет» как процесс мысли. Действительно, подобный ход встречается у Тютчева, хотя в форме «двойчаток» весьма редко: два «чистых» примера («Поток сгустился и тускнеет…» , «Еще земли печален вид…») , но композиция «Фонтана» проработана гораздо глубже. Параллелизм предназначен для указания на единство, но в «Фонтане» перводеление способствовало сильному разбеганию частей. Избыточной защиты не получилось. Первая строфа — прекрасная, многоцветная картина для созерцания, картинность почти заслоняет драму ниспадения струи. Кроме того, детали картины, замыкаясь на себя, отклоняются от прямой соотнесенности со второй строфой, с «водометом» . Все метафоры «Фонтана» («облако» , «сияющий» , «пламенеет» , «дробится» , «дым» , «лучом» , «пылью огнецветной» ) уводят от водной стихии к яркой изобразительности других стихий. (О воде напоминает лишь «метафора метафоры» — «влажный дым». ) Усилие контраста еще и в том, что «мысль смертная» , а «облако живое» . Созерцательности первой части противопоставлен во второй страстно-волевой порыв, внеизобразительный и по существу музыкальный. Вторая часть, таким образом, драматически сосредоточена на себе в напрасном сопротивлении «длани незримо-роковой» , разрывает параллелизм «фонтана» и «водомета» . Лишь два последних стиха напряженно восстанавливают композиционно-смысловое единство стихотворения, сшивая обе строфы, как нитью, образом «луча» , прежде чем он рассыплется «пылью» и «брызгами» . Заодно последние два стиха возвращают «фонтану» и картинность, и мифологему воды. В результате мы наблюдаем как расколотость двух частей, так и стремление уравновесить их симметрией, повтором ситуации, диффузией образов — то есть все то, что мы в начале нашего текста назвали гиперкомпенсацией конструктивных усилий.




Предыдущий:

Следующий: